Герб города Кирсанова

«Народная нива». Газета общественной жизни.

2 декабря 1914 г. (№ 78)
Увековечение памяти русских героев.

Кирсановская городская дума для погребения воинов умерших от ран и болезней в местных лазаретах, отвела на городском кладбище лучшее место и ассигновала 100 р. на расходы по обсадке этого места кругом деревьями. Т.К.

Гирька в ситном.
Не так давно несколько мужичков, придя в одну из чайных на базаре кирсановском и принеся с собою ситный, купленный ими на базаре, стали резать его к приготовленному чаю; нож резавший ситник вдруг наткнулся на что-то довольно твердое. Оказалось, что в ситнике была запечена небольшая гирька в одну четверть фунта, валившаяся, вероятно, в муку и не замеченная пекарями. Замечательно аккуратный народ пекаря кирсановские! Что угодно запекут в хлеб. В прошлом году жука майского запекли, а теперь гирьку. Все сойдет на нашем базаре.

5 декабря 1914 г. (№ 79)
Роковая случайность.
Нечаянное убийство офицером жены своего товарища.
В день праздника георгиевских кавалеров, 26 ноября, около 12 часов дня в Кирсанове, в казармах третьего запасного кавалерийского полка, в квартире одного из офицеров собралась небольшая товарищеская компания гостей, - несколько офицеров с дамами.

По обыкновению шутили, смеялись, было довольно оживленно. Во время общего разговора, один из офицеров, корнет 15 уланского Татарского полка Мухтарский, вкладывая в письменный стол револьвер, нечаянно произвел выстрел. Роковая пуля прямо угодила в голову находившейся в числе гостей молодой девятнадцатилетней даме Раисе Иосифовне Нумен, супруге офицера, корнета, расположенного в Кирсанове 3-го запасного кавалерийского полка. Бедная женщина повалилась как скошенная и через несколько минут скончалась.

Му покойной, корнет Нумен, в этот роковой момент не был дома, он находился далеко от Кирсанова, в командировке по приему лошадей. Супруги Нумен только несколько месяцев как сыграли свою свадьбу и можно представить себе положение молодого Нумен, лишившегося так трагически свою молодую полную сил и здоровья подругу жизни на самой заре их начинавшейся семейной жизни.

9 декабря 1914 г. (№ 80)
За пятачек… «грядушкой» по голове.

Есть в Кирсанове на набережной улице постоялый двор Винокурова, который он снимает у некоторой Земцовой, а у Земцовой есть зять, - Вяльцев, который проживает здесь же, на отданном в аренду Винокурову дворе.

23 ноября приехал к Вяльцеву в гости крестьянин села Овсянка, Иларион Яичников и поставил лошадь на дворе, снятом в аренду Винокуровым. Дело было часов в 12 дня. Спустя часа три времени, Яичников пришел к своей лошади и начал запрягать ее, но Винокуров, как арендатор двора, стал требовать с Яичникова пять копеек за то, что его лошадь стояла несколько часов на постоялом дворе и навозила двор. Яичников, напротив, отказывается платить пятачок, доказывая, что он приехал в гости к Вяльцеву, а Вяльцев, как домовладелец, не обязан платить пятачки за свой же собственный двор, хотя и сдаваемый в аренду Винокурову.

Услышал спор и Вяльцев и, тотчас же вступив в спор, расплатился с Винокуровым по своему. Выхватив, по словам Винокурова, грядушку из стоявшей телеги, Вяльцев, вместо уплаты Винокурову пятачка ударил его грядушкой по голове, рассекши ее до крови.

Винокуров, получив такую расплату, все же задержал Яичникова и Вяльцева и составил на них обоих протокол в полиции. Оба друга родственника, за свою щедрую расплату, привлекаются к ответственности.

13 декабря 1914 г. (№81)
Жид сбежал.

28 ноября в Кирсанов приехал из Саратовской губернии еврей Мейер Ариев Берков Хайкин. Приехал в Кирсанов Хайкин по своим личным торговым делам, но как ратник ополчения, призыва 1908 года, он с себя, в месте своего жительства, не явился в мобилизацию.

Кирсановская полиция, куда был доставлен паспорт приехавшего в Кирсанов Хайкина, задержала его и доставила Хайкина к воинскому начальнику, которым Хайкин был арестован за укрывательство от явки в мобилизацию.

В этот же вечер 28 декабря Хайкин убежал от воинского начальника и скрылся из Кирсанова неизвестно куда.

18 декабря 1914 г. (№ 82)
Старосту никак не выбирут.

В Кирсановской соборной церкви кончатся срок служения ктитора этого храма. На 30 ноября были назначены выбора. Прежний ктитор, П.И. Алипов, от избрания вновь отказался (вероятно за преклонностью лет). На выборы старосты явилось человек сорок прихожан. Благочинный объявил собрание открытым и прихожане приступили к выборам. В первую голову начали просить богачей кирсановских, но безрезультатно. Никакие просьбы не помогли, все отказались, выборы не состоялись и были отложены до другого раза.

Следующие вторичные выборы были назначены на воскресенье 14 декабря. В этот день, после поздней литургии, прихожане чествовали своего уходящего старосту П.И. Алипова и поднесли ему за его труды икону.

В этот же день, вечером, прихожане собрались для выборов ктиторов. Явилось человек 60-т. Как и в первое собрание, выборщики приступили к богатым прихожанам с просьбой поступиьт ктитором, но также безуспешно: богачи опять все отказались.

Тогда группа выборщиков выставила из своей среды одного небогатого лавочника В.А. Семенеева, который состоял в течение нескольких лет вместе с другим торговцем кирсановским, Ф.С. Апоницким, помощником ктитора соборной церкви Алипова и которому вообще дела церковного хозяйства могли быть более подходящи, как уже нередко исполнявшему их, но другие группы избирателей, преимущественно биржевики выставили своего кандидата на должность церковного старосты. Кандидат этот Г.Н. Шляпин, недавно приехавший в Кирсанов, совершенно мало известен прихожанам и когда отец благочинный спросил о нем, кто он такой и бывает ли у св. причащения, то получился ответ, что Шляпина во время проживания его в Кирсанове и в храме то не видали.

Тогда от. благочинный опять заявил прихожанам об отложении выборов и вновь отложил их до другого неопределенного времени. Исполняющим обязанность церковного старосты выборали временно бывшего помощника его Ф.С. Апоницкого.

23 декабря 1914 г. (№ 83)
Раскладка городского сбора на чайные.

В середине декабря владельцы чайных в Кирсанове, в собрании своем, состоявшемся в помещении городской управы, произвели между собою раскладку городского сбора на 1915 год. Для распределения сбора чайные были разделены на две категории. К первой категории отнесены чайные и трактиры, находящиеся в районе базара. Эта категория обложена по 75 рублей с каждого заведения. Всего к этой категории отнесены 11 заведений.

К второй категории отнесены все чайные, находившиеся в улицах и на окраинах города. Такие чайные обложены по 20 р. каждая.

Отравление киндер-бальзамом.
На днях в Кирсанове скоропостижно скончался владелец парикмахерской Финогеев, выпивший киндер-бальзаму; по слухам, несчастный Финогеев отравившийся от киндер-бальзама, любил алкоголь, когда его продавали свободно, когда же нельзя стало достать водки ни за какие деньги, он, вероятно, думал найти забвение в замене алкоголя киндер-бальзамом, но не вынесла, видно, надломленная натура и бедняга скончался вскоре после приема этого «нового» средства заменяющего алкоголь.

Выстрел в окно.
В имении землевладельца Апушкина, ночью на 30 ноября, в окно квартиры управляющего дворянина Андрея Васильевича Калинина, неизвестно кем произведен выстрел дробью, от которого выбиты были стекла окна, но к счастью дробины, проникнув внутрь квартиры, не зацепили никого из находившихся внутри.

31 декабря 1914 г. (№ 84)
Новый городской глава.

За несколько дней до Рождества, кирсановские гласные городской думы собрались для выборов городского главы. Прежний кирсановский городской голова В.П. Свиридов, получив небольшое сравнительно количество избирательных записок, отказался от избрания. Большинством шаров избранным оказался присяжный поверенный Павел Михайлович Ястребцев.

Вновь выбранный городской голова гор. Кирсанова не принадлежит к коммерсантам торгового города, ничего общего среди них не имеет и, конечно, для торгового люда, большинство коего представляет Кирсанов, такие выборы придутся не по вкусу, но будущее покажет деятельность вновь избранного городского головы, а теперь пожелает новому избраннику энергично потрудиться на пользу родного города.

К отравлению Финогеева.
Отравившийся киндер-бальзамом парикмахер Финогеев, о трагической кончине которого сообщалось у нас в прошлом номере «Народной нивы», купил киндер-бальзам в значительном количестве в аптекарском магазине Ионаса, который щедро отпустил несчастному алкоголику какое угодно количество опасного лекарства, приготовленного на спирту. За такую «щедрость» Иоанс привлекается к ответственности и следствие об отравлении Финогеева ведется г. судебным следователем.

«Берегите ваши карманы».
Такое лаконическое предупреждение вывешено на видном месте в передней комнате Кирсановской почтовой конторы. И все же в базар 23 декабря, в этой же конторе двое приехавших в Кирсанов из уезда крестьян, несмотря на предупреждение, не уберегли своих карманов и сделались жертвою ловких аферистов-карманников. У первого из этих простачков, служащего у Оржевского торговца Наумовичева, некоего Селезнева, карманники «облегчили» карман, вынув кошелек с находившимися в нем 107 рублями, так искусно, что этому искусству мог бы у них поучиться любой фокусник. Дело в том, что Слезенев положил свой кошелек с деньгами в карман исподнего платья под шубою и все таки кирсановские аферисты сумели его найти и там и вытащили.

У второй жертвы кирсановских карманников похищено в этот же день из кармана около 37 рублей.