Герб города Кирсанова

«Народная нива». Газета общественной жизни.

2 июня 1914 г. (№ 41)
Назначение кирсановского исправника членом училищного совета.

Приказом за губернатора, г. вице-губернатора от 22 мая, кирсановский исправник, надворный советник Виктор Иосифович Ясинский, назначается с 22 мая членом кирсановского уездного училищного совета от министров внутр. дел.

Обиженного хотели еще обидеть.
29 мая крестьянка села Хилкова, Анна Федоровна Паникина, привезла в Кирсановскую земскую больницу своего мужа, получившего сильные ожоги в бывшем у них в Хилкове перед тем пожаре. Паникина, когда внесли мужа в больницу вошла и сама вместе с несшими в больницу, вошел туда же вместе с нею и привезший их возница. На телеге остался тулуп без всякого присмотра. Когда возница вышел из больницы, то увидел как какой-то неизвестный мужчина быстро уходит от телеги с тулупом. Возчик догнал его и, взяв тулуп, задержал. Вор, покушавшийся на кражу, оказался крестьянином села Глуховки Михаилом Димитриевым Швыряевым, захотевшим обидеть и без того обиженного пожаром Наникина. Швыряев до суда заключен в арестный дом.

Не повезло.
Труппе Княжумова не повезло в Кирсанове. Начали сначала давать серьезные драматические произведения, - публика скоро охладела к таким сравнительно не важным артистам, исполнителям. Видя, что не везет в драме, дирекция театра перешла к водевильчикам, исполняемым уже не в театре, а на открытой сцене сада, прчием полагали «заманить» публику «дешевкой», по 10 к. за вход в сад, но и здесь не повезло. Водевильчики, несмотря не дешевку, также никто не шел смотреть. Тогда прибегли к новому средству – пригласили китайцев, которые и стали подвизаться на открытой сцене сада. Китайцы эти – жонглеры, гармонисты и т.п., совсем допели и без того «грустную» песню Княжумова, доказав публике всю «прелесть балаганщины». Как еще не выписал г. Княжумов излюбленного русского героя Петрушку, может быть Петрушка и имел бы успех, потому что его, «друга милого», кирсановская публика давно уже не видела и в «охотку», пожалуй, и рада бы была посмотреть.

Но как бы то ни было, а с отъездом китайцев, уезжать из Кирсанова и труппа Княжумова, о чем гласят расклеенные на витринах афиши. Не повезло, следовательно, приезжим артистам в Кирсанове.

Задавленный поездом.
Приехал в Кирсанов на базар 27 мая крестьянин села Скачихи Парамон Федоров Берендяев, 60-летний старик, купить себе лошадь и другие закупки для дома. С Парамоном Берендяевым был его взрослый сын. Купили наши мужички лошадь и, по обыкновению, вспрыснули новую покупку, т.е. выпили, как и полагается русскому человеку. Затем сын Бередняев остался в городе, заядя к своей сестре в гости, а старика отца просил ехать домой, уложив ему в телегу купленные на базаре кирсановском покупки, а вновь купленную лошадь привязав к задинке телеги.

Старик уехал, а сын остался у сестры, живущей в Кирсанове прислугою. От Кирсанова до Скачихи всего каких-нибудь 7-м или 8 верст, и старик, выехавший из Кирсанова немного спустя после полудня, должен был, по расчёту сына, рано приехать домой, но каково же было удивление сына, когда он, вернувшись домой вечером, узнал, что старик еще не приезжал домой. Не приехал старик и ночью.

Во втором часу ночи, с 27 на 28 мая путевой сторож Серяпин, осматривая железнодорожную линию от Кирсанова к Умету, перед проходом скорого саратовского поезда, увидел на 161 версте, в 5 верстах от станции Кирсанов, труп человека с размозженной головой, лежавший на полотне железнодорожной линии. Очевидно, человек этот был задавлен скорым поездом № 1-й, проходившим здесь, из Саратова в Кирсанов, около 10 часов вечера. Поднятый, задавленный поездом, оказался крестьянином села Скачихи Парамоном Берендяевым. Как попал Берендяев под поезд, остается загадкой. Вечером, 27 мая, за несколько часов до прохода рокового для Берендяева поезда, его видели очевидцы, крестьяне пригородной слободы Жулидовки, как он, свернув с дороги лошадь, на которой ехал из Кирсанова и, погнав ее в лежавший близ Жулидовки овраг, слез с ней, и, оставив ее одну, пошел вдоль железнодорожной линии, причем, другой лошади, купленной Берендяевым в Кирсанове на базаре, с ним в это время уже не было. Для чего оставил Берендяев лошадь в упряжи и с покупкою в овраге Жулидовском, - неизвестно, но, по всей вероятности, по случаю захмеления, он делал это бессознательно. Лошадь мужички взяли и доставили по начальству, причем покупка, бывшая в телеге, оказалась вся в целости.

Мать, покушавшаяся на утопление своего ребенка.
27 мая часов в 7 вечера какая-то молодая женщина, взойдя с ребенком в реку Пурсовку, намеревалась бросить в воду малютку и уже начала было опускать его, но ребятишки, игравшие на берегу реки, увидели и закричали. На это обратил внимание проходивший здесь случайно офицер и задержав женщину, доставил ее в кирсановскую полицию. Женщина эта оказалась крестьянкой дер. Муравьевки, Царевской вол. Федосьей Семеновой Трусовой, а ребенок, ее собственная девочка, только нескольких дней от рождения; от ребенка она хотела «избавиться», бросив его в воду Пурсовки, да случайная помеха сложилась и недопустила мать привести в исполнение свое страшное намерение.

Решение губернского Присутствия о торговле крепкими напитками.
Постановление кирсановской городской думы о закрытии в Кирсанове торговли крепкими напитками, переданное г. губернатором на рассмотрение губернского присутствия, разбиралось этим присутствием в заседании 24 мая. Присутствия окончательно отменило постановление кирсановской городской думы о закрытии в Кирсанове торговли крепкими напитками, предоставив думе лишь право ходатайствовать о закрытии торговли крепкими напитками, но не закрывать самой. По мнению губернского самоуправления могут лишь ограничивать торговлю определенным временем или районом.

6 июня 1914 г. (№ 42)
Убитые громом в поле крестьянин с лошадью.

4 июня, около полудня, на рубеже Тамбовского и Кирсановского уезда, в Курдюковской волости, разразилась сильная гроза. Сильным ударом молнии и грома убит работавший в поле со своей лошадью крестьянин дер. Тихвинки, Курдюковской волости, Тихон Вонифатович Солопов, 28 лет. Удар грома был настолько силен, что вместе с Солоповым убита и лошадь его, работавшая вместе с ним. По рассказу односельца и соседа Солопова, бывшего ведомства с ним в поле и оставшегося в живых очевидца, когда нашли густые дождевые облака, с сильными ударами грома и начавшим падать крупным дождем, Солопов прекратил работу и, оставив лошадь, забрался под телегу. Удар грома одновременно поразил Солопова и его лошадь, причем он в один момент был сильно обожжен молнией, а лошадь в испуге бросилась настолько сильно, что порвала упряжь и пробежав несколько саженей, упала замертво, также сильно опаленная. Труп Солопова оставлен в поле до прибытия властей.

Подробности убийства в Осиновке.
Помещаем дополнительные подробности к помещенному в № 40 Народной нивы сообщению убийства в Осиновке, Кирсановской волости. Убит сын церковного сторожа церкви села Осиновки, Михаил Дмитриевич Эктов, 20-летний парень, отличавшийся тихим, скромным характером. Убийцы его односельцы Петр и Димитрий Павловы Юмашевы. Причина убийства, по словам Димитрия Юмашева, крылась в том, что убитый Эктов доказал на них в краже ими колес и был против них свидетелем, почему они и решили отомстить ему кровавой местью.

27-го мая, в десятом часу вечера, Дмитрий Павлович Юмашев, будучи на улице вместе с Эктовым, позвал его к себе в дом, находившийся на краю села Осиновки вдали от других строений поселян и когда вошли Эктов, то Дмитрий Юмашев и брат его Петр набросились на Эктова и, нанося ему несколько ударов ножом и топором, завернули ему на голову рубашку и пиджак, чтобы крики его не могли быть услышаны кем-либо и стали наносить удар за ударом до тех пор, пока несчастный не повалился замертво с рассеченным черепом. Затем, чтобы скрыть следы преступления, убийцы вынесли труп убитого на выгон и бросили его позади дворов неподалеку от места убийства, где он и был обнаружен через несколько часов после убийства.

После совершения убийства, один из убийц, Димитрий Юмашев, убежал из дома и просидел всю ночь в колодце, в который сначала бросился было с намерением утопиться. Найденный в колодце и вытащенный оттуда, он немедленно же и сознался в совершении убийства. Брат же его, Петр Юмашев, виновность свою в убийстве отрицает. Он уже раньше судился за кражи и отбывал наказание в арестантских работах.
Оба брата Юмашевы арестованы.

Предупрежденное крушение почтового поезда.
23 мая с почтовым поездом, подходившим из Саратова к Кирсанову, на 160 версте (в 3 верстах от Кирсанова), едва не случилась ужасная катастрофа-крушение. На линии 160-й версты лопнула рельса, как раз перед предстоящим проходом поезда, который в этом месте идет со значительной скоростью. Поезд уже был недалеко от злополучного моста, когда путевой сторож заметил лопнувшую рельсу и, забежав наперед, сигналами остановил поезд.

Со станции Кирсанов немедленно был вызван дорожный мастер, который осмотрев внимательно лопнувшую рельсу, нашел возможным пропустить поезд по ней самым тихим ходом. Поезд тихо прошел благополучно.

9 июня 1914 г. (№ 43)
«Последняя ставка».

30 мая, уехавшая уже теперь дирекция Княжумова, пригласившая в сад группу китайцев и назначившая входную плату по 10 к., стала продавать входные билеты без марок благотворительного сбора. Вскоре это было замечено полицией и полицейский надзиратель 1 части тотчас же распорядился прекратить продажу входных билетов в сад. Публики у ворот сада собралось порядочно, тогда администрация сада разрешила публике идти в сад без билетов, т.е. бесплатно.

Немного «спустя» «бесплатный» вход однако прекратился и публику начали пускать только лишь по билетам, на этот раз оплаченным уже благотворительным сбором. Марки были приобретены, наклеены на билеты и вход в сад начался опять платный. Таким образом часть публики в сад прошла с платой, часть бесплатно и, затем, опять с платой. Среди посетителей сада такая «мера» вызвала ропот и неудовольствие, одни, мол, входили в сад за плату, так почему же другие-то бесплатно, а затем, опять плата. Впрочем, в жизни нашего сада немало дефектов, о которых мы надеемся еще поговорить в будущем.

Открытие в Кирсанове организованной воровской шайки.
Весна текущего года в Кирсанове отличалась множеством крупных и средних краж, из которых некоторые по своей смелости и дерзости носили необычайный характер и было по всему видно, что совершители этих краж, люди умелые, хорошо знающие свое дело. Из более выдающихся краж, совершенных в апреле и мае месяце, несмотря на краткость ночей в это время, были следующие: в ночь с 25 на 26 апреля в доме Жутаева, на Железнодорожной улице гор. Кирсанова, в окно занимаемой в этом доме квартиры братьев Сергея и Василия Петровых Семеновых проникли воры и похитили двое серебрян. часов, 2 пиджака, жилет и проч. имущества на 75 р. так как окно было не заперто, то воры свободно проникли во внутрь квартиры и прибрали к рукам то, что попало им под руки.

В ночь на 5 мая, на той же Железнодорожной улице, как отворенному окну второго этажа дома тамбовского мещанина Федора Димитриевича Димитриева, воры, взобравшись по этой лестнице, проникли внутрь дома и похитили брюки хозяина, в которых был кошелек с 39 рублями денег, пиджак и проч. всего по подсчету Димитриева на 101 р.

В ночь с 14 на 15 мая, у проживающего в Кирсанове на Набережной улице Чембарского мещанина Ивана Петровича Новичкова, из ледника похищено 7 пудов ветчины. Ворами сломан висячий замок ледника, но при этом им пришлось порядком «поработать», так как они проникли к Новичкову в сад из соседнего сада Сидорова, причем выбили доску забора в саду Новичкова, затем из сада перелезли через забор во двор Новичкова и погнув железную накидку и замок у амбара не могли совсем сломать замка у ледника и проникши в ледник, похитили ветчину.

Следующая выдающаяся по своей смелости кража была совершена у проживающего в доме Чуфистова на Мещанской улице портного Ивана Яковлевича Семенова. Кража эта, о совершении которой и затем о находке ее у нас своевременно сообщалось в «Народной ниве», была совершена в третьем часу утра 20 мая, когда уже стало достаточно светло. воры проникли в окно, которое отворили с такой силой, что железная запорка отогнулась. Украдены были три новых пиджака, синяя тужурка, черный пиджак толстого трико, брюки, детские башмаки, шерстяной ковер, байковое одеяло и проч. мелочь домашнего обихода, всего на сумму около 50 рублей. Сам Семенов едва не поймал вора, так как увидел как в окно выскочил какой-то молодой человек и побежал вдоль мещанской улицы. Хотя Семенов и не мог быстро преследовать и поймать убегавшего, но так как было уже достаточно светло, то он все же отлично разобрал его приметы. Это был, по словам Семенова, молодой человек, среднего роста, одетый в короткую тужурку и нагольные сапоги.

Кирсановской полицией были приняты энергичные меры к открытию такого, давно небывалого в Кирсанове, ряда выдающихся краж и командированные полицейским надзирателем г. Павловским городовые Горбачев и Логунов, будучи переодеты, задержали в кустах, около городской бойни за городом известного вора-рецидивиста кирсановского мещанина Петра Матвеева Голубева, который и сознался в краже вещей у портного Семенова, причем добавил, что кражу эту он совершил не один, а в соучастии с Александром Васильевым Минаевым, который, влезши в окно квартиры Семенова, похитил там вещи и побежал с ними по Мещанской улице, лугу, где и сошлись эти «товарищи» по профессии, и с попавшейся «добычей» ушли в слободу Двойневку и здесь продали крестьянке Марье Павловой Фроловой из украденных у Семенова вещей, шерстяной ковер, байковое одеяло, женский капот, детские башмаки кожаные, байковое одеяло, фартук и лифчик. Все это «товарищи» продали Фроловой за… 1 р. 20 коп. Остальные вещи, как-то: 3 пиджака, брюки и женскую осеннюю зеленую накидку, зарыли в лесу крестьянин деревни Чуповки в расстоянии около 3 верст от места кражи, т.е. от квартиры Семенова. По указанию задержанного Голубева, вещи были полицией вырыты из земли в лесу. Отобраны также были и у Фроловой купленные ею у Голубева и Минаева «по дешевке» вещи, причем оказалось, что Фролова, купив по дешевке краденое, также закопала все купленное в землю, около дома Лепешкиной, оставив не закопанным лишь детские башмаки, заперев их в сундук.

Из земли вещи были откопаны самою Фроловой и переданы полицией, которая и отдала их настоящему их владельцу Семенову, причем зеленая женская накидка, вместе найденная с вещами Семенова, оказалась не его, а украдена по словам Голубева в ту же ночь, когда была совершена кража у Семенова. Украдена была эта накидка, так сказать, «попутно». Когда Голубев и Минаев шли уже с похищенными у Семенами вещами, то на углу Мещанской и Набережной улиц в доме Медведева, выставили деревянную ставню окна, сняли со стены около окна накидку и затем зарыли ее в Чуповском лесу вместе с украденными у Семенова вещами, откуда все эти вещи и взяты были полицейским надзирателем г. Павловским.

Голубев, по его словам, участвовал в краже с Минаевым и двумя поднадзорными Никифором Михайловым и сапожником, кирсановским мещанином, Иваном Яковлевым. Яковлев хотя кражи не совершал, но знал про все кражи совершаемые этой воровской шайкой. Яковлев доставлял провизию «для шайки» в Чуповский лес и другие места, провизию забирал он в Кирсанове у содержателя чайной Никиты Антонова Зубехина, у которого и все члены «шайки» брали в долг все, что нужно им было, расплачивались же с ним по продаже краденых вещей, а иногда отдавали ему и краденые вещи по дешевей цене, конечно. Были случаи, что вещи эти отдавались Зубехину и без денег.
(Окончание в следующем №)

13 июня 1914 г. (№ 44)
Крестный ход в Тамбов из Кирсанова.

К торжествам открытия св. мощей святителя Питирима, из Кирсанова в Тамбов будет следовать крестный ход, который отправится из Кирсанова 23 июля по Калаисской дороге. Проследовав село Калаис, крестный ход останавливается в следующем селе Хмелинке на ночлег. Затем, на другой день 24 июля, следует через села: Можаровские Дворики, Телешовку и Димитриевщину. В последнем селе назначается очлег с 24-го на 25 июля. Следующий ночлег в Большой Талинке. В Тамбов ход прибывает утром 26 июля.

50 р. штрафа за раннее открытие торговли.
Содержатель ресторана В.И. Лапшин оштрафован городским судьей на 50 р., за раннее открытие торговли в ресторане.

Кара за хулиганство.
По постановлению г. тамбовского губернатора, за хулиганство в городском саду, подвергнуты штрафу по 300 р. каждый купеческие сыновья Вас. Ал. Федоров, Вас. Ал. Какорин и крестьянин Ф.И. Гуров. Штраф всеми этими лицами внесен.

Открытие в Кирсанове организованной воровской шайки.
(Окончание. См. № 43 Народн. нивы)
Руководителем шайки, по словам Голубева, был Фетисов, он собирал «товарищей» в лесу и там делались совещания общего дела. Кража у Димитриева была совершена Голубевым, Фетисовым, Зубехиным и Минаевым. Лестницу со двора брал Зубехин, который приставил ее к окну верхнего этажа, лазил по ней вместе с Фетисовым в дом Дмитриева, а Минаев с Голубевым стояли около лестницы. Украв вещи у Димитриева, «товарищи» пошли делить их за полотно железной дороги на луг.

Кражу у кирсановских мещан Сергея и Василия Петровым Семеновых совершили Фетисов, Минаев и Зубехин, а ветчину у Новичкова украл один Зубехин и продал ее лесному сторожу Николаю Петрову Власову, живущему в сторожке в Чуповском лесу. Ветчину эту Зубехин в ночь кражи 15 мая, часа в три утра, принес в мешке в дом к крестьянину Николаю Барышев, живущему в слободе Жулидовке и приходящемуся шурином лесному сторожу Власову. Зубехин просил жену Барышева Ольгу пока спрятать ветчину, а затем отдать ее Николаю Власову, который придет за нею. Ольга спрятала ветчину под полом. На другой день, 16 мая, Николай Власов пришел за ветчиной и, вместе с сыном, взял ее и унес к себе в лес, оставив с пуд из нее своей сестре Ольге Барышевой. По принесении к себе в лес, ветчину Власов закопал в землю, но затем, когда все открылось, Власов, по требованию г. Павловского, ветчину вырыл из земли и она была у него отобрана.

Когда полицейский надзиратель г. Павловский, с городовым Гридневым и Семенной и Максимом Щикачихиным ехали в лес к Власову для отобрания у него ветчины, то увидели двух человек, сидевших около железнодорожного полотна близ слободы Жулидовки, которые, при виде приближающейся полиции, перешедши на ту сторону полотна жел. дороги, бросились бежать вдоль дороги по направлению в конец слободы Жулидовки. Городовые, выскочив из тележки, бросились догонять их, а г. Павловский, отпрягши пристяжную лошадь, севши на нее верхом и держа в руке револьвер, поскакал за убегавшими. Вслед за ним мчался верхом городовой Щекочихин. Бежавшие вскоре были настигнуты и задержаны в слободе Жулидовке. Они оказались один Александр Минаев, а другой, Иван Яковлев. Яковлев объяснил, что познакомился он с этими людьми осенью 1913 года, но в краже с ними не участвовал, хотя и знал где прятались и куда сбывались украденные вещи. По словам Яковлева, на кражи товарищей подговаривал Фитисов и при этом говорил, что в Кирсанове воровать нужно во второй части города, «так как там полицейский надзиратель сердитый».

Но, вместе с тем. ворами шайки Фетисова было совершено не мало краж и в окрестностях Кирсанова, в прилегающих пригородных селах – Калаисе, Оржевке и других. Часть найденного похищенного оказалась именно из этих сел.

Сам организатор шайки, Фитисов, все же сумел скрыться и до сих пор не разыскан, а остальные задержанные, переданы полицией судебному следователю, по распоряжению последнего, заключены предварительно до суда в Кирсановскую тюрьму.

Выборы волостного старшины Пригородной волости.
5 июня, в Пригородном волости правлении, состоялись выборы волостного старшины. Собравшимся десяти дворникам предстояло решить нелегкий вопрос, так как кандидатов на должность старшины явилось немало и все один другого лучше. Кого выбрать и кому отдать предпочтение – не скоро обдумаешь. И наши крестьяне задолго еще до выборов начали думать свою думушку крепкую, и думать да решать «кому старшиною стать, для каковой цели, как утверждают шутники, многие еще за несколько дней до выборов начали ходить по трактирам кирсановским, да за чаркою зелена вина обдумывать кого лучше да практичнее выбрать хозяином волости. Было ли это «угощение» от многочисленных кандидатов, желавших попасть на солидный 600 рублевый ежегодный оклад жалованья старшины, или пропивались усердно свои трудовые сбережения, - утверждать не беремся. Одно лишь бросалось в глаза, - крестьяне пригородные пьянствовали и, на вопросы любопытных, «что за праздник такой у них», отвечали, «что старшину собираются выбирать, вот почему и надо обдумать хорошенько, кого выбрать».

И вот, хорошенько надумавшись, приступили, наконец, к выборам и собрались в назначенный день 5 июня на выборы в Пригородное волостное правление. На сход прибыл и земский начальник г. Кондырев, который и предложил собравшимся приступить к выборам. Теперешнего старшину В.Е. Сухоручкина собравшиеся десятидворники выбирать не пожелали, несмотря на то, что он служил старшиною 9 лет. Тогда приступили закрытою баллотировкой к выбору старшины из вновь назначенных претендентов. Большинство избирательных шаров (123) получил Мих. Ив. Маркидонов. Следующим за ним, по большинству шаров (96), прошел Як. Сем. Пручкин. Г. земский начальник утверждение выборов пока отложил и кого из выбранных утвердить старшиною, кого кандидатом – неизвестно.

Труп девочки в реке.
В даче Летунова, в Арбеньевской волости, 26 мая найден в речке «Карае» труп девочки, нескольких дней от рождения.

Очень «дорогие» грибы.
Один из кирсановцев В.С. Филипов, послал своего мальчика на первой неделе Великого поста в фруктовый магазин Капцуража купить 1 ф. маринованных грибов. Мальчик принес грибы к своему хозяину, но в них оказались черви. Хотя китайцы едят и червей, как лакомство, но Филиппов, будучи русским, не захотел кушать грибы с червями и отослал обратно их к Капцуражу, с просьбой или заменить их другими без червей, или же, приняв их, возвратить деньги обратно. Вся стоимость грибов была восемь или десять копеек, не более, но мальчика из магазина Капцуража грубо выгнали, не приняв у него грибы. Тогда г. Филиппов отправил грибы в кирсановскую полицию и полицейский надзиратель г. Павловский, осмотрел совместно с доктором грибы и… с червями. Грибы эти были у Капцуража отобраны, признаны негодными и уничтожены, а на него составлен протокол и передан городскому судье.

На днях городской судья разбирал это дело и приговорил Капцуража за продажу грибов с червями к 50 рублям штрафа. Дорогонько, однако, пришелся Капцуражу 1 ф. проданных с червями грибов, долго, вероятно, будет он его помнить.

17 июня 1914 г. (№ 45)
Первый выпуск питомцев Кирсановского реального училища.

День 14 июня 1914 года должен быть знаменательным днем не только для Кирсановского реального училища, но и вообще для Кирсанова, - в этот знаменательный день, в реальном училище был произведен первый, со времени открытия училища в Кирсанове, выпуск питомцев этого училища. Всех учеников первого выпуска оказалось 17-ть, из них окончило экзамен 14.

На память и в благодарность за полезные заботы об учениках питомцах реального училища, последними был поднесен своему директору, Ефиму Ивановичу Преображенскому, подарок – массивный альбом, с выгравированной на серебряной крышке надписью «дорогому Ефиму Ивановичу 1914 г.».

Со слезами на глазах, от избытка чувств, принял Ефим Иванович этот дар, как знак признательности к себе воспитанников вверенного ему училища и обратился при этом к своим питомцам с прочувствованным словом, в котором характерно обрисовав свои отношения к ученикам, с начала открытия училища в Кирсанове, и до настоящего знаменательного дня выпуска, отношения в которых он всеми силами старался внедрить в юные головы учеников как науку, так и чувства долга и порядочности, - советовал своим бывшим питомцам, отъезжающим в столицы для поступления в высшие учебные заведения, остерегаться в выборе знакомств, не увлекаться пустыми удовольствиями, а заниматься так же усердно науками, как делали они это в стенах ныне оставляемого ими «Алмэ-Мате», что ему, и собравшимся проститься с ними учителями и хозяйственному совету чрезывачайно приятно будет слышать об удачах своих первенцев и также грустно узнать о неудачах их.

Вслед за этой сильной речью уважаемого Ефима Ивановича, произнес короткое слово законоучитель училища – о. Василий Архангельский, высказавший отъезжающим питомцам реального училища самые теплые пожелания «всего-всего» хорошего.

Затем присутствовавшим был предложен чай, после чего первые птенцы кирсановского реального училища выпорхнули из своего гнездышка на свободу. с пожеланиями своих педагогов, работать и впоследствии «не покладая рук», на широком поле полезной деятельности.

Миражный «пожар».
К вечеру 15 июня, перед заходом солнца, с западной стороны близ Кирсанова нашла сильная туча, которая, спускаясь перед солнечным диском, сильно оттенила косые лучи заходящего солнца, отчего лучи эти, и вообще всегда бывающие красного цвета при заходе солнца, теперь сделались еще краснее и осветили ярким багрово-красным светом здание собора, Ильинской церкви и левую сторону домов Почтово-телеграфной улицы. Получилась, таким образом, иллюзия пожара. Иллюзия эта еще более увеличилась, когда из трубы пекарни Добрынина пошел густой, черный дым. Публика, стоявшая около городского сада и шедшая в сад, приняв такое явление за пожар, крикнула об этом сторожу на каланче и побежала по направлению «мнимого пожара». Вскоре с каланчи раздался тревожный пожарный звонок, вслед за ним с колокольни собора понеслись зловещие звуки набатного колокола, показались мчавшиеся пожарные городские и добровольной дружины, площадь к собору покрылась многочисленными толпами народа, бежавшего в перегонку друг друга на пожар. Из более отдаленных местностей многие кирсановцы летели «на пожар» на извозчиках. Кирсановцы вообще большие любители бесплатных зрелишь с сильными ощущениями и пожар для многих из них представляет собою даже удовольствие, как «любопытное» зрелище, почему, при первом ударе набатного колокола, находится всегда много любителей «бежать» на пожар.

Вскоре выяснилась ложная тревога пожара, пожарные и зрители возвращались обратно, уверяя встречных, что никакого пожара нет, но все же некоторые не верили и упорно спешили к месту пожара. Это уже третья в текущем месяце ложная пожарная тревога с выездом пожарных не несуществующий пожар.

Самоубийство сына богатого землевладельца.
В 11 час. утра 12 июня, в саду имения землевладельца Саратовско-Вяжлинской волости, покончил жизнь замоубийством сын владельца имения – Владимир Федорович, - молодой человек, 24 года. Пуля револьвера, прошедшая сердце, моментально прекратила все счеты с жизнью молодого, полного сил, юноши.

В оставленном на имя родителей письме, несчастный самоубийца просит их «простить ему за причиненное им беспокойство и в смерти своей просит никого не винить, а также указывает, что причина смерти – усталость, разочарование и желание найти покой и забвение от жизненных дрязг».
Найдешь ли ты, несчастный, разочарованный жизнью, покой там, - в бесконечной вечности.

Утонувший в колодце малютка.
12 июня в слободе Каргаловка, Пригородно-Слободской волости, в колодце для поливки овощей на огороде крестьянина Дементия Иванова Чуфистова, утонул его 5-летний сын Семен. Сруб колодца был сделан из кадушки, бывшей на поларшина выше поверхности земли. Мальчик в этот день ушел играть из дома часа в два, а к вечеру мать, не видя возвращения сына, стала искать его и нашла, наконец, его в колодце своего собственного огорода, захлебнувшимся от воды.

20 июня 1914 г. (№ 46)
Цыгане в Кирсанове.

Утром 19 июня, на одной из окраин Кирсанова, появился пестрый табор цыган, которые прибыли в Кирсанов, по всей вероятности, к предстоящей Тихвинской ярмарке. Цыгане были замечены городовыми и немедленно доставлены всем табором на пожарный двор, расположенный при кирсановском полицейском управлении, где у цыган были осмотрены паспорта, и так как расположение цыганских таборов законом воспрещено, то цыганам приказано было на другой день выехать из Кирсанова во свояси, по месту прописки каждого. Всех цыган было, вместе с женщинами и детьми, душ около тридцати и по числу 7-ми повозок, вероятно и семь семейств. Не повезло сынам фараона в Кирсанове.

Убийство мальчика.
В селе Балыклее, в окрестностях Инжавина, 12-летний крестьянский мальчик Степан Никифоров Бородин, побил также малолетка мальчугана сына крестьянина Петра Фомина Позднякова. Разозленный Поздняков вступился за своего малютку сына и, в свою очередь, так избил «обидчика» 12-ти летнего Степана Бородина, что несчастный мальчик на 9-й день после нанесения ему побоев скончался 12 июня от этих побоев.
Поздняков привлекается к ответственности и дело о нем передано судебному следователю.

Убитый громом.
Сильная грозовая туча прошла 15 июня часов около шести вечера в районе Калугинской волости. В имени землевладельца, дворянина Владимира Николаевича Салтыкова, во время прохождения этой тучи, сильным ударом грома убило сидевшего под ветлою караульного луга означенного землевладельца, крестьянина дер. Потловки Ефима Андреева Мамонова. Мамонов сидел под ветлою вдовеем, вместе с свим товарищем Як. Ив. Катковым и когда ударил сильный удар грома и Мамонов упал от него мертвым, сраженный моментально, - товарищ его Катков вместе с ним сидевши, получил лишь незначительные ожоги, но был сильно оглушен и упал в бессознательном состоянии. Вскоре на нем начала гореть одежда и он, почувствовав это, стал приходить в себя.
Прибывшие из имения Салтыкова служащие, отправили Каткова в Калугинскую земскую больницу, где он и находится на излечении.

«Макс» сбежал из Кирсанова.
Не подумайте, дорогие читатели, что здесь идет речнь о знаменитом всемирно известном «Максе Линдере», так часто фигурирующем в электро-театрах, - нет, тут мы говорим о своем кирсановском «Максе» Цирульнике. Дело в следующем: с полгода тому назад в Кирсанове открылась новая парикмахерская под названием гигиеническая, хозяевами которой были несоклько компаньонов. Неизвестно почему, но дела гигиенической парикмахерской в Кирсанове пошли не важно и «компания» вскоре «рассыпалась». Из нескольких человек хозяев компаньонов остался один, который и стал работать под именем «Макса», о чем гласила и довольно приличная вывеска, на которой крупными словами значилось «парикмахерская Макс».

Но и у «Макса», как видно, дело «цеплялось» за разные препятствия и ему, бедняку, пришлось улететь из Кирсанова чуть-чуть не на аэроплане. По крайней мере, задолжав кругом и не видя отрады ни от дела, ни от кредиторов, Макс благоразумно скрылся из Кирсанова, продав предварительно (фиктивно-ли или фактически – не известно), всю мебель и обстановку своей парикмахерской. Дня через два после исчезновения «Макса» из Кирсанова, в парикмахерскую «Макса» явились какие-то люди и стали забирать и упаковывать в отправку все оставшиеся после «Макса» вещи, мебель и обстановку. Встревоженные кредиторы, в том числе и владельцы дома, в котором квартировал «Макс», не хотели было отдавать им имущество парикмахерской «Макса», предъявляя свои долги к нему, но те им показали продажные счета, выданные Максом, в которых Макс продал им все свое имущество. Показав счета, «новые покупатели» быстро очистили квартиру Макса, отправив из Кирсанова весь его инвентарь.
Так и остались кредиторы Макса при «пиковом интересе».

Два пожара, происшедшие от молнии.
14 июня часов в 6 вечера в окрестностях Кирсанова с юго-западной стороны появилась черная грозовая туча, с сильными ударами грома. Одним из ударов грома зажгло в пригородной слободе Голынщине двор у одного из крестьян и оглушило громом бывшую здесь женщину. От этого пожара сгорело два дома с двумя дворами при них.

Не прошло и 15 минут после начала первого пожара, как новый удар молнии произвел новый, другой пожар, на этот раз в другом селе – Калаисе. ПОжаром этим также уничтожено два дома с надворными постройками.

Беда от автомобиля.
18 июня автомобиль, принадлежащий богатому землевладельцу Рейтерн, проезжая в окрестностях Кирсанова, в пригородной слободе Овсяновская дорога, задавил проходившего мужика, который, попав под тяжелый автомобиль, был порядком помят и отправлен в кирсановскую больницу.

23 июня 1914 г. (№ 47)
«Русские» представители на Кирсановской хлебной бирже.

В настоящее время на Кирсановской хлебной бирже функционирует много представителей, с следующими оригинальными фамилиями:
Аврех, Бельман, Витухновский,
Гримберг, Гурвич и Сельцовский,
Гиндин, Шальман, Кантарович,
Троян, Ривкин, Калманович,
Лившиц, Центлин, Эйдус,
Беленький, Ботвинкин, Прус,
Изыксон, Аронов, Шулькин,
Беркон, Горлица и Фрумкин,
Юдин, Левин, Раизман,
Годы, Полонский, Цивьян,
Меерович, Фейнберг,
Леденгейдер и Гальбрех,
Шухман, Авербах, Стрельцин,
Майман, Линелес, Рензин.

Некоторые из этих «поэтических» фамилий имеют по несколько представителей в кирсановском хлебном мире. Кроме того, много представителей Кирсановской биржи не вошли в настоящий список по той лишь простой причине, что фамилии их не могли быть подведены под рифму.

И на «волах» бывает крушение.
Хотя и не «волах», а почти что так, ехали 10 июня, по 148-й версте железнодорожной линии, между Калаисом и Кирсановом, ремонтные рабочие. Ехали они на маленьком открытом вагончике, приводимом в движение ручным способом. На вышеозначенном месте на легком ходу вагончика, рабочий Воропаев захотел слезть и спрыгнул с вагончика, но при падении, рубашка его зацепила за вагон и он, упав, получил перелом ноги. Для оказания помощи, Воропаев отправлен в Кирсановскую земскую больницу.

Начальник станции, попавший под поезд.
На станции «Иноковка», 13-го июня дежурный по станции Пискунов, при исполнении своих служебных обязанностей, попал под товарный поезд, производивший маневры на станции. Поездом Пискунову смяло ступню правой ноги. Пострадавшего отправили в кирсановскую земскую больницу.

Кирсановское «происшествие».
- Что же вы наше Кирсановское происшествие то не напишите. Ведь еще 9 июня дело то было у нас, в рыбном ряду, - такими словами встретил меня мой знакомый кирсановец.
- Да в чем же состоит ваше кирсановское происшествие? - спросил я, заинтересованный таким обращением ко мне кирсановца.
- В чем «происшествие то было у нас? А вот в чем: собрались в одном местечке рыбного ряда два торгаша кирсановских, у обоих по своей собственной лавке имеется, - у одного хрустальная, а другой бакалеей торгует. Вот от «хорошей» торговли то вздумали выпить малость, а потом в разговоре то, как «языки» у обоих наших товарищей поразвязались маленечко и начали они друг друга «учить», как торговать надо. Один говорит: «ты торговать не умеешь, вот так надо торговать». А другой говорит: «нет, ты торговать не умеешь, да разве можно так торговать». Оба торгаша наши люди молодые, да горячие, не стерпели такого «нравоучения» друг друга и, выйдя на средину улицы рыбного ряда и ну, тузить один другого, да как! До кровопускания. А затем, спустив немного друг другу кровь, поугомонились и тут же, как ни в чем не бывало, помирились и закончили «мировую» новою выпивкой. Ну, чем не происшествие?, - закончил свои слова кирсановец.
- Да, действительно «происшествие», да еще кирсановское, - согласился я со своим собеседником.

27 июня 1914 г. (№ 48)
Убийство за вязанку соломы.

В 4 часа утра 19 июня на общественном выгоне крестьян села Лукина, Золотовской волости, найден убитым 70-летний старик, крестьянин Максим Тимофеевич Толочкин. Около убитого Толочкина лежала связка соломы, связанная веревкою покойного. Солома была взята из умета крестьянина Ив. Иларионова Воронина, где лежал и труб убитого Толочкина.

Подозрение в убийстве Толочкина падает на владельца омета Воронина. Как предполагают, Воронин застал Толочкина на месте преступления и, тут же, на месте, и убил его «за вязанку соломы».

Убитый Толочкин был человек бедный и, вероятно, вследствие своей бедности и думал попользоваться связкой соломы, но получил роковой конец.

Тихвинская ярмарка.
Бывающая в Кирсанове двухнедельная Тихвинская ярмарка, в нынешнем году собирается туго и не обещает быть удавшейся, по крайней мере, подторжье Тихвинской ярмарки далеко не оправдало возлагавшихся на нее надежд торговцев.

Задавленная поездом лошадь.
На 150 версте железнодорожной линии, идущей от Калаиса к Кирсанову, в 2 часа ночи 23 июня, пасущаяся в ночном лошадь, зашла на пути железнодорожной линии. Проходивший в это время из Кирсанова в Тамбов поезд 11-й, нагнал лошадь и задавил ее насмерть.

Мать, бросившая своего малютку в колодец.
Крестьянка села Чернавки, Александра Мещерякова, разрешившись от бремени, бросила своего новорожденного малютку в колодец, находившийся на дворе их дома. Вслед за тем Мещерякова и сама бросилась в колодец с целью лишить себя жизни, но была замечена, извлечена и осталась жива. Брошенный же ею в колодец младенец вынут из колодца мертвым.

30 июня 1914 г. (№ 49)
Еще к случаю на Иноковке.

Попавший под товарный поезд на Иноковке, дежурный по станции, - Пискунов, которому помяло ногу двигавшимся вагоном, о чем у нас сообщалось, лишился все-же ноги, так (закрытый разъезд), откуда он и пришел пешком спустя значительное время, пришел тогда, когда помощь его была уже совершенно не нужна, так как пострадавшего уже отправили в Кирсанов, без подания какой-либо первоначальной помощи.

Задержание преступников.
13 июня, в лесу близ Кирсанова, по дороге на Чутановку, полицейским надзирателем г. Павловским задержаны два подозрительных субъекта. Один из них назвался крестьянином села Баклуши, Балашовского уезда, Яковом Новожининым, хотя паспорта при нем не оказалось.

Другой задержанный назвался крестьянином Борисоглебского уезда, дер. Осиновки, Гавриилом Димитриевым Кулябиным, состоящим под надзором полиции в гор. Черном Яру, Астраханской губ. и отбывавшим 2 ? года тюрьмы при арест. ротах в Рязани. Наказание это Кулябин отбывал за убийство пекаря.

При Кулябине оказался паспорт только не на его имя, а на имя кр. Кожина, Алатырского уезда. По этому паспорту Кулябин и имел намерение проживать. Задержанные оба отправлены в Кирсановскую тюрьму.

Убившийся на смерть при падении.
В селе Кавылке, близ ст. Иноковка, 25 июня крестьянин Подгорнов, в работе, влезши на омет соломы, по неосторожности, упал с омета и получил настолько сильный ушиб, что доставленный в Кирсанов в больницу, вскоре скончался.

Как понимать?
На днях мне пришлось прочесть в Кирс. Вестн. сообщение о том, что неизвестные хулиганы набросились на даму К. и, лишь благодаря счастливой случайности, даме удалось убежать от них. Читатель подумает: «чего-чего не творится на окраинах».

Все это было бы так, если бы то было действительно на окраинах. Тогда бы подобные факты приняли другую окраску и к ним так или иначе можно было бы отнестись с некоторым снисхождением. Но дело в том, что центром тяжести является не окраина, а почти главная улица города, - место близ Кирсановской женской гимназии, причем автор приводит несколько аналогичных случаев и все в том же злополучном месте. И в этом случае, нельзя согласиться с автором заметки, что главными виновниками всех «происшествий» является исключительно наша Кирсановская молодежь. Зачем всю тяжесть обвинения валить и так уже на нездоровую голову? Почему все это происходит против женской гимназии, а не в других местах города?

Прежде всего нужно обратить внимание на отрицательные стороны наших кирсановских дам и девиц. Позднее возвращение из сада в одиночку без подруг, а иногда парочкою с молодым человеком, характер которого сплошь и рядом не известен и самой провожаемой, а часто и сомнителен, - это печальное явление, ставшее за последнее время обычным, нельзя сказать, чтобы носило традиционный характер и злободневным знаменем времени стало лишь с открытием в Кирсанове женской гимназии.

Но кто виноват в том, что наши девушки и юноши начинают становиться на такой ложный и опасный скользкий путь нравственной распущенности, с самого школьного возраста? Вина в этом тех же родителей, позволяющих своим детям гулять до полночи, ни разу не проверив, где сын или дочь бывает. Полная распущенность: вместо сада идут на свидание, вместо спектакля, просиживают до двух часов ночи на лавочке.

Все это, - как безотчетность, так и безнаказанность, дает ту плодородную почву, которая клеймится позорным именем: разврат и хулиганство. И вот, отсюда-то и следует тот логический вывод поголовного упадка нравственности среди нашей молодежи. М.Н.

«Задели».
В марте текущего года кирсановский мещанин Иван Степанович Медведев, купил у вдовы-опекунши А.Г. Апоницкой, принадлежавший ее умершему мужу корпус, расположенный за городом; в корпусе этом помещалась некогда спичечная фабрика. Корпус был деревянный и продан был Апоницкой на снос за 750 р. Сделав у нотариуса договор о продаже корпуса, Медведев все же его не сломал, а пока оставил стоять не тронутым. Затем, месяца два спустя, перепродал его другому покупателю, Федору Алексеевичу Иванову, который, купив у Медведева этот корпус, за 900 р., хотел приступать к его перевозке, но здесь, в это время, явился новый покупатель на этот корпус, владелец маслобойного завода Поляков, который и выразил желание купить этот корпус за более выгодную цену, с каковою целью обратился в сиротский суд, с предложением заплатить за корпус 1100 р.

Председатель сиротского суда, вызвав Иванова, объяснил ему, что торг, по которому он купил постройки Апоницкой, сиротским судом не утвержден, вследствие низкой цены продажи, а также и потому что при сделке – торгах не присутствовал член сиротского суда и, таким образом, покупка его Иванова не действительна. Если же ему угодно эту постройку оставить за собою, то он может сделать это, если прибавит сколько-нибудь выше предлагаемой Поляковым цены, т.е. выше 1100 р.

Иванов ответил полным отказом от такого предложения и утверждал, что раз он купил постройки по утвержденному нотариусом договору, то никто не в праве нарушать этого договора и препятствовать ему в сносе построек.

Порешив так, Иванов немедленно же приступает к поломке построек. Приехали рабочие его и начали ломать постройки, но сиротский суд обратился за содействием полиции, прося остановить поломку построек до решения судом принадлежности этих построек. Полиция остановила рабочих Иванова и дело начало принимать серьезный оборот. Обе стороны решили судом искать свои права и обратились каждая к поверенному за советом. Поверенные, ввиду сложности дела, посоветовали обоим сторонам сойтись миром для общей пользы дела. После долгих пререканий, противники, заделившие было между собою добычу, наконец помирились и Иванов уступил Полякову постройку, получив свои 900 р. уплаченные им Медведеву, а Поляков, уплатив Иванову 900 р. следующий остаток до 1100 р. додал сиротскому суду. Таким образом все окончилось к общему благополучию, благополучно, и о пререканиях у противников осталось одно лишь воспоминание.