Герб города Кирсанова

1921-1922 учебный год.

Год большого голода, холода, разрухи во всем.

Конец августа месяца. Здание школы продолжает быть занятым Особым отделом. Напрашиваемся в школу 2-й ступени и 10/IX начинаем занятия. Учащиеся 352, групп 11. Школа функционирует как школа семилетка.

К занятиям подготовились еще летом, тогда были разработаны программы и планы занятий, и, достав бумаги, впервые в послереволюционный период заготовили классные журналы.

С самого начала ноября начались крепкие морозы. Здание не отапливалось, стены быстро настыли, покрылись инеем, в классах стало очень холодно. Обувь плохая, одежда плохая, учащиеся сильно мерзли. Кое-как дотянули до декабря и занятия прекратили. На какое время сказать было нельзя, но уже с мечтой возобновить занятия в своем здании.

Силы Антонова были разбиты еще в начале лета, значит, и Особый отдел, как учреждение временное, раньше или позже, но должен быть ликвидирован, и здание школы должно быть им освобождено. Учитывая это, я и летом и осенью толкался по учреждениям с целью раздобыть нужных материалов для ремонта. Но нигде ничего не было, то ровно ничего и достать было нельзя. Здание школы приводить в порядок и приспособить к занятиям надо, а средств никаких. Решили нужное сделать за счет родителей. Ситуация была такая, что я не допускал, чтобы подлежал за это ответственности. Учащиеся школы держались крепко, и мы рассчитывали на успех. Обошли родителей, посоветовались и старались склонить их на это дело. На состоявшемся родительском собрании самообложение прошло спокойно. Установили по 50.000 с каждого учащегося. Находящихся в нужде, самообложение не затрагивало. По нынешнему курсу рубля на каждого учащегося родители соглашались внести что-то около 5-ти рублей.

Для помощи в ремонте была избрана комиссия. Здание почистили, более разрушенные комнаты забили наглухо. В остальных комнатах вместо разбитых стекол вставили доски, заказали и установили в классах железные печки, купили дров.

С 27/II приступили к занятиям.

В начале этого года было введено единоначальное управление школой вместо бывшего коллективного. И на 1-й и на 2-й ступени введено звание "Заведующего школой". По избранию коллектива я стал заведующим нашей школой.

В налаживании школьных дел коллектив во всем проявлял свою заботу и вкладывал все свои силы. При высокой квалификации учителей и эффект был большой. С отстающими учащимися проводились дополнительные занятия. В марте месяце был организован "Ученический комитет". Все это новое, все по собственной инициативе, для улучшения школьного дела. Школьная работа не по переживаемому тяжелому времени и условиям жизни протекала нормально и удовлетворительно, а ведь славные люди нашего коллектива ни в чем обеспечены не были, голодали и жили дома в промозглых, не отапливаемых комнатах.

Сторожа дошли до полного истощения и просто не в состоянии были выходить на работу. Поставили вопрос на ученическом комитете, и учащиеся с 1 апреля поклассно техслужащим приносили щи, хлеб, соль и др.

Кончили классные занятия. Провели по классам коллоквиумы, на основании чего и переводили учащихся в следующие классы.

Учебный год закончили 27-го июня.

1-го мая впервые по Кирсанову были проведены в общегородском масштабе Первомайские торжества. С большим энтузиазмом все в школе готовились к этому дню. Подготовили революционные песни и во время демонстрации увлеченно пели их. После демонстрации учащиеся младших классов направились в школу на "Литературное утро", а старшеклассники были приглашены на "Литературно-музыкальный вечер". Для всех праздник был полон памятного удовлетворения. В то время о танцах никому и в голову не приходило.

В 1919-1920 гг. я состоял лектором местного Гарнизонного политпросвета, вплоть до его ликвидации 20/III-1920 г.

С июня 1920 г. по март 1922 г. привлекался без отрыва от школы к работе УОНО, где сперва был школьным инструктором, а затем заведующим Отделом социального воспитания - Усоцвоса (Школы и детские дома).

С 1920 г. со времени объединения местного учительства в Союз работников просвещения, я был ряд лет избираем в Правление У. Отделения Союза. Права и полномочия Союза были тогда иными, чем сейчас. В сферу деятельности Союза входили не только чисто союзные дела, но и назначения, увольнения учителей, комплектования школ и др. Все такие вопросы решались в РКК представителями УОНО и Правления У. Отделения Союза на равных началах. Был период, когда и выдача зарплаты учителям производилась У. Отделением Союза, что и лежало на мне, как казначее Правления.

Шел 1922 год и было так, что о положении школ не только по уезду, а и в самом Кирсанове в УОНО никакой ясности не было.

Возникла необходимость пересмотреть школьную сеть полностью и города, и деревни, каковое дело и начали с мая месяца.

Я скажу только о делах по городу. Напомню, что при реформе школы 31/X-1918 г. в городе было создано 14 школ 1-й ступени и 2 школы 2-й ступени. Оказалось, что за истекшие тяжелые годы, предоставленные самим себе многие школы не устояли в их жизненной борьбе за свое существование. Одни остались без учителей, другие - без учеников, иные - без помещения и нужного инвентаря и исчезли с лица земли так, что ни у кого по себе не оставили даже воспоминания. Я единственный, который может о них что-либо сказать.

На 1922 год остались лишь такие школы:
1. Школа 1-ая 2-й ступени. Заведующий Тарасов Тимофей Харитонович. Здание - бывшее реальное училище, потом педучилище, теперь школа-интернат.
2. Школа - семилетка. Заведующий Белоусов Аркадий Онисимович. Здание - Женская гимназия, теперь средняя школа № 1.
3. Школа 1-й ступени № 1. Заведующий Головинов Александр Алексеевич. Здание - бывшее Высшее начальное училище. Теперь Дом культуры.
4. Школа 1-й ступени № 3. Добросердова Анна Алексеевна. Здание - 3 комнаты нынешней школы № 2, некогда Городской Думы. Забегая вперед скажу, что из указанных школ потом еще две не уцелели: 1-ая школа 2 ступени и 1-я школа 1-й ступени, что было не по воле или вине коллектива. Школы средние теперешние потом возникли. 2-ая - стараниями Шубина Ф.А., 3-я - по воле судеб, на оставленном добре прекратившего свое существования Рабфака (Рабочий факультет - прим. сост.), в чем заслуг ничьих не было.

Любопытно, какая была тогда наша зарплата. К сожалению, у меня ведомости такой не сохранилось, но есть Требовательная ведомость на выдачу жалования за март месяц 1922 года Правлению Союза УИспрос. Примерно такие же оклады были и у наших учителей, и я их привожу:
1. Федченко С.А. (председатель правления) - 8.450.000 р.
2. Львов Н.П. (секретарь пр.) - 8.450.000 р.
3. Белоусов А.О. (казначей) - 4.225.000 р.
Половинная сумма зарплаты выдавалась деньгами и половина удерживалась за довольно скромный паек.
4. Алипова С.П. (бухгалтер) - 5.800.000 р.
5. Воскресенская М.Н. (делопр.) - 5.800.000 р.
6. Иванов В.Ф. (тех. сл.) - 5.800.000 р.

Размер зарплаты, как и всегда, зависел от разряда, по которому был проквалифицирован работник и от количества часов нагрузки. Я имел 12 разряд, нагрузка 1 1/2 нормы. Ставка по 12 разряду была: январь - 1.137.000 р., февраль - 2.590.000 р., март 5.380.000 р., апрель выше.

В марте моя зарплата была выше 8.000.000 р. Примерно половина зарплаты удерживалась за выдаваемый паек.