Герб города Кирсанова

"Жили за счет общественной благотворительности"

Нам остается теперь, на основании тамбовских архивных актов, познакомить читателей с теми чиновниками, которые, оставив по разным причинам службу, жили на счет общественной благотворительности. Вот случай в этом именно роде.

22 августа 1822 года в Кирсанов привезли из Петербурга одного чиновника по фамилии Щелкунов, и сдали его под расписку городничему Рожанскому. Приезжему было лет 60. Выслали его из столицы за беспокойный, надоедливый характер. Щелкунов был человек бедный, и вот он во имя своего "обер-офицерства" стал приставать к разным высокопоставленным лицам, требуя с них денег. Со своими просьбами, словесными и письменными, он обращался даже к членам царской фамилии и к самому императору Александру I и притом очень удачно. В 1818 году государь пожаловал ему через князя Волконского 500 рублей. Это вскружило голову бедному Щелкунову и он стал чрезвычайно назойлив по отношению к петербургской аристократии. За это его и выслали из столицы.

В Кирсанове Щелкунова поместили в доме мещанина Ширяева и смотрели за ним очень строго, местные обыватели обязаны были подпискою не знакомиться и даже не разговаривать с ним. Кроме того, почтовому начальству было сообщено, чтобы от Щелкунова не принимать никакой корреспонденции, "а наипаче прошений и писем к высокопоставленным особам".

Тогда Щелкунов со своими прошениями стал нападать на проезжавших сановников. У одного из них, именно у А.Л. Нарышкина, он сумел выпросить 50 рублей. Эта значительная подачка дала ему возможность на несколько времени зажить припеваючи. Но Щелкунову, привыкшему писать прошения, стало скучно в Кирсанове и вот он сочинил и передал губернатору Крюкову жалобу на городничего Рожанского. В этом прошении кирсановский городничий обвинялся в следующих преступлениях: "Рожанский просил с меня, - доносил Щелкунов, - 25 рублей, как только узнал, что А.Л. Нарышкин, по знакомству еще в С.-Петербурге, подарил мне 50 рублей, имущество мое распродал, а самого меня посадил в холодную. Рвавши на мне мундир, кричал - заморю тебя голодом до смерти! Все сие Рожанский чинил пьяный, имея в комнате большую бутыль вина, а малых с разным вином до 50. Кроме того, он же Рожанский брал у мужиков и купцов на базаре осетрину и иную рыбу, якобы для освидетельствования, а на деле вся сия рыба шла в кухню и в погреб городничаго".

"Хожу я, - писал далее доносчик уже относительно горожан города Кирсанова, - в храм Божий для пения на клиросе: однако жители, пренебрегая меня, не зовут обедать. Вот жизнь около 60 лет прожившего обер-офицера!".

В заключение Щелкунов просил губернатора снестись с кирсановским уездным предводителем дворянства Хвощинским и предложил ему подписку между дворянами Кирсановского уезда в пользу его, просителя.

Результатом просительских искательств было то, что Щелкунова перевели в город Борисоглебск, где он и умер 23 декабря 1824 года.