Герб города Кирсанова

Помазов Cергей Cеменович
Материал к истории революционного движения в Кирсановском уезде

До Февральской Революции о каком-либо революционном движении в Кирсановском уезде слышно не было. Настроение масс в момент начавшейся революции в Центре было выжидательно тревожное. Тамбовский губернатор обратился в весьма мягких выражениях через расклеенные объявления к населению с призывом оставаться покойным и терпеливо ждать, не доверяясь слухам, официальных известий о происходящем. Первое массовое выступление по получении сведений о падении монархии было со стороны солдат II-го запасного кавалерийского полка, арестовавших свое офицерство и убивших некоторых из них. Указанные кавалеристы с присоединившимися к ним рабочим организовали первую уличную демонстрацию с красными знаменами. Власть в городе переходит в руки “Демократической Думы” во главе с кадетами врачом Медведевским, потом учителем Каменевым. Эсэр Баженов выступает в роли кажется комиссара по крестьянским делам. Меньшевик офицер Михневич - комиссар кавалерийского полка. Приблизительно в мае организуется объединенная группа С.Д. куда вошли Михневич, офицер Солодников - меньшевик, Авербах - большевик, я, с направлением интернационалиста. Всего было зарегистрировано около 50 человек преимущественно из интеллигенции - учительства. Указанная группа была зарегистрирована в Москве в комитете объединенной партии С.Д. как объединение с большевистски-интернационалистским направлением. О работе названной организации материала не имею так как я в мае выбыл из Кирсанова и не возвращался до осени. О существовании большевистской организации мне не было известно.

Октябрьский переворот ничем видимо не был отмечен в Кирсанове. Весной 1918 года у власти должны были стать Коммунисты, которых ждали из волости прямо от сохи, что вызывало у обывателей некоторое недоумение и даже опасение. Один из местных врачей из кадетов по этому поводу спрашивал меня, как сторонника Коммунистов, - “Что ж теперь вы с нами будете делать, в сметане жарить, да есть?” на что, глядя на его комплекцию, я отвечал шутя, что его и без сметаны было бы не дурно скушать.

“Демократическая Дума” была настроена так, что еще собиралась думать так просто уступать место корявым большевикам.

Когда затем большевизм стал расти и привлекать в свои ряды большие силы рабочих и крестьян, весной в 1918 года, приехавший на время после ареста Михневич предлагал мне взять на себя инициативу организации в Кирсанове группы С.Д.-интернационалистов, как я понял, с целью отвлечения некоторой части масс от уклона к большевизму, если меньшевизм уже потерял силу своего влечения. Я, не имевший к этому времени никакой связи ни с какой партией, и определенно отошедший в сторону Коммунизма, отказался от предлагаемой миссии.

Мое отсутствие затем в Кирсанове с конца мая 1918 года по январь-февраль 1919 года и отъезды до этого мне пополнить настоящий материал более ценными данными.

4-го мая 1922 года