Герб города Кирсанова

«Народная нива». Газета общественной жизни.

8 августа 1914 г. (№ 58)
Воззвание Кирсановского комитета.

Избранный Кирсановскою городскою думой, комитет по устройству в Кирсанове лазарета для больных и раненых воинов, объявляет, что согласно постановления Городской Думы, в Кирсанове открывается городской лазарет на 30 кроватей для больных и раненых воинов, направляемых с театра военных действий в г. Кирсанов.

Комитет обращается к жителям гор. Кирсанова с следующим воззванием: «Граждане! В страшный и решительный момент, когда Россия вынуждена вступить в мировую борьбу за целость свою, могущество и существование славянских государств, каждый из нас обязан наилучшим образом проявить свой священный долг перед Отечеством. Вспомните на минуту ужас и страдание наших братий, живущих на границах смежных воюющих государств, их личную и имущественную опасность, представьте то разорение, которое там должно последовать за войной и поймете, как ничтожно мы участвует в предстоящей кровопролитной и опустошительной войне и как много обязаны мы сделать и жертвовать, чтобы хоть сколько-нибудь смягчить эти бедствия. Сейчас уже Москва с ее районом, в состав которого вошел и г. Кирсанов, приняла решение устроить лазареты на ПЯТЬДЕСЯТ ТЫСЯЧ человек. Через несколько дней и мы должны дать у себя приют 30 раненым. Спешите нести пожертвования, помогите устроить лазарет сейчас же!! Несчастным должен считать себя тот человек, который не найдет отклика в своей душе в настоящий роковой час и не окажет должной помощи братьям своим, ушедшим в кровавый бой и их семьям, вверенным нашим попечениям.. Теперь как и всегда, главная тяжесть лишений выпала на долю всегда покорного судьбе, нашего защитника, серого крестьянина, измученного трудом рабочего и бедного гражданина, поэтому всякий имущий человек обязан принести для спасения отечества все, сколько бы от него не потребовалось. В нашей истории бывали моменты, когда даже сосуды и утварь церковная уничтожалась для войны. Не менее грозное время и теперь, а в такие минуты нужны не слова, а дела! Так делайте же… Все как один должны направлять отечество свое к победам и славе. Без этого Бог не примет победных молений наших и Царь не услышит заздравных приветствий.

Пожертвования Комитет покорнейше просит направлять в Городскую Управу, которые будут приняты с глубокой благодарностью. Пожертвования принимаются от 10 час. до 2 час. дня, деньгами, бельем, мебелью, железными кроватями с матрацами, подушками и др. пред. Лиц, желающих принять участие личным трудом по уходу за больными и ранеными воинами просят обращаться в Комитет при Городской Управе.

13 августа 1914 г. (№ 59)
На войну убежал.

У помощника заведующего кирсановским казенным винным складом К.А. Алабушева тринадцатилетний сын Борис с самого начала войны сильно волновался и, читая с большим интересом газеты, стремился и сам принять участие в военных действиях, о чем неоднократно высказывал своим товарищам. Наконец, 8 августа, мальчик изчез из дому, ушел утром часов около девяти и не пришел более. Встревоженные родители, прождав сына до вечера, на другой день заявили полиции. В Кирсанове мальчика, конечно, нигде не оказалось. Как предполагают, юный герой уехал из Кирсанова в направлении к месту войны, пристроившись где-нибудь в поезде железной дороги, или с каким-нибудь из проходивших через Кирсанов эшелонов войск.

Убийство за пачку папирос.
18 июля, в первый день мобилизации в Кирсанове
, при содействии партии запасных нижних чинов на сборный пункт в Кирсанов, запасный нижний чин из крестьян села Балыклея, Василий Мизайлович Рязанцев, зашел в мелочную лавку Алексея Емельянова Мисюрева, в селе Ясачном Балыклее, купить себе папирос, и, взяв пачку и, распечатав ее, в шутку ли или всерьез не заплатил за нее стоимости ее 5-ть или 6 копеек. Лавочник Мисюрьев вспылил и вытолкал Рязанцева из лавки на улицу. При выталкивании Рязанцев ударил кулаком Мисюрьева. Тогда разъяренный Мисюрьев, взяв висевшее у него на стене дробовое ружье, выстрелил в Рязанцева. Заряд попал в правую сторону головы и убил на повал Рязанцева.
Мисюрев арестован.

Самоубийство в отчаянии.
В селе Париевке 8 июля, часов в 11 дня найдена повесившейся на погребице дома крестьянина этого села Козьмы Шальнева жена его Матрена Власова Шальнева. Несчастная около 10 лет страдала болезнью ноги и, потеряв всякую надежду на выздоровление, с отчаяния покончила с своею жизнью самоубийством.

19 августа 1914 г. (№ 60)
Помещение под лазарет для раненых воинов
снято в доме Щербинина, близ железнодорожного вокзала, бывшее здание тюрьмы. Помещение отремонтировано и устроено очень удобно. На добровольные пожертвования кирсановцев устраиваются 60 кроватей.

Нечаянное убийство мальчика.
23 июля в саду дворянки Чичериной, при деревне Ширяевке, Богдановской волости, крестьянин села Богданова, Василий Иларионов Шеляхин, карауливший этот сад, выстрелил нечаянно из ружья заряженного дробью. Заряд попал в голову другого караульного сада, пятнадцатилетнего крестьянского мальчика из села Перевоза, Константина Ефимова Катасонова, караулившего сад. Мальчик через четверо суток, не приходя в сознание, скончался в 7 часов вечера, 27 июля.

Двадцать пять копеечек за бутылочку пива.
Запрещение, с началом войны, продажи водки и пива, дающее такие благодетельные, хорошие результаты как повсеместное прекращение всякого рода хулиганств, безобразий и многочисленных убийств, породило в Кирсанове героев другого пошиба, «рыцарей» наживы на народном бедствии. Недавно мы сообщали на страницах «Народной нивы», как один из крупных кирсановских бакалейных торговцев г. Силов, имеющий в Кирсанове два больших ренсковых погреба, с громадными гастрономическими и бакалейными магазинами, позволил себе в дни мобилизации тайную продажу хиной водки с заднего хода. Теперь приходится вновь констатировать факт тайной продажи пива, допущенный другим кирсановским «торговцем-рыцарем» легкой незаконной наживы, Василием Ивановичем Савцовым, имеющим довольно приличную лавку на базаре с значительным запасом товаров. Пиво Савцов на этот раз продавал однако не из лавки, а из своего дома, находящегося на Тамбово-саратовской улице, так как лавка его находится на бойком месте на базаре и продавать из нее пиво Савцов как видно не решался, а из дома – ничего себе, запускал во всю по двадцати пяти копеечек за бутылочку, стоящую в мирное время 10-12 копеек. Такая пивная торговля велась, как можно полагать, в обширном масштабе и дошла, наконец, до сведения кирсановской полиции, которая обнаружив тайную торговлю пивом, производимую Савцовым из своего дома, произвела у него обыск и нашла 38 бутылок пива, приготовленного к продаже.

Скоропостижная смерть.
В селе Париевке 19-летняя крестьянская девушка Акилина Анникова поздно вечером 22 июля, веселая и жизнерадостная легла спать в сенях избы своего отца Петра Анникова, но около полуночи вдруг сильно вскрикнула. Прибежавшие на крик ее родственники увидели ее бившейся в предсмертных судорогах, которые продолжались более часа, после чего Анникова испустила дух.
По заключению врача смерть Анниковой последовала от паралича сердца.

Штраф за непрописку.
Директор одного из банков в Кирсанове еврей Полонский, по обязательному постановлению г. Тамбовского губернатора подвергнут штрафу в сумме 10 руб. За недоставление сведения полиции о приезжавших и ночевавших у него лицах.

26 августа 1914 г. (№ 61)
Молебствие по случаю победы Русского оружия.

Лишь только в Кирсанове были получены первые телеграммы о поражеини австрийцев и взятии городов Львова и Галича, - немедленно в этот же день 22 августа, в 6 ч. вечера в здании биржи, по просьбе членов биржи, было отслужено благодарственное молебствие. После которого певчими троекратно был исполнен гимн покрываемый каждый раз дружным ура, присутствовавших.

Первые пленные австрийцы в Кирсанове. 20 августа по Кирсанову с быстротою молнии разнеслась весть, что через станцию Кирсанов проезжают пленные австрийцы. Быстро сбегались кирсановцы, а многие ехали и на извозчиках на станцию железной дороги, для того, чтобы взглянуть на далекого неприятеля, всколыхнувшего небывалой войной всю Европу.

Поезд с пленными прибыл на станцию Кирсанов около 3 часов по полудни, в составе 17 товарных вагонов с нижними чинами и одного, (18-го), вагона 3 класса, в котором было 18 офицеров, среди которых было два доктора. Нижних чинов было, как передавали, 400 человек.

Пленные австрийцы были из разных воинских частей и представляли собою всевозможную смесь различной воинской обмундировки. Здесь были и гусары, и уланы, и так называемый ландвер, словом, представители различных родов оружия. Через Кирсанов пленные следовали проездом в Пензу. На станции Кирсанов поезд с ними простоял больше часу и все это время довольно длинная платформа была наполнена народом. Многие из кирсановцев подходили к пленным и вступали с некоторыми из них в разговор, с теми, конечно, которые хотя немного понимали по-русски.

Не мало нашлось любителей поменяться с пленными серебряною мелкой монетой русской на австрийскую.

Пробыв около часу на станции Кирсанов, поезд с пленными отправился в дальнейший путь своего следования – Пензу.