Герб города Кирсанова

Жукова Татьяна Степановна

Жукова Т.С.

Вдовы Великой Отечественной войны… Их было миллионы - жен, не дождавшихся мужей с войны. Их и сейчас немало. Слушая их рассказы, еще раз осознаешь и немыслимую тяжесть утрат, которые принесла война и огромную силу тех, кто ждал и верил, кто любил и любит до сих пор.

В годы войны всем было трудно, и тем, кто воевал на фронте, и тем, кто работал в тылу. На этой фотографии мы видим пожилую женщину, которая разделила горькую судьбу всех наших женщин, вынесших все тяготы тех лет на своих хрупких женских плечах. Минувшие годы, конечно же не прибавили ей сил и здоровья, но она дожила до 88 лет.

Когда грянула война, Татьяне Степановне Жуковой еще не было и тридцати лет, но она уже пережила две смерти: умерли друг за другом два маленьких сына.

Как только была объявлена мобилизация, многие кирсановцы пошли добровольцами на фронт. Ушел воевать с фашистами на второй день после начала войны и ее муж Аркадий. На руках у нее осталась трехлетняя дочка Валя и вот-вот должен был родится еще ребенок. Когда муж уходил, то сказал: "Береги наших дочерей". Он как чувствовал, что родится дочь. И через неделю после того страшного дня - 22 июня - 2 нее родилась дочь Рая.

Было очень трудно: начиналась уборочная страда - самое напряженное время в колхозе. А еще на плечи почти одних женщин легли заботы страды и всю мужскую работу пришлось выполнять женскими руками. Пропадала в поле с раннего утра до темноты. Фронту нужен был хлеб, да и самой с двумя маленькими детьми нужно было как-то кормиться. Приходилось работать иногда и по ночам. Трудодень, пусть почти не оплачиваемый, надо выработать. А главное, понимали: нет других работников в колхозе, кроме подростков да женщин, здоровые мужчины все на войне. Уже на скольких пришли похоронки.

Однажды дочка Валюша забежала в дом и сказала: "А нам тетя-почтальон какую-то бумажку принесла". Это было извещение о том, что ее муж пропал без вести. Позже сослуживец Аркадия, вернувшийся с войны, поведал подробности, которые, несмотря на их трагическую суть, оставляли все-таки надежду. Товарищ видел его последний раз раненым, но еще живым. И она ждала, надеялась на чудо. И только уже по прошествию трех лет после окончания войны поняла, что ждать и надеяться не на что.

Но надо было жить. Война отобрала мужа. Зато наградила работой не до седьмого, а до пятнадцатого пота. Пока на полях не было всходов, окапывали в колхозном саду яблони, приводили в порядок после зимы ток, потом брались за тяпки, пропалывали свеклу, картошку. Наступал сенокос - меняли тяпки на грабли и вилы. А тут уже уборка хлебов - вязать в снопы, скирдовать, работа на току до темноты. И все вручную. И все без оглядки на то, что тяжело, неподъемно.

А дома ждали две еще совсем маленькие дочки. Их нужно было покормить, обстирать, да еще огород, небольшое хозяйство: куры, утки, два поросенка. Помогала ей в этом мать, которая жила совсем рядом. Было иногда голодно. По весне собирали перезимовавшую в поле картошку, съедобную траву, щавель, готовили из них суп и лепешки. За дровами для печи ходила вместе с семи-восьмилетней дочерью за два километра, а зимой к тому же по снегу.

В глазах Татьяны Степановны уже нет прежней синевы. Ее застлали, затуманили слезы. Сколько их пролито за военные и послевоенные годы.

Говорит вдова о детях, внуках и правнуках, которых у нее уже трое. А потом опять о муже. Не мертвом - живом. Вспоминает самые скромные мгновенья своей недолгой семейной жизни. И опять будто сбрасывает груз лет. Моложавыми движениями поправляет платье, волосы и платок.

Школа № 1. г. Кирсанова