Герб города Кирсанова

Равер
Как меньшевики, эсеры помогали большевикам в управлении соввласти

В 1917 году, после февральской революции я прибыл в г. Кирсанов в отпуск, где пробыл некоторое время, около месяца. В это время в Кирсанове только как будто бы начиналась революция. Во главе движения стоял тогда С.Р. Павлов присяжный поверенный, Бажанов, который был комиссаром от временного правительства. Тогда еще существовала Земская Управа, где заседали кадеты с.р.н.с. бывший тогда Совет Крестьянских Депутатов, находился под влиянием С.Р. Существующая тогда группа С.Д. большевиков, как-то: т. Авербаха интеллигента т. Цейтлина тоже, Беломутцева, Ратникова, Ивенского, Скотникова и др. крестьян неграмотных еще не давали себя чувствовать, так как тогда еще было с.р. большинство везде, и тем более в таком маленьком захолустном городе. Помню, что в это время готовилась компания выборов в Учредительное Собрание, где С.Р. пользовались большинством. Одним словом видно было, что в Кирсановском уезде С.Р. имели глубокие корни. Будучи сам С.Р., я также принимал участие в партработе. После я уехал и приехал уже в 1918 году. И не смотря на то, что во многих городах работал становилась на большую ногу, в этом городе работа большевиков ни в чем себя не проявила и только на первом Съезде Советов Крестьянских Депутатов, кстати здесь уже приехал т. Агейкин, матрос Сатанин, но здесь на съезде сразу был заложен фундамент Совета уезда в большевистском духе и тут же на съезде произошла первая схватка между большевиками и С.Р. Здесь при голосовании сразу же разбились голоса. Некоторые называли себя большевиками, другие лев. С.Р. и тут же был избран Исполком в 45 человек большинство большевики. Во время распределения постов не обошлось и без инцидента. Большевики старались проводить своих, между прочим секретарем УИКА был С.Р. Павлов, который скоро был сменен по настоянию большевиков, так как Павлов не соглашался с тактикой принятой Большевиками.

Первое время заседания УИКА были открыты для всех, потом после инцидента, имевшего с командиром полка Михневичем С.Д. Интернационалистом Л.С.Р. Прокофьевым и большевиком Скотниковым и др. вызванного самым главным образом за неудовлетворение своевременно пайком, обмундированием для добровольцев, а также в связи с приказом Троцкого о введении дисциплины, которую начал проводить Михневич обострило отношение между кр-цами и комсоставом чуть не бунтом, и только благодаря тов. Авербаха, части были призваны к порядку. Постановлением УИКА создана была тогда комиссия на паритетных началах, с представителями всех партий, которые вели следствие, причем преступность за тов. Прокофьевым не была обнаружена, также не было доказано преступность Михневича, что же касается остальных, то за ними были грехи, как-то: присвоение имущества и т.п. После все арестованные были переведены постановлением УИКА, в городской арестный дом, начальником милиции Антоновым, которых пришлось охранять у ардома, во избежании нападения со стороны красноармейцев. Между прочим в это время была конференция эсеров Центра, которая обсуждала этот вопрос и просила УИКА дать на поруки до суда Михневич и Прокофьева. Также необходимо указать, что арест Михневича восстановил против УИКА милицию, во главе Антонова и его помощников Заева и Лощилина. На конференции эсэров главным образом вопрос стоял о дальнейшей работе эсэров с большевиками, были течения вести работу совместную с большевиками, к которым примыкал Ревер, Павлов и Можаров. Но были течения, совершенно не хотели вести совместную работу, особенно это Павел Перекальский, Пигалев Александров, Милохин, Голубев и ряд других, которые призывали к террору и организации боевых ячеек. После долгих прений было принято постановление не разрешать занимать ответпосты эс-ср, организовать боевые ячейки по добыче оружия через милицию и полк. При чем были назначены ответственные организаторы, как-то Пигалев, Гричин и брат Антонова Дмитрий. С тех пор нужно считать, что эсэровская организация в Кирсановском уезде перешла на полуподпольную работу, так как большевики начали относиться очень недоверчиво к эсэрам, особенно после инцидента с полком, так как восстание в Тамбове совпало с мобилизацией и мобилизованные в Кирсанове начали волноваться, разоружили пришедшего к ним Военкома. Мною было предложено тов. Сатанину немедленно отложить мобилизацию, так как это был единственный выход и к бескровной ликвидации возможных событий. На что тов. Сатанин не согласился, сказав мне, что я иду против распоряжений Советской власти, но после он убедился и на второй день был издан приказ об отменении мобилизации на время. Так кончился инцидент с мобилизованными в Кирсанове. Между прочим из Кирсанова был послан отряд на помощь красным частям, на подавление Тамбовского восстания. О результате поездки не помню. В это время в город начали стекаться силы коммунаров с волостей, как например, отряд Богородицкой волости во главе с одной женщиной. Необходимо отметить, что местная организация эсэров никакого содействия Тамбовскому восстанию не оказывали. Также в инциденте с мобилизованными в г. Кирсанове. Антонов с своим отрядом милиции в конном строю разъезжал по городу в это время и держался в стороне событий. Теперь, касаясь состава Исполкома, то в большинстве были товарищи демобилизованные из армии. Среди них были товарищи преданные душой и телом, но были люди “времени”. В дни восстания левых эсэров в Москве местная организация эсэров отнеслась сочувственно, за что и был закрыт комитет их и распущена организация уисполкомом и постановлением партии РКП. После чего многие левые эсэры перешли к большевикам. Еще необходимо отметить один штрих в работе эсэров несмотря на постановление о запрещении занятия ответственных постов эсэрам, между прочим один эсэр Нуждин занимал ответственный пост при тов. Сатанине, когда Сатанин занимал Комиссара Внутренних Дел и к Нуждину Сатанин относился с большим доверием, не зная в действительности кто такой Нуждин.

В эти дни Саратовского восстания, в Кирсанов приезжал эсэр Ракитников, который и остановился на квартире Павлова и Нуждин приносил ему протоколы заседаний тогдашнего Совнаркома, из коих Ракитников списывал.

Касаясь личности Антонова и Заева и Лощинина, то необходимо сказать тогдашней Учека сделана была ошибка тем, что не систематизирован материал по делу пойманных Лощилина и Заева и не вела строго конспиративной работы, что дало возможность Антонову скрыться окончательно с глаз местных властей и в конце концов Антонов принес много вреда Советской Республике и в частности Тамбовской губернии.

Бывший с.р. Равер.