Герб города Кирсанова

«Народная нива». Газета общественной жизни.

4 октября 1914 г. (№ 68)
Открытие в Кирсанове торговли «виноградными» винами.

Торговля виноградными винами в Кирсанове, из ренсковых погребов, была разрешена и открылась с 23-го сентября. В первый же день своего существования торговля эта дала себя значительно почувствовать. Изголодались ли православные, вследствие долгого отсутствия торговли «матушкой монополочкой», а вместе с тем пивом и «винами виноградными», по крепости своей едва ли уступающими «светлой очищенной» соскучился ли «люд честной» кирсановский по одурманивающему средству, делающему здоровых людей калеками и умных – глупее глупеньких, но только на улицах кирсановских сразу, в первый же день открытия торговли «виноградным» вином, появилось множество пьяных и пьяненьких. И, что всего удивительнее, - это то, что в трактирах продажи вин не было, а торговля разрешена была лишь из ренсковых погребов.

Но в этом еще не вся беда, что кирсановцы так усердно на «вина виноградные» набросились, да стали появляться пьяными, нет, к сожалению, начались безобразия всякие, как и при «матушке монополочке», во «времена не столь давно минувшие», во владычество змия зеленого.

В первый же вечер, 29 сентября, один субъект, набравшись до сыта виноградна вина и, проходя по набережной против Пурсовки и увидя шедшую впереди себя женщину с девочкой, «ничтоже сумняся» с силой толкнул ее в стоявшее близ тротуара болото. Когда один из полицейских надзирателей гор. Кирсанова, шедший неподалеку и видевший всю эту дикую сцену, распорядился арестовать буяна, этот субъект, вытянувшись во фронт перед полицейским чиновником пресерьезно произнес:
- Ваше высокордие! Это я для практики сделал: практикуюсь как германцев топить в воде, если воевать мне с ними придется. Так за что же вы меня арестуете?

Другой случай, произошедший в этот же день 29 сентября, был еще чище. Один из любителей крепкого «виноградного» винца, нахлебавшись до сыта его, возомнил себя, вероятно, защитником Антверпена и разломав в мелкие куски первую попавшуюся под руки лопату, влез по стоявшей лестнице, приставленной к крыше двухэтажного дома, на Тамбово-саратовской улице, на крышу этого дома и оттуда начал разбрасывать осколки разбитой лопаты, «как шрапнелью в войско вражие», не зацепив, к счастью, никого из прохожих на улице, так как время было вечернее и прохожих на улице было немного.

Расшвыряв свои «деревянные снаряды», субъект успокоился и остался на крыше, но о нем немедленно сообщили городовым и они, с проходившим воинским патрулем, взобравшись на крышу, сняли с нее субъекта, уже довольно ослабевшего.

Были и еще случаи хулиганства и безобразий в Кирсанове и его окрестностях, совершившиеся в этот же день 29 сентября, первый день открытия в Кирсанове торговли виноградными винами, но мы не будем распространяться о них, да и не интересно это, интересно отметить было лишь то обстоятельство, что с открытием торговли «виноградными» винами в Кирсанове, в первый же день этой торговли, открылся целый ряд хулиганство и безобразий, обильной струею влившийся в нашу тихую успокоившуюся было общественную жизнь.
Эх! Винцо ты «виноградное»
Наше русское «веселье»,
Ты чего, чего не делаешь? —
Безобразий море велие
От тебя, родной, является
Как честной люд разгуляется…

11 октября 1914 г. (№ 69)
Выборы гласных.

21 сентября в городской управе происходили выборы гласных городской думы на предстоящее четырехлетие. Всех гласных выбрать нужно было 26. Желающих баллотироваться оказалось гораздо более. Выборщиков, имеющих право голоса явилось 85 человек. Закрытою баллотировкою оказались выбранными следующие лица:

Н.М. Сосульников большинством 72 против 12, Вл. И. Кудрин – 72 – 12, В.И. Ильин – 61- 24, В.П. Свиридов – 46 – 39, П.И. Ильин – 59 – 25, С.Н. Апоницкий – 62 – 23, А.Я. Булаткин – 62 -23, В.С. Крючков – 65 – 20, Н.А. Насонов – 66 – 19, П.Е. Белынский – 68 – 17, Ф.С. Москалев – 59 – 26, А.П. Калугин – 43 – 42, П.А. Роша – 58 – 27, М.С. Михайлов – 64 – 21, А.С. Орлов – 43 – 42, В.П. Петров – 53 – 32, Г.Н. Шляпин – 54 – 31, П.М. Ястребцов – 47 – 38, Н.А. Соколов – 45 - 39.

Таким образом, избранники города, «отцами» его оказались всего лишь 19 человек. Остальных недостающий семь гласных выбор отложили до следующего собрания, которое будет в октябре.

Забаллотированными оказались следующие лица: В.Д. Марков, - направо 28, налево 57. М.Е. Малинин, - на право 32, на лев. 53. Н.Я. Кремер – на право 32, на лево 53. И.П. Рогов, - на право 29, налево 56. П.В. Семенов, - на право 34, на лево 50. В.Г. Жутаев, - на право 34, на лево 50. А.С. Выропаев, - на право 35, на лево 49. Ф.Н. Никитин – на право 31, на лево 53. Н.А. Атрыганьев – на право 18, на лево 67.

Задавленный поездом.
22 сентября, около 12 часов дня, на 142 версте, на переезде, шедшим из Тамбова в Кирсанов пассажирским поездом № 4-й, задавлен до смерти крестьянин Груднев, ехавший на лошади и почти перед самым поездом подхваченный лошадью своей, понесшей его вдоль линии по полотну. Лошадь также задавлена вместе с своим хозяином.

17 октября 1914 г. (№ 70)
Кирсановские врачи в плену у немцев.

В «Русском слове» на днях помещено сообщение московского доктора Степанова о получении им письма от русских врачей, попавших в плен в Германию. Письмо это, подписанное 67-ю врачами, попавшими в плен к германцам, (вероятно, в армии генерала Самсонова), послано в Москву через Швейцарию. Письмо послано из германского местечка Кюстрина и помечено 5 сентября старого стиля. В письме говорится, что нижеподписавшаяся группа русских врачей уже две недели находятся в плену в Германии и их страшно угнетает полная неосведомленность родных об их судьбе, почему они и просят довести до сведения своих родных и близких. Письмо получено в Москве г. Степановым 6 октября и на другой же день 7 октября было послано им в редакцию «Русского слова» с просьбою напечатать его в газете. Через три дня письмо это было помещено в «Русском слове». Среди длинного ряда подписей находятся подписи трех кирсановцев Леонида Боброва, Аркадия Конокотина и Феодора Константина.

Кроме этих трех лиц из Тамбовской губении в этом же плену находится врач Михаил Рождественский из села Сасова, Елатомского уезда.

Юные сборщики.
Во время прохода поездов на станции Кирсанов, на платформе, в самой станции, и в вагонах останавливающихся поездов пассажирам невольно бросаются в глаза оригинальная парочка крошек детишек, - мальчика и девочки, в возрасте 7-8 лет, пресерьезно шествующих среди публики – он с кружкой для сбора на раненых, она - с щитом с флажками. Юные сборщики относятся к своим обязанностям очень строго и серьезно, предлагая пассажирам «пожертвовать в пользу раненых».

Как оказывается, симпатичное дело сбора на раненых исполняется детьми учениками кирсановского железнодорожного училища, чередующимся ежедневно в этом прекрасном занятии. Сбор идет успешно: пассажиры и посетители станции охотно жертвуют «оригинальным милым сборщикам».

24 октября 1914 г. (№ 71)
За продажу очищенной политуры вместо водки
, содержатель чайной, находящейся на почтово-телеграфной улице в Кирсанове, Иван Егорович Егоров, по обязательному постановлению г. губернатора, подвергается аресту на три месяца без замены штрафа. Чайную приказано немедленно закрыть.

Егоров, как выяснилось, очищал лак-политуру и продавал ее посетителям своей чайной, пившим ее вместо водки. Цена за один фунт политурной очищенной водки была по одному рублю за фунт, или 2 р. 50 к. за флакон политуры в два с половиною фунта. Егоров не стеснялся продавать свой «очищенный» товар и находящимся в Кирсанове нижним чинам.

Егоров привлекался уже в своем прошлом за участие в забастовке и все же, несмотря на такую «репутацию», кирсановской городской управою ему было дано разрешение на открытие чайной в Кирсанове. Кому угодно разрешит наша управушка, лишь бы денежки платили в кассу.

Кара за продажу пива.
Крестьянин пригородной слободы Голынщины Щербинин, за тайную продажу пива подвергнут по обязательному постановлению г. тамбовского губернатора штрафу в сумме 500 р. с заменою трехмесячным арестом, в случае несостоятельности.

28 октября 1914 г. (№ 72)
Не мешало бы фонарик поставить. Не велика территория, занимаемая городом Кирсановом, но и на том небольшом сравнительно пространстве наше управление никак не желает дать хотя не больших, но удобств местным жителям. То грязью залиты беспомощно в осеннюю и весеннюю пору года многие улицы Кирсанова, то фонари уличные в ночи темные не столько горят, сколько коптят, а есть и такие места, где и совсем нет никаких фонариков, хотя места эти требуют освещение также, как и другие части города.

К числу таких «обойденных» мест городских улиц принадлежит окраина на Калаисской дороге, по Тамбово-саратовской улице, где расположена старая тюрьма. Здесь уличное освещение необходимо нужно потому, что местность здесь неровная, а движение и езда в город и из города с большой калаисской дороги порядочное, но здесь то, как раз, и отсутствуют фонари. Хоть бы какие-нибудь маленькие коптилочки поставили в этом месте наши уважаемые хозяева города, все бы лучше было и для местных жителей и для проезжих, в долгие осенние вечера проходящим и проезжающим в этом месте. Небольшой расход для города от этого, но это необходимо.