Герб города Кирсанова

Ленинец
1990 год
(ноябрь-декабрь)

Орган Кирсановского горкома КПСС, городского и районного Советов народных депутатов Тамбовской области. Ред. В.Е. Петровский. Газета выходит четыре раза в неделю: во вторник, среду, пятницу и субботу. Тираж 9000 экз. Цена 3 коп.

07.11.1990
№ 179 (13949)

Октябрь в нашей судьбе

У каждого народа есть свои национальные святыни, и отрекаться от них – кощунство. Цивилизованное общество не может жить по принципу Иванов, не помнящих родства. Распродавать свою историю оптом и в розницу, крушить, осквернять памятники – дело нехитрое. Все это уже было, знакомо, только цена, которую потом приходится платить за это, слишком высока. Так неужели мы хотя бы на немножко не поумнели?

73 года отделают нас от Великой Октябрьской социалистической революции – события, ставшего поворотным для судеб миллионов людей, нашей страны. Для нескольких поколений советских людей это были годы великих побед и горьких неудач, годы напряженного созидания. И вот теперь Октябрьская революция объявляется чуть ли не неудавшимся социальным экспериментом, а ее завоевания – фальсификацией.

Впрочем, каждый вправе по-своему оценивать прошлое и настоящее нашего общества и страны в целом, однако известно, что историю отменить нельзя, даже если в ней что-либо не нравится. Конечно, история наша полна противоречий, и сегодня мы узнаем в ней много новых, порою горьких страниц. Но ведь эта наша история, она в каждом из нас, в наших сердцах. И забвение ее чревато тяжелыми последствиями.

Сегодня мы отмечаем самый главный, самый важный праздник – день рождения нашего государства. И люди хотят и будут отмечать его. Ведь 7 ноября – частица нашей жизни. С этим мы выросли. А как думают другие люди? Что значит для них, для их судеб 7 ноября? Мы попросили ответить на этот вопрос ветерана войны и труда коммуниста Юрия Ильича Яковлева.
- Родился я в советское время, потому говорить о том, что какие-то изменения Великой Октябрь внес в мою жизнь, сравнивать ее «до» и «после», не могу. Но одно скажу уверенно и точно. Я прожил хорошую, интересную жизнь, воевал, имел любимую работу, теперь вот на пенсии, но все так же активно участвую в общественной жизни, считаю себя нужным людям. И не думаю, что смог бы это все иметь, не случить революции. Откуда, спросите, такая уверенность? Я сужу по тому, как восприняли свершение революции близкие мне люди, как пришлись им по сердцу идеи тех лет, как были преданы они им. Возьмем, к примеру, моего деда Петра Федоровича Апурина. По дореволюционным меркам он был хоть небольшая, но величина – волостным писарем. Все-таки государственная служба, так что его семья жила в общем-то неплохо. Но подули ветры революции, и дед полностью встал на ее сторону. В годы антоновского мятежа был назначен судьей, после долгое время работал в отделе статистики. И ни разу я не слышал от него: вот, мол, как раньше жилось и вот как теперь. Или, к примеру, моя мать. В наше время, советское, получила образование, потом всю жизнь работала сельской учительницей. Ее сестры также работали учителями, несли сельским ребятишкам свет знаний, рассказывали правду о революции. А разве можно убеждать в чем-то, не будучи уверенным, не принимая этого к сердцу.

Помню, как в дни празднования Октября собиралась в нашем доме вся наша большая семья. И вы, наверное, не поверите, пели песни, только не те, застольные, а революционные, пели с верой в душе в светлое будущее. Кто нас это заставлял делать, перед кем мы рисовались, как бы сейчас некоторые сказали? Мне кажется, без глубокой убежденности в правом деле Октября песни тех лет петь не будешь.

Вслед за взрослыми тянулись и мы, малыши, порой не зная слов, не выговаривая отдельных звуков, вплетали свои тоненькие голоса в общий хор. С удивлением смотрели мы на серьезные лица родных людей, и как-то на душе становилось лучше. С тех пор и появилось у меня это особое, возвышенное чувство к празднованию годовщин Великой Октябрьской социалистической революции.

Октябрьская революция отменила эксплуатацию человека человеком, самое гнусное «изобретение» человечества. Впервые в истории был установлен тип государства, где была провозглашена власть трудового человека. А первые декреты этой власти – они буквально потрясли мир. Да, давайте говорить прямо, а была бы сегодня такой хорошей, как любят сейчас расписывать, жизнь в западных странах, где буржуазия вынуждена была сделать серьезные уступки пролетариату, опасаясь развития революционных процессов, примера России? Да что говорить, легко сегодня судить тех, кто отдал за это самое ценное – жизнь. Хорошо сегодня, по прошествии стольких лет, бросать упреки, обвинения: это было не так, не эдак, как любят порой делать сейчас представители так называемых неформальных сил. Откуда такая смелость, такое нетерпение?

А мне помнится, как одна из родственниц жены, сейчас ей уже 80 лет, говорила: если бы не революция, то она, наверное, давно бы умерла и не дожила бы до стольких лет. Ведь, стыдно говорить, вспоминала она, но мы ходили побирались, подаяние просили у добрых людей, о чем могли мечтать, так это, о кусочке хлеба. А революция дала все, о чем и думать не могли.

Сейчас много ломается копий вокруг разговоров о том, проводить или не проводить демонстрации, отмечать или не отмечать 7 ноября – день свершения революции. А почему, интересно, никто не спросит мнение народа на этот счет, как он думает. Почему в угоду политикам, преследующим какие-то свои цели, у советского народа отбирается самый светлый, самый революционный праздник? С горечью читаешь в газетах о том, что там или сям принимаются решения о непроведении манифестаций или выделяются для них не центральные улицы, не главные площади. Кого мы боимся у себя в стране?

Я в общем-то с удовлетворением узнал, что у нас в городе праздник будет отмечен манифестацией. Сейчас у меня, к сожалению, здоровье не то, пошаливает сердце, а то бы обязательно встал в ряды манифестантов, прошел бы под кумачовыми флагами по нашей главной площади – площади Революции. Но все равно в этот светлый для меня день дома не усижу – потихонечку-полегонечку, но приду на площадь, погляжу на людей, на праздничные колонны.

Эх, а ведь как раньше было! Готовиться начинали задолго до красного дня календаря. И все с выдумкой, с настроением, охотой. Ведь я в последнее время, довольно продолжительное, работал преподавателем в совхозе-техникуме. И все ждали этого дня. Обновлялись транспаранты, лозунги, другая непременная атрибутика. А с каким настроением выходили мы! Люди улыбались, после демонстрации получаешь какой-то заряд бодрости. А накануне – торжественное собрание, поневоле как-то итожишь сделанное. А различные «огоньки», где чествовали ветеранов, тех, кто умеет хорошо трудиться. Что во всем этом было плохого, кому все это помешало? Что теперь взамен у людей? Читать бесконечные интерпретации о том, как все у нас было плохо и не так, что теперь ходить с угрюмыми лицами, и отмечать религиозные праздники, а если я атеист? Разрушение идеалов человека, а именно этого, как мне кажется, сейчас добиваются, чревато для самого общества тяжкими последствиями. И как результат – уже сегодня, в наши дни, глумятся над памятниками Революции и Отечественной войны, не считают зазорным погреть ноги у Вечного огня. Что происходит с людьми, откуда такая озлобленность?

Не хочется кончать на такой грустной ноте. Я верю, что победит в людях хорошее, что переживаем мы наши сегодняшние трудности, а празднику Революции – быть всегда!
Ю. Яковлев,
ветеран войны и труда,
член КПСС.

12.11.1990
№ 180 (13950)

Это наша история

Вряд ли у кого из жителей нашего города или района в канун праздника Великого Октября возникло сомнение в том, состоится ли праздник. Сомнение это могли внести публикации в центральных газетах, передачи радио и телевидения, в которых содержались разные суждения о том, надо ли считать или не считать 7 ноября праздничным днем. Назывались различные причины, которые, по мнению некоторых, могли служить серьезным аргументом для этого. Но подавляющая часть населения просто-напросто не захотела даже слушать этих самых аргументов, считая, что история, пусть со всеми ее ошибками, есть память народа, которую никому не надо опошлять. Именно поэтому в канун праздника практически во всех трудовых коллективах города и района прошли торжественные собрания, а 7 ноября горожане приняли участие в праздничной демонстрации и митинге, посвященных 73-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции.

До начала шествия остается совсем мало времени. Проходя мимо изготовившихся к ней колонн, прежде всего отмечаешь, что по сравнению с прошлым годом, когда отмечали 72-ю годовщину Октября, значительно уменьшилось число транспарантов, призывов, флагов и флажков, разноцветных шаров и красных бантиков на груди людей. Вероятно, впервые за многие годы, а некоторые, может быть, и в жизни, совершенно по-иному воспринимают надпись на транспаранте у площади Революции – «Слава Октябрю». Точно так же, по-новому, всматриваешься в лица ребят средней школы № 85, которые при помощи транспаранта говорят всем: «Отстоим имя и дело Ленина». И хочется знать, понимают ли они, как и другие школьники, насколько это сложно им будет сделать. Понимают ли, что без знания истории, знания окружающего их мира это невозможно сделать ни сейчас, ни в будущем.

10 часов утра. К площади революции начинают движение две колонны. Первая – от перекрестка улиц Советской и Гоголя, вторая – от памятника В.И. Ленину, что на площади у здания горкома партии. Вслед за духовым оркестром совхоза-техникума на площадь Революции вступает колонна ветеранов войны и труда. С большим сожалением приходится говорить, что год от года редеют их ряды и все меньше и меньше остается среди нас тех, кто своим самоотверженным трудом и беззаветным мужеством строил и защищал наше Отечество. И в этот день хочется еще раз отдать должное этим людям. Вместе с ветеранами идут члены бюро горкома КПСС, горисполкома.

Вслед за ними по площади проходят школьники и их учителя. Именно они во многом определят завтрашний день нашего города и района, страны в целом. И для того, чтобы этот день был лучше сегодняшнего, им нужно решить много проблем, которые перед ними стоят, а помочь в этом школе должны все, кто находится рядом.

Продолжают шествие трудящиеся промышленных предприятий города. С хорошими успехами подошли они к этому празднику. По итогам десяти месяцев все они справились со своими заданиями по производству продукции для заключения договоров и по выпуску товаров народного потребления. Буквально в канун праздника бюро горкома КПСС, исполкомы городского и районного Советов народных депутатов и бюро горкома ВЛКСМ рассмотрели итоги социалистического соревнования коллективов предприятий промышленности, строительства, торговли и бытового обслуживания за 9 месяцев и признали победителями социалистического соревнования коллективы авторемонтного завода, дорожного ремонтно-строительного управления № 3, автоколонны № 1803, горторга. Была также отмечена хорошая работа коллективов фабрики «Победа», завода «Текстильмаш», дорожной строительной передвижной механизированной колонны. Кроме того, за успехи, достигнутые в областном социалистическом соревновании за ускорение экономического и социального развития, успешное выполнение обязательств за 9 месяцев 1990 года, обком КПСС, облисполком и обком ВЛКСМ постановили присудить переходящее Красное знамя коллективу нашего авторемонтного завода. Он занесен также на областную Доску почета. Хорошая работа всех названных коллективов тем более ценна, что в условиях нынешнего разлаженного хозяйственного механизма, особенно в вопросах снабжения сырьем, выполнить даже плановые показатели довольно сложно, не говоря уже об увеличении выпуска своей продукции, товаров народного потребления как к уровню прошлого года, так и к заданию нынешнего.

Трудным выдался нынешний год для работников агропромышленного комплекса, представители которого также прошли по площади Революции. Погода словно бы задалась целью испытать их на прочность. И многие коллективы колхозов и совхозов вышли с честью из данного испытания, приложив для этого максимум умений и усилий. По итогам 9 месяцев победителем социалистического соревнования по производству и продаже государству продуктов животноводства признан коллектив колхоза «Память Кирова», который выполнил план продажи государству мяса – на 175, молока – на 134, шерсти – на 118 процентов.

Отмечена хорошая работа по производству и продаже государству продуктов животноводства коллективов колхоза имени Куйбышева, «Заря», кооператива «Беклемищевский». Благодаря этим и некоторым другим хозяйствам в начале текущего месяца район выполнил планы по продаже молока, шерсти.

Под звуки духового оркестра шествие завершили курсанты авиатехучилища гражданской авиации, после чего все собрались на митинг, который состоялся на площади Революции.

Из репродуктора над площадью зазвучали слова:
В городе праздник!
На площади публика,
Флаги, как маки, горят.
Снова встречает Россия-республика
Праздничный день Октября!

Затем, после выступления хора ветеранов, перед зрителями разыгрывается сценка, которая будто бы перенесла всех в грозные годы гражданской войны, откуда до нас доносятся слова:
Наши правнуки будут удивляться,
Перелистывая страницы учебника:
Четырнадцатый, семнадцатый,
девятнадцатый…
Как они жили?! Бедные, бедные…
Они не узнают, как была прекрасна
В те годы жизнь.

Очень символично заканчивается эта сценка. Участники тех далеких и грозных событий передают свой красный стяг нынешней молодежи, подчеркивая тем самым идею того, что дело отцов и дедов продолжать нынешним школьникам, молодым рабочим. Причем дело это непростое, тем более в наши дни. Ведь, по сути, сегодня происходит вторая революция, которая призвана преобразовать наше общество в здоровое, справедливое и, в конечном счете, процветающее. То есть в то общество, о котором мечтал Владимир Ильич Ленин.

Хор ветеранов исполняет знаменитое «Славься, славься, русский народ…» из оперы М.И. Глинки «Иван Сусанин». Но теперь это не просто отрывок из оперы, это – Гимн нашей республики, официально утвержденный на сессии Верховного Совета РСФСР.

После этого на площадку поднимаются руководители города и района, представители различных организаций и предприятий Кирсанова.

Под звуки торжественной музыки, которая полилась из репродуктора, к сцене приближается Николай Андреевич Непрокин, ветеран войны и труда. В его руках факел, зажженный от Вечного огня. Поднявшись на сцену, он зажигает ритуальную чашу. И невольно, наверное, помыслы многих обратились к тем, кто стоял у истоков новой жизни, кто погиб, защищая ее в годы гражданской и Великой Отечественной войн.

Затем слово предоставляется первому секретарю горкома партии, председателю районного Совета народных депутатов А.И. Козмину. Он говорит:
- Сегодня все советские люди отмечают 73-ю годовщину Великого Октября. Путь, пройденный нашей революцией, не был простым и легким. Были исторические свершения, бессмертные ратные подвиги, были и тяжелые народные трагедии. Наш народ прошел все это, выстоял, победил.

Далее выступающий поблагодарил всех тех, кто отстаивал революцию, восстанавливал народное хозяйство. Он призывал твердо стоять на позициях социализма.

После поздравления всех присутствующих с праздником А.И. Козмин объявляет торжественный митинг, посвященный 73-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции открытым.

Слово взял ветеран партии и труда, директор фабрики «Победа» В.Ф. Пятов. Он коротко остановился на основных вехах нашей истории, тех трудностях, которые вставали в те годы перед страной. Напоминал о роли партии, которую она сыграла в становлении первого социалистического государства, ее ошибках и просчетах. В конце выступления он выразил уверенность в том, что простые люди не потеряли веру в партию и вместе с ней будут совершать перестройку.

М.В. Большакова, ветеран комсомола и труда, осудила те попытки, делающиеся как внутри страны, так и за рубежом, которые хотят представить Октябрь как историческую ошибку, опошляющие нашу историю. Перестройка, по ее словам, заключается прежде всего в перестройке сознания каждого человека, его отношения к миру, к своему делу. Каждый человек должен честно оценивать себя.

Митинг окончен. Звучит Гимн страны, и все направляются к памятнику героям гражданской войны, памятнику В.И. Ленину, памятнику воину-освободителю, к подножию которых возлагают цветы. Тем самым люди отдают дань глубокого уважения тем, кто в далекие годы, скрытые от нас временем, думал о нас с вами, о нашем будущем. И об этом не нужно никогда забывать.
В. Муленко,
корр. «Ленинца».

24.11.1990
№ 188 (13958)

«Кто съел мое масло?»
По слухам и на самом деле

Сегодня, пожалуй, единственно, чего у нас в избытке, так это различных слухов. Некоторые из них, едва родившись, отмирают, но вот другие – упорнее цепляются за жизнь, подпитываемые очередными порциями «проверенных» фактов. К числу последних относится циркулирующий по Кирсанову слух о том, что завод СОМ за поездку группы заводчан в Югославию расплатился маслом. В результате сейчас возникли перебои с этим продуктом.

Любой вопрос, связанный с продовольственным обеспечением, сегодня больной, так как затрагивает интересы многих людей. Поэтому мы не могли не проверить этот слух, хотя прекрасно понимаем, что оснований для него никаких нет. Пусть в этом убедятся и другие. Наш собеседник – директор завода СОМ Ю.А. Батуров.

- Юрий Архипович, как прошла поездка в Югославию?
- Съездили мы хорошо, набрались впечатлений, а главное, прекрасно отдохнули. Ведь в путевку входил и недельный отдых на морском побережье. Обслуживание, внимание – все было на лучшем уровне. Теперь думаем совершить еще одну поездку, но теперь уже в Индию в следующем году.

- Не хочется вам портить настроение после столь приятных воспоминаний, но сейчас по Кирсанову ходят слухи, что за поездку в Югославию завод СОМ расплатился сливочным маслом.
- Мы уже слышали об этом. Кроме того, теперь еще уверяют, что и сметану мы в Чехо-Словакию отправляем. Что ж, фантазии у людей нет предела.

- Давайте тогда, чтобы почвы никакой у этих слухов не было, подробно разберемся и с поездкой в Югославию, и с тем, что завод поставляет в нашу торговую сеть.
- Согласен. Начнем по порядку. Поездка в Югославию была задумана давно, проводилась она по линии «Интуриста» - как обычная, плановая. Стоимость путевок была оплачена нашими советскими рублями из фонда соцкультбыта завода. И давайте говорить прямо, если бы это поездка была организована на бартерной основе, неужели бы мы не смогли при этом получить хороший обмен? А то ведь нам, как и всем советским туристам, выдавали на руки по 150 динаров. На эту сумму даже пообедать нельзя, не говоря уж о чем-то другом. К примеру, жевательная резинка там стоит 35 динаров.

Теперь о поставках продукции. Завод никогда кирсановцев не обижал. Постоянно, из месяца в месяц, старались выдавать цельномолочную продукцию сверх фондов, так сказать по потребности. За это, кстати, областным агрокомитетом я, как директор завода, а также главные специалисты завода были в первом квартале лишены 20 процентов премиальных.

Возьмем, к примеру, только последние месяцы. В августе горторг получил 29 тонн масла по фондам, цельномолочной продукции, я имею в виду все – и творог, и кефир, и молоко, и сметану, - 351 тонну, что выше фондов на 51 тонну. В сентябре опять масла выделили сколько положено, цельномолочной продукции передано на 9 тонн больше, в октябре масла сверх фондов выделено 4 тонны, цельномолочной продукции – 15 тонн. Всего за десять месяцев передано городу сверх фондов цельномолочной продукции 500 тонн. Это примерно полуторамесячная потребность всего населения города. Данные приведены без того, что еще выделяется тресту столовых. Так что обвинения в том, что мы «обижаем» горожан, беспочвенны. Для города мы делаем все возможное. Другое дело, что сейчас фонды уменьшились. К примеру, масла на октябрь выделено 14 тонн. Тогда как, к примеру, в июле было 35 тонн.

Но и в этой ситуации есть выход, его мы уже неоднократно всем предлагаем – вырабатывать масло на давальческой основе.

- А что же все-таки вызвало такой слух о поставках за границу, может, то, что вы в свое время планировали продавать сухое молок за валюту?
- Действительно, в этом году мы планировали некоторое количество сухого молока продать за границу. Но теперь эти планы изменились. Причиной этого стало изменение конъюнктуры рынка. Если раньше за тонну сухого молока давали полторы тысячи долларов, то теперь только 700. Это стало нам невыгодно.

Вот такая беседа получилась у нас с директором завода. Как видите, никто на заводе валюту лопатой не гребет, а возле ворот не поблескивают новенькие «Тойоты» и «Нисаны». Скорее, наоборот, заводчане делают все возможное, чтобы поддерживать город, снабжать его своей продукцией.

Делать это им сложно. Причина довольно-таки проста и банальна – производить не из чего, молока на завод поступает очень и очень мало. Для подтверждения этих слов приведем данные, которые нам дали в плановом отделе завода. Так вот сейчас на завод, на переработку, поступает ежесуточно чуть больше, а порой и меньше 50 тонн молока, тогда как в это время в прошлом году этот показатель держался на уровне 100 тонн. Как в этих условиях угодить всем, как поделить этот небольшой кусочек пирога? Как мы уже писали, заводчане и так уже пошли на уменьшение выработки масла и сухого молока. Так, к примеру, в октябре этого года его было выработано 174 тонны, а в октябре прошлого – 243. Есть разница? Зато цельномолочной продукции в октябре выработали 604 тонн против 526 в прошлом.

Так каков же будет ответ на вопрос, поставленный в названии материала? Все-таки свое масло мы съели сами, и никого в этом винить не надо и не надо искать виноватых там, где их нет.

Выход есть, его предложил Ю.А. Батуров – вырабатывать масло на давальческой основе. И трудовым коллективам промышленных предприятий надо идти на это, тратить часть прибыли, договариваться с колхозами и совхозами.
Проверил слухи С. Вихарев.

01.12.1990
№ 192 (13962)

О статусе «Ленинца»

1 августа 1990 года вступил в действие Закон СССР «О печати и других средствах массовой информации», в соответствии с которым все средства массовой информации должны быть зарегистрированы. Относится это и к нашей газете. На совместно заседании бюро горкома КПСС, президиумов городского и районного Советов было принято решение, что учредителями «Ленинца» выступят городской комитет КПСС, городской и районный Советы народных депутатов. От их имени, в соответствии со статьей 7 Закона СССР «О печати и других средствах массовой информации» и пункта 2 Постановления Верховного Совета СССР «О введении в действие этого Закона», в исполнительный комитет областного Совета народных депутатов было сделано заявление о регистрации газеты «Ленинец» как общественно-политической газеты города Кирсанова и Кирсановского района.

И вот 21 ноября 1990 года управление издательства, полиграфии и книжной торговли облисполкома зарегистрировало нашу газету. Редакции вручено свидетельство о регистрации «Ленинца» серии ТБ № 000005. В нем сказано:
Учредитель – городской комитет КПСС, городской и районный Советы народных депутатов.
Предполагаемая аудитория – жители Кирсанова и района.
Предполагаемый максимальный объем – два учетно-издательских листа.
Программные цели и задачи: информирование жителей города и района по актуальным проблемам политической, экономической и духовной жизни города и района, формирование общественного мнения на основе правдивой информации, обобщение и распространение передового опыта, освещение работы Советов народных депутатов по перестройке всех сфер жизни города и района.

14.12.1990
№ 199 (13969)

Край родной
«Желал представительного правления»

Восстание на Сенатской площади 14 декабря 1825 года было первым в России революционным выступлением против самодержавия. В.И. Ленин назвал декабристов «самыми выдающимися деятелями». Среди декабристов мы по праву можем называть С.И. Кривцова.

Сергей Иванович родился в 1802 году. Отец, болховский помещик Иван Васильевич Кривцов, дослужился до чина коллежского асессора, ему принадлежали имения в уезде. Семья Кривцовых была большой: сестры Анна, Софья, Елизавета, Варвара, братья Владимир, Павел и Николай. Старший брат Сергея, Николай Иванович, участник Отечественной войны, потерял под Кульмом ногу, стал другом царя Александра I. В 1823-1824 годах он был тульским губернатором, в 1824-1826 годах губернаторствует в Воронеже, в 1827 году – губернатор в Нижнем Новгороде. Энциклопедически образованный, остроумный, он в течение двадцати лет дружил с Пушкиным. Другой брат Павел, по профессии дипломат, был дружен с Гоголем и Тургеневым.

Мальчика определяют на учебу в привилегированный Московский университетский пансион. В 1816 году благодаря старшему брату он приезжает в Швейцарию, где учится в Земледельческом институте Фелленберга – ученика знаменитого педагога Песталоцци в Гофвиле близ Берна. В 1820 году учеба закончена, он путешествует по Германии и Франции. Но молодого человека влекла нелегкая военная служба. 20 марта 1821 года он поступает на службу юнкером в лейб-гвардии Конную артиллерию. 18 ноября 1822 года – он уже прапорщик, 24 мая 1824 года – подпоручик. После смерти отца в 1813 году оба брата, Павел и Сергей, владели 307 душами крепостных в селе Тимофеевском Болховского уезда Орловской губернии.

По воспоминаниям современников, был Сергей простой, искренний, нерасчетливый человек, безобидный остряк и верный товарищ. В марте 1824 года по рекомендации декабриста, друга Пестеля – Ф.Ф. Вадковского – родного брата жены Н.И. Кривцова – Екатерины Сергей вступает в ряды Южного общества, принял активное участие в работе Северного общества.

10 октября, почти за два месяца до восстания на Сенатской площади, он уезжает из Петербурга в отпуск. Его гостеприимно встретили в Воронеже, где старший брат был губернатором. 5 января 1826 года последовал указ об его аресте. Через девять дней Сергея арестовали, а 19 января из Воронежа его доставил фельдегер Миллер в столицу. Посадили декабриста вначале на главной гауптвахте. Через два дня по личному указанию нового царя Николая I перевели в Петропавловскую крепость и заточили в камену № 27 Кронкверкской куртины. Царь в записке коменданту крепости Сукину писал, что Кривцова «посадить и содержать строго, но хорошо».

Следственная комиссия в приговоре отмечала: «Желал представительного правления, а между разговорами слыша о намерении ввести республиканское правление и о удобности истребить императорскую фамилию на придворном бале, но считал сие нелепым и несодеянным. Участия в делах общества никакого не принимал, на совещаниях нигде не был и вскоре, почувствовав вину свою, совершенно раскаялся». Но по приговору Верховного уголовного суда был осужден к лишению чинов и дворянства и по VII разряду был приговорен «в каторжную работу на 2 года». 22 августа срок был сокращен до года.

10 февраля 1827 года его отправили из столицы, а 9 апреля Сергей был доставлен в Читинский острог. Сохранились приметы декабриста: рост 2 аршина 97/8 вершков, «лицо белое, продолговатое, глаза светло-карие, нос большой, продолговатый, волосы на голове и бровях темнорусые». По окончании срока каторги в мае 1828 года отбыл на поселение в город Туруханск, куда прибыл 20 июня. За младшего сына хлопотала мать Вера Ивановна, урожденная Карпова. Ее слезные просьбы на имя императрицы были услышаны, и 13 февраля 1829 года его переводят в Минусинск, где он поселяется с 13 июля. Но мать приложила все силы к тому, чтобы вырвать сына из холодной Сибири.

23 сентября 1831 года Николай I повелел отправить Кривцова рядовым в Кавказский корпус, 19 декабря он начал службу в 44 егерском полку. 7 августа 1834 года его перевели в резервную батарею 20 артиллерийской бригады. 4 июня 1835 года он уже фейерверкер. 25 мая 1836 года Николай I «высочайше повелел» по прошению матери предоставить Кривцову четырехмесячный отпуск. В январе следующего года он покинул Кавказ и поселился в селе Тимофеевском Болховского уезда вместе с матерью. Отпуск пролетел незаметно, и 22 апреля Сергей Иванович вновь отправился на Кавказ. Сражался он храбро, не щадя своей жизни. За отличие в боях его награждают знаком отличия Военного ордена, а 15 ноября 1837 года присваивают воинское звание – прапорщик.

В Ставрополе он встречается с Н.М. Сатиным, поэтом и переводчиком, уроженцем села Дмитриевщина, ныне – Рассказовского района Тамбовской области. Познакомился Сергей Иванович и с великим русским поэтом М.Ю. Лермонтовым. Сатин так отзывался о Сергее Ивановиче: «добрый, хороший человек, далеко не ниже по уму и выше по сердцу своего брата Николая».

Вообще тяжести, свалившиеся на плечи Кривцова, не сломили его. Еще декабрист Розен вспоминал о пребывании Сергея Ивановича на каторге: «Развлекали нас шахматы и песни С.И. Кривцова, питомца Песталоцци и Фелленберга, бывало запоет «Я вкруг бочки хожу», то Ентальцев (декабрист – В.Е.) в восторге восклицает: «Кто поверит, что он в кандалах и в остроге». Был Кривцов остроумным человеком, не любящим неправды, несправедливости. В Минусинске, где жил декабрист, жил портной – проныра, обиравший своих клиентов. Кривцов на вывеске этого портного написал по-немецки «Трофим – вор». Последний, ничего не подозревая, гордился этой надписью. Минусинцы очень благодарили Кривцова за то, что он пожертвовал двадцать рублей серебром для строительства моста через реку.

Отправляясь в первый свой отпуск, он не забывает и про старшего брата, который после крушения служебной карьеры поселился в селе Любичи Кирсановского уезда. 10 января 1837 года старшему Кривцову исполнилось 46 лет, и появление в этот день младшего брата в Любичах было настоящим подарком для Николая Ивановича. В Любичах, в семействе, ставшем для него родным, он прожил две недели. Кривцов-старший из тамбовского села писал в далекий Рим дипломату – брату Павлу: «Сергей здоров физически и духовно – таково общее и главное впечатление. Прожив 10 лет вне Европы, он тем не менее вполне осведомлен обо всем, что совершилось в ней за это время. Создание новейшей литературы, успехи цивилизации, словом все завоевания века ему знакомы и близки, и, вернувшись в общество, он внешне не будет на одном уровне со всеми, а по существу будет и выше общего уровня благодаря размышлениям, которые питали в нем разнообразные перипетии его жизни».

18 апреля 1839 года последовал «высочайший» указ о долгожданной отставке. Сергею Ивановичу запрещался въезд в обе столицы. Но благодаря хлопотам родственников, по разрешению шефа жандармов Бенкендорфа ему разрешалось отлучаться из Тимофеевского и губернского Орла.

Все это произошло только в марте 1845 года. 31 августа 1843 года в Любичах умер старший брат, через год умер приехавший сюда из Рима второй брат Павел. Сергей Иванович хоронит дорогих ему людей и становится опекуном детей Павла, управляет его имением в селе Тамала, что недалеко от Любичей. Часто его можно было увидеть в Любичах, где жила жена старшего брата Екатерина Федоровна, родная сестра декабристов Федора и Александра Вадковских.13 января 1856 года был издан указ об амнистии бывшим декабристам, и Кривцов, как и все, оставшиеся в живых декабристы, мог жить в обеих столицах. В 1857 году Сергей Иванович женится на двадцатилетней дочери орловского губернатора Анне Валериановне Сафонович, а через три года он выезжает за границу. Сергей Иванович пользовался огромным авторитетом среди крестьян. Недаром в 1861 году его избрали членом губернского по крестьянским делам присутствия.

До нас дошла акварель Н.А. Бестужева, на которой изображен Кривцов. Она датируется 1828 годом. Перед нами не по годам пожилой человек, хотя ему и было в то время 26 лет. Закрученные усы, немного взлохмаченные волосы, широко открытые глаза и чуть-чуть задумчивый внимательный взгляд. Умер Сергей Иванович Кривцов 5 мая 1864 года в селе Тимофеевском Болховского уезда. Здесь его и похоронили. Но могила декабриста, к сожалению, не сохранилась.

Старшая сестра Вадковских

Семья сенатора и камергера, действительного тайного советника Федора Федоровича Вадковского и его жены графини Екатерины Ивановны Чернышевой была многочисленной. Четверо сыновей – Иван, Федор, Александр, Павел – и две дочери – Екатерина и Софья – насчитывала эта дружная семья.

Двое из этой семьи – Александр и Федор – известны в революционном движении России как декабристы. Но не менее знамениты и другие члены семьи. Старший Иван, командовавший одним и батальонов прославленного гвардейского Семеновского полка, был приговорен к смертной казни в 1820 году. Семеновцы, доведенные до отчаяния зверствами командира Шварца, восстали, и хотя подполковник Вадковский не был причастен к восстанию, судили его за сочувствие к солдатам. Смертная казнь была заменена 8 годами тюрьмы, а затем службой в Кавказском отдельном корпусе. Павел был известным дипломатом. Долгие годы он жил в селе Пятницком Елецкого уезда.

Порой краеведы забывают о сестрах Вадковских – высокообразованных женщинах прошлого столетия, одних из близких знаменитого поэта Пушкина.

Старшая сестра декабристов Екатерина родилась в родовом имении отца в селе Пятницком. Получившую прекрасное домашнее образование дочь отец отправил в столицу. Здесь она познакомилась со многими знаменитыми людьми – Н.М. Карамзиным, В.А. Жуковским, П.А. Вяземским, Е.А. Баратынским. Она всегда была в курсе событий литературной и музыкальной жизни не только столицы, но и страны. Красивой Екатерине Федоровне сам Жуковский посвятил стихотворение «Минувших дней очарованье». По словам знаменитого поэта, она напомнила ему родную тетку Анну Ивановну Плещееву. В стихотворении есть строки:
Минувших дней очарованье,
Зачем опять воскресло ты?
Кто разбудил воспоминанье
И замолчавшие мечты?
Шепнул душе привет бывалой;
Душе блеснул знакомый взор;
И зримо ей минуту стало
Незримое с давнишних пор...

Через Жуковского она знакомится с поэтам Дельвигом, Батюшковым, Веневитиным.
Неизвестно, когда впервые встретились Вадковская и А.С. Пушкин.
Екатерина Федоровна вышла замуж за Н.И. Кривцова. Николай Иванович (1791-1843 гг.) был одним из высокообразованных людей России. Участник Отечественной войны. В кровопролитном сражении при Бородино Кривцво был ранен в руку. Не успевший выехать из первопрестольной, он попадает в плен к занявшим Москву французам. Когда разъяренная толпа москвичей и казаков пыталась расправиться с ранеными французами, с которыми он лечился в Московском воспитательном доме, он спас. их. Впоследствии король Людовик XVIII наградил Кривцова орденом «Почетного легиона». Освобожденный из плена, он вновь в рядах действующей армии. В 1813 году в сражении при местечке Кульм ему ядром оторвало ногу.

Он лечится в Европе, учится в университетах Германии и Франции. Быстро сходится с европейскими знаменитостями того времени – Шатобрианом, Бенжаном, Констаном, аббатом Грегуаром, Талейраном, Контом, Сисмонди, мадам де Сталь и многими другими. Все они высоко отзывались об уме и способностях Николая Ивановича.

Заразившись бациллой вольнодумия, он настойчиво изучает опыт французских педагогов по организации взаимного обучения учащихся по системе Ланкастера. Его мечтой было создание в России «Нормальной школы ланкастерского метода» для бедноты. С проектом он обращается к царю Александру I. Но ответа не последовало. В 1817 году он возвращается на родину. Здесь завязывает дружеские отношения с Карамзиным, Жуковским, Вяземским, Дмитриевым, братьями Тургеневыми. В июне 1817 года произошло знакомство с бывшим лицеистом Пушкиным. Это знакомство переросло в теплую дружбу, которая прервалась смертью великого поэта.

В 1818 году император отправляет Кривцова в Лондон в качестве посланника. Но здесь у него происходили частые инциденты с русским послом князем Ливеном. И Кривцов вернулся на родину.

В Петербурге он познакомился с Екатериной Федоровной. Вскоре состоялась свадьба. Посаженным отцом на их свадьбе был знаменитый писатель, поэт и историк Н.М. Карамзин. Молодые супруги отправились в Тулу, куда Кривцов был назначен губернатором. С 1823 по 1824 год губернаторствовал здесь Кривцов. В 1824-1826 годах он губернатор в Воронеже. В 1826 году он губернатор в Нижнем Новгороде, но в связи с тем, что среди «друзей 14-го декабря», как назвал декабристов новый коронованный палач, царь Николай I, оказались родной брат Кривцова – Сергей и два шурина – братья жены Федор и Александр, в 1827 году он вынужден был уйти в отставку.

Семья поселилась в имении жены – в селе Любичи Кирсановского уезда Тамбовской губернии, которое перешло Екатерине Федоровне после смерти отца. По воспоминаниям соседа по имению Б.Н. Чичерина, начинал Кривцов на «голом месте», где не было ни одного деревца – «нечем кошку было высечь». Сам Кривцов составил проект дома, обучал своих крестьян ремеслу. Вскоре Любичи стали образцовыми для всей губернии.

В 1827 году Екатерина Федоровна приехала в столицу, где она близко познакомилась с Пушкиным. Вторая встреча Кривцовой с Александром Сергеевичем состоялась в 1836 году, за несколько месяцев до гибели поэта. Поэт Вяземский в письме к своей жене писал: «Вчера на именинном пире у нас было семейство Кривцовых, добрая ботвинья, хорошие стручки, Ростислав, Давыдов, Василий Оболенский, две бутылки шампанского, из коих выпито полторы, Александр Пушкина, очень хорошее сливочное блюдо, холодное с бисквитами, 15 порций мороженного от Рязанова, а нас сидело 12 человек, из коих Кривцова не ела…» Екатерина Федоровна, как и ее муж, была горячей поклонницей творчества поэта. Как вспоминал тот же Б.Н. Чичерин, «Катерина Федоровна была женщиной, которая с высшим изяществом форм соединяла тонкий, живой, наблюдательный и несколько насмешливый ум, а вместе с тем и глубокие чувства. В молодости она была очаровательною собеседницей и всегда была искренним другом».

31 августа 1843 года умер Николай Иванович. Все заботы по хозяйству легли на ее плечи. Она иногда выезжала с единственной дочерью Софьей в столицу. Когда Софья Николаевна вышла замуж за брата поэта Батюшкова – Помпея Николаевича, отлучки прекратились.

Иногда посещала она и Пятницкое – родовое имение отца, где в сельской глуши прозябал брат Павел. Благодаря старшей сестре более сносно отбывал каторгу брат Федор. Екатерина Федоровна часто посылала ему деньги. Многие современники отмечают, что была она, как и ее муж, человеком вольнодумных мыслей, поддерживала Николая Ивановича в его проектах по освобождению крестьян от крепостного гнета.

Умерла Екатерина Федоровна Вадковская-Кривцова в 1861 году, надолго пережив своих братьев и мужа. Ее тело было перевезено из Петербурга и было захоронено в одном склепе с мужем.

Она была одной из женщин России, чьи симпатии были на стороне декабристов, которых она считала мучениками за справедливость.
В. Елисеев,
краевед.

18.12.1990
№ 201 (13971)

О чем умолчали афишы?

Этот белый лист на фоне серых красок зимнего дня так и лез в глаза, - привлекал к себе внимание. А его красные и черные строчки сообщали каждому прочитавшему: «В воскресенье, 9 декабря, на площади Революции состоится первое общегородское свободное, независимое собрание». Да, именно так, свободное и независимое.

На востоке есть мудрая пословица, что хоть тысячу раз скажи слово «халва», слаще во рту от этого не станет. Так и в нашем случае, от того, что развешенные в городе в различных местах объявления-афиши обещали свободное и независимое собрание, на самом деле таковым его не сделали. А предназначались скорее для того, чтобы привлечь внимание.

Признаюсь честно, если бы я не был журналистом, то ни за что на собрание не пошел. И не из-за того, что не считаю себя гражданином или равнодушен к общественной жизни города, скорее наоборот. Дело в том, что за время, прошедшее с апреля 1985 года, когда в политическую жизнь страны бросились, как в омут, с головой люди с непомерными амбициями, с болезненным самолюбием, плохо понимающие, что такое политическая работа, но хорошо умеющие говорить, просто опутывать своими словами, мы уже устали от этих потоков красноречия, которые сегодня льются из их уст. И как раз дело в том, что теперь всем хорошо известны их истинные намерения, видны результаты их деятельности. Там, где люди, купившись на их обещания, доверили им власть, теперь буквально на себе испытывают благость обещанных ими свобод.

Но не будет отвлекаться от наших дел. До недавнего времени многие считали, что наш город избежал «счастливой» участи митинговых страстей, голодовок, бойкотов. И, как мне кажется, потому, что все-таки мы, по сравнению с другими местами, все же жили более или менее удовлетворительно. Но теперь с запозданием и наш город стал сравниваться по уровню жизни со всей страной. Ясно, спокойствия это людям не принесло, растет недовольство. Ну и, естественно, как только обостряется социальная напряженность, появляются люди, которые пытаются использовать ее в своих целях. Так произошло и у нас. По городу пронеслись слухи, что образовалась организация социал-демократов. Но когда узнали о том, кто вошел туда, многие понимающе кивали головами.

Тут необходимо внести разъяснения. Никакой организации пока в городе нет, потому что она не зарегистрирована. Есть немногочисленная группа людей, называющих себя социал-демократами, правда, они обращались в исполком городского Совета с просьбой о регистрации, но им было отказано в полном соответствии с ныне действующим закондательством.

Итак, мы определились, кто есть кто. Поэтому сразу же скажем о первом нарушении, которое было допущено организаторами собрания – они не имели права выступать на собрании, а также организовывать его от имени социал-демократической организации, так как такой фактически у нас нет. И заявка о проведении собрания в исполком горсовета была подана как от группы граждан нашего города, и разрешено было проводить его тоже как группе граждан.

Как я уже сказал, желания идти на собрание не было, но было профессиональное любопытство, как эти люди смогу за внешне безобидной повесткой дня собрания показать свои истинные намерения. Что именно так и будет, сомнения никаких не было, уж слишком хорошо теперь мы знаем, на чем, на первом этапе, попробуют нажить себе политический капитал подобные формирования. И тем горше было, когда полностью в своих предположениях убедился.

Проба голоса кирсановских «социал-демократов» (в кавычках понятно почему) состоялось по всем правилам проведения подобных собраний. Схема очень проста, и мне жаль, что многие кирсановцы, которые были в этот день на площади Революции, попались на нее. Рассматривается нейтральный вопрос, по ходу подбрасывается несколько «жареных» фактов, потом всем известные трудности и проблемы увязываются с конкретными лицами. Причем преподносят это все хорошие говоруны эффектно, с болью в голосе, при этом затыкается рот тем, кто попробует что-то сказать против, и готово – люди проголосуют за что угодно, мало того, того и гляди пойдут крушить все подряд.

Нет смысла подробно рассказывать о всех перипетиях состоявшегося собрания. Во-первых, ведь все собрание – это два часа в набиток разговоров, во-вторых, не все выступления можно пересказывать, потому что ораторы позволяли себе некорректные выражения, бездоказательные, неподкрепленные фактами высказывания. И повторять их сегодня было бы по меньшей мере неэтично.

Сразу оговоримся, аудитория у организаторов собрания была. Человек пятьсот, может быть чуть больше, усердно притопывали от пробиравшего до костей в этот воскресный день мороза. Так же совершенно точно можно сказать, что очень многие из этого количества не были их сторонниками. Более того, я своими собственными глазами видел, что многие вообще не участвовали в голосовании. Так что по крайней мере смешно было слушать сообщение, несколько раз подчеркнутое председателем – ведущим собрание В.В. Блудовым, о единогласном одобрении принимаемых постановлений.

А началось собрание с неуважения к горисполкому, да и просто в конце концов элементарного нарушения взятых на себя организаторами обязательств. Ведь в заявлении группы граждан, а именно В.В. Блудова, В.М. Аристова, В.Н. Багпо, В.П. Власова, С.С. Можарова о разрешении проведения собрания черным по белому было сказано, что в повестке дня всего три вопроса: «О положении русского и русскоязычного населения в некоторых союзных республиках»; «О проекте Конституции Российской Федерации»; «Об использовании городского бюджета»; более того, они были предупреждены, что по закону не имеют права изменять повестку дня, а также дополнять ее другими вопросами. Однако на собрании был утвержден еще один пункт – разное. Блудов, как ведущий собрания, должен был сказать: стоп, сограждане, мы не можем изменять или дополнять повестку дня, однако он с удовольствием поставил этот вопрос на голосование, таким образом подсунул собравшимся «кота в мешке». Ведь никто и не думал, что скрывается под этим «разное». И как мне показалось – это была сверхзадача организаторов собрания.

Итак, повестка дня была утверждена, а запев был сделан самим ведущим. Словечки особо не выбирались: «награбили», «попользовались», «зажравшиеся дармоеды, ловко обделывающие свои делишки». О ком это, спросите? Ответ, думаю понятен, не об империалистах идет речь. Блудов крыл такими словами тех, кто стоит у власти, а именно коммунистов-руководителей. Но оставим это на его совести.

Первым вопросом повестки дня был вопрос о положении русского и русскоязычного населения в некоторых союзных республиках. Что ж, действительно, вопрос этот больной. Из сообщений радио, телевидения, газет мы знаем, что русским людям, да и не только им, несладко сегодня приходится там, где раньше и мысли ни у кого не возникало спросить, кто ты – русский или молдаванин, украинец или казах, и так далее. Это наша боль, это наше страдание. И надо отдать тут должное Блудову, нашедшему, не в пример первому своему выступлению, яркие, доходящие до самого сердца слова. Кто тут будет спорить?! Да, нам в завершение к нашим трудностям теперь прибавилась и межнациональная проблема, когда в слепом ожесточении сосед идет на соседа, с которым прожил в мире много лет, а теперь он враг – потому что другой национальности. Сколько пролито крови. И стоит ли еще лить? И вот тут необходимо сказать, что принятое на собрании обращение к Верховному Совету РСФСР мира не добавит, потому что призыв к Верховному Совету РСФСР принимать все имеющиеся в его распоряжении меры для пресечения и предотвращения покушений на честь, достоинство и саму жизнь русского и русскоязычного населения в других республиках вряд ли изменит ситуацию.

И не случайно, что после зачтения текста обращения возникла маленькая дискуссия, в ходе которой один из ее участников прямо заявил: это сегодня неприемлемо, так как ведет к гражданской войне, а война – это всегда кровь.

Не будем больше приводить выступления «за» и «против» - сколько людей, столько и мнений. Просто замечание чисто редакционного характера. Итак, как мы уже сказали, по нашим подсчетам, на площади в этот день собралось человек 500, ну чуть больше (по подсчетам организаторов – около двух тысяч). Даже если принять за основу последнюю цифру, то все равно две тысячи человек – еще не все население Кирсанова, тем более, как мы уже сказали выше, голосовали не все. Поэтому выступать от имени жителей всего города этих людей никто не уполномочивал. К тому же со столь серьезным обращением. Его надо было начинать не словами «мы, жители Кирсанова», а «мы, участники собрания» (и уж, конечно, не общегородского). Исходя из этих позиций, все принятые в этот день на площади постановления ни в какой мере не могут считаться выражающими умонастроения всех жителей города.

По второму вопросу повестки дня – о проекте Конституции Российской Федерации – мне особо рассказать нечего. Здесь речь держал представитель тамбовских социал-демократических сил В.П. Подсивако (видно, у наших на столь серьезный вопрос духу не хватило). Он, конечно, усердно убеждал всех, какой хороший рабочий проект Конституции придумала Конституционная комиссия, большую половину которой составляют социал-демократы, и какая «бяка» проект, предложенный группой депутатов РСФСР «Коммунисты России», только потому, что там есть слова: советский, социализм. Что же, сегодня каждый вправе выражать свое мнение. Замечу только, что постановление по этому вопросу, принятое на собрании, содержит требование общенародного обсуждения и проведения референдума по проекту Конституции Республики. Но самое интересное, что такой пункт есть и в решении последней сессии городского Совета народных депутатов. Так стоило ли ломать копья?

Самый насущный, и, наверное, его больше всех ждали, был третий вопрос повсетки дня: об использовании городского бюджета.

Предворяя рассказ о его обсуждении, замечу, что прежде чем выносить на обсуждение столь важный вопрос, надо хоть немного быть компетентным в нем, хотя бы немного знать истинное положение дел. А получился разговор по принципу: «слыхали звон, да не знаем, откуда он».

По мнению Ю.Г. Усенко городские власти только и делают, что разбазаривают городской бюджет, вбухивают народные денежки в претворение никому не нужных проектов. А вот Блудова очень волнует ситуация с медвытрезвителем, работники которого, для того чтобы выполнить план, вынуждены, по его мнению, хватать людей.

Поднимались проблемы, связанные с жильем, водой, детской больницей, дорогами. Скажите, а кто об этих наших проблемах не знает, и появились они не вчера и позавчера, и решать их, согласитесь, не так просто. Во всяком случае митингами их не решить, это точно. Но последующие друг за другом ораторы упорно ставили эти проблемы в вину руководителям, первым лицам города и района. Фамилии Лаврухин, Козмин, Батурова так и повторялись. На потеху части собравшимся, уже смачно требующей: «Долой! Под суд!»

Даже подсудимым и тем дают возможность сказать слово в свою защиту. Здесь же было это невозможно. Попробовал было М.Д. Лаврухин сказать несколько слов, так нет же, тот же Блудов радостно сообщает в микрофон, что народ вас, Михаил Дмитриевич, и слушать не хочет. А ведь еще в самом начале он же неоднократно обещал, что предоставит возможность выступить каждому, кто пожелает. Почему не выслушать мнение другой стороны, раз называете себя демократами? Видно, были опасения, что слетит с людей тот настрой, который с таким трудом был создан.

Вместо этого слово дается странному дяденьке из Москвы, которому оттуда очень хорошо видно, как у нас за последнее время в Кирсанове все стало плохо, что нельзя по городу, по его выражению, вечером пройти, чтобы не схлопотать. Да безработному (как он представился) в дубленке и меховой шапке Н.В. Лисицину, который, оказывается, знает, что у нас в Кирсанове есть кому есть, пить, кому брать дефицит.

Были и другие ораторы, упорно гнувшие линию в свою пользу, ведущие игру «в одни ворота», сотрясавшие воздух звонким словцом.

Меня могут упрекнуть в том, что я не объективен, сгущаю краски, предвзято отношусь к «социал-демократам». Сразу скажу, что это не отчет, а заметки, и вправе высказывать свое мнение. Что же касается «социал-демократов», то о них мало кто что знает. И обещанного на собрании рассказа Блудовым и Подсивако о том, кто такие «социал-демократы», так и не дождался. Что же касается тех проблем, которые поднимались, то все мы, как я сказал, о них знаем. Мы, честное слово, уже устали, от всей этой говорильни, этого бесконечного обнажения проблем. Никто не заявляет: я знаю, как поступать в этом случае, как решить эту проблему. Не было такого и на митинге. А потому пользы от него чуть.

Зато очень хорошо понял другое. «Социал-демократы» берутся предложить свои услуги по «справедливому разделу всего того немногого, что есть на базах», чтобы это немного там не залеживалось. И к тому усердно нас призывал Кудрик. Оно и понятно: делить, не производить. А как мне кажется, каждый должен заниматься прежде всего своим делом, и не надо думать, что исполнять другие обязанности просто и легко.

Осталось совсем немного до конца нашего сегодняшнего повествования. Последним, как вы, наверное, догадались, был вопрос: разное. Под этим подразумевалось вот что: «социал-демократы» намеревались принять обращение к депутатам городского и районного Советов с требованием отставки председателей Советов и исполкомов. Прямо так, общим списком. Но тут произошло совсем непонятное. Митинг проводился в городе, проблемы поднимали горожане, тогда причем тут районный Совет. Там уж, наверное, должны жители района разбираться. И уж совсем казус произошел с фамилией заместителя председателя горисполкома Т.С. Назаровой. Ее в списке, предложенном организаторами, не было. Но какая-то бабуля, уже не раз вспоминавшая ее по ходу собрания (уж чем-то она ей досадила), возьми и крикни ее еще раз. И что же? Внесли в список. Потом выкрикнули еще и Волкову. Но тут Блудов сообразил, что она партийный работник. А то бы, глядишь, в общем настрое и Галине Максимовне отставку потребовали.

***

На следующий день я опять проходил мимо того места. где мне встретился тот белый лист. От него остался только уголок, а на его месте уже висело другое объявление. Так и общественная жизнь нашего города, подумалось мне, перевернула еще одну свою страницу. И сколько их еще будет? И хороших, и плохих, разных. Мы учимся жить по-новому, осваиваем непривычное для себя. И плохо, когда слово «плюрализм» понимают как что хочу, то и говорю, а свободу – как свободу нарушать законы, а независимость – как нетерпимость.
С. Вихарев,
корр. «Ленинца».

19.12.1990
№ 202 (13972)

Снова о колготках

Мы, работники завода «Тестильмаш», обращаемся к вам с просьбой разъяснить через газету следующее. Насколько мы помним, что ранее, когда ставился вопрос о проблемах детских колготок, то их решили выдавать на предприятиях по списку тем, у кого есть дети до 14 лет. Как мы знаем, так делается в других организациях, а у нас на заводе их выдают на всех, кто работает.

Тогда бы уж лучше их продавали в магазине. Мы бы смогли простоять в очереди и купить. А сейчас, что на рынке продают, то и у нас. У кого есть дети, тем колготки не остаются, а у кого даже нет семьи (еще неженатые) они выигрывают, и мы у них покупаем те колготки по пять рублей. Разве это справедливо?

Просим навести порядок, то есть разыгрывать по списку не на всех, а только у кого есть дети.
Медведева,
Коновалова.

Редакция попросила заместителя председателя горисполкома Т.С. Назарову пояснить, как надо правильно распределять колготки: на тех людей, у кого есть дети, или на всех, кто работает на заводе?

- Горисполком, - ответила она, - выделяет колготки по организациям и предприятиям следующим образом. Мы исходим из того, что выделяем 20 процентов товара на коллектив от числа всех работающих. А как его будут распределять на местах: только ли а детей или с учетом всех работающих, пусть решает сам коллектив. Как решит, так и будет. Это дело должен возглавить профсоюзный комитет.

От редакции.
Ответ ясен. Распределить колготки очень не просто. Поэтому давайте рассмотрим проблему со всех сторон. При остром дефиците матери просят распределять их только с учетом детей. Вроде бы и правильно, ведь носить их детям, чьи родители трудятся на предприятии.

Теперь давайте посмотрим с другой стороны. Нас спрашивают, а зачем в таком случае создавать неравноправие среди работающих. Льготами в коллективе должны пользоваться все одинаково, тем более, в том числе и колготки, на всех, кто работает.

Поэтому как понятно нам желание матерей получить колготки, так понятно и вполне оправданное желание бабушек или тетей. И тогда уже не будет важно, дочь, внучка или племянник наденет их. Главное то, что своими правами все работники предприятия воспользовались в полной мере, без ущемления.

Совсем другое дело в том, что надо ли их без стыда и совести продавать по пяти рублей своим же товарищам, явно обирая их, как спекулянты на базаре. Не лучше ли уступить тем, кому они нужнее, по государственной цене. Так будет порядочнее.

Знаем мы и о том, что на одних предприятиях выдают колготки по талонам только родителям, на других – всем тем, кто работает.

А теперь о том, что же надо, по нашему мнению, сделать? Нужно провести собрание всего трудового коллектива и поставить на нем этот вопрос. Как проголосуют большинство людей, значит так и будет выполняться воля большинства. Так что несите заявление в профком и ставьте вопрос на волю трудового коллектива.

25.12.1990
№ 205 (13975)

Край родной
Мы были первыми

В конце войны из Кирсанова в другой город перебазировалась воинская часть. Здание, где ранее был Дом культуры этой части, оказалось свободным. Городские и районные власти решили в освободившемся здании организовать районный Дом культуры. Директором его был назначен Геннадий Юшков, администратором – Дмитрий Качнов, а баянистом – Александр Николаевич Шмаков. Вот эти товарищи и составили штат Дома культуры. В ту пору здание ДК имело плачевное состояние: стекла в окнах были побиты, двери не прикрывались, скамейки, столы и стулья в большинстве своем требовали ремонта. Первая администрация – Юшков и Качнов – попросила помощь у райкома ВЛКСМ, его первого секретаря В.Е. Морозова, который обратился к группе комсомольцев города с призывом помочь в организации Дома культуры в Кирсанове.

Нашлись энтузиасты среди молодежи города, которые не только участвовали в ремонте здания и мебели, но и впоследствии создали первую концертную бригаду. В ее состав входили: Геннадий Юшков, Дмитрий Качнов, Александр Шмаков, Георгий Михайлов, Иван Ляликов, Виктор Тарасов, Тамара Солянкина, Лариса Хайдукова, Лидия Костикова, Анатолий Соннов и автор этой статьи Всеволод Ильин.

Репетиции концертных номеров проводились в Доме культуры. 1946 год был очень тяжелый, только что окончилась война. Были большие трудности со снабжением промышленными и продовольственными товарами. Они распределялись по карточкам. Райком комсомола рекомендовал нам начинать концерты не в городе, а в селах района. И вот уже с наскоро подготовленной концертной программой мы пошли в турне по району. Давали концерты в близлежащих селах. Шли пешком по грунтовым дорогам, неся с собой кое-какой реквизит и баян Саши Шмакова. Александр Николаевич Шмаков в детстве лишился зрения, и его приходилось вести под руку.

Обычно концерты проводились поздно вечером, когда колхозники, после тяжелого трудового дня, приходили домой, кормили домашний скот, доили коров и коз, приготовляли ужин.

Концерт обычно состоял из двух отделений. В первом отделении ставилась одноактная или двухактная пьеса (главным образом патриотического содержания, отражающая героизм советских людей в Отечественной войне). Действующими лицами была вся концертная бригада. Музыкальное оформление осуществлял А.Н. Шмаков. В нашем репертуаре ставились короткие пьесы: «Константин Заслонов», «Попутного ветра», «Сильнее смерти» и другие. Художественным руководителем, режиссером и исполнителем главных ролей был Георгий Михайлов.

Второе отделение обычно начиналось патриотическими стихотворениями, которые выразительно и вдохновенно читал бывший лейтенант и артиллерист Иван Ляликов. В его репертуаре звучали стихотворения К. Симонова «Жди меня», «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины»…, которые очень тепло принимала публика. Да это и понятно. Ведь только что окончилась Великая Отечественная война. Затем выступал с исполнением русских народных песен Виктор Тарасов. Он обладал превосходным басом. В его исполнении широко и раздольно звучали такие песни, как «Есть на Волге утес», «Вдоль по Питерской» и другие. Солисткой нашей концертной бригады была Тамара Солянкина. Она прекрасно исполняла знаменитую песню «Синий платочек», популярные романсы «Калитка», «Мне писать тебе больно». С веселыми игривыми частушками выступали Лариса Хайдукова и Лидия Костикова. В заключение концерта веселил людей Анатолий Соннов. Он с большим юмором и артистичностью исполнял юмористические рассказы Зощенко «Баня», «Мастер или актер поневоле», Чехова «Оратор», «Злой мальчик» и другие. Но неизменным успехом у публики пользовались в исполнении Соннова басни Сергея Михалкова, особенно «Заяц во хмелю». Анатолию Соннову приходилось по просьбе публики выходить по два-три раза, исполняя эту басню. Вел концерт я.

Мы выступали в сельских клубах сел Екатериновка, Уваровщина, Шиновка, Калаис. Несмотря на трудности этих пеших переходов, все чувствовали, что песни доставляют людям бодрость и радость, минуты веселья. Вот эти чувства и руководили нами, когда мы шагали по пыльным дорогам, потому как знали, что нужны простым труженикам села, которые в тяжелых условиях залечивали послевоенные раны в сельском хозяйстве нашего района.
В. Ильин,
ветеран войны и труда.

Сохраним память о прошлом

Документы личного происхождения являются частью Государственного архивного фонда СССР. Закон СССР и Закон РСФСР «Об охране и использовании памятников истории и культуры» предъявляют более высокие требования к развитию деятельности по учету и сбору всех видов документальных памятников, в том числе личного происхождения.

Документы личного происхождения дополняют официальные материалы учреждений, организаций и предприятий, в которых много пробелов, помогают воссоздать более полную картину прошедших событий, восстановить страницы героического прошлого нашего народа, атмосферу событий времени, они помогают проследить жизненный путь отдельных людей и слоев общества, раскрывают духовную жизнь выдающихся людей, многообразие их интересов. Кроме того, в документах личного происхождения находят отражение мысли людей об исторических событиях, новое отношение советского человека к труду, к освоению техники.

Сохранить память о людях, об участниках Великой Октябрьской социалистической революции, гражданской и Великой Отечественной войн, ветеранах труда, новаторах производства – одна из важнейших задач государственных архивов.

Круг лиц, от которых принимаются на государственное хранение документы, очень разнообразен. Различны и документы, откладывающиеся в результате их деятельности, по содержанию, видам, времени создания. В архив принимаются личные фонды Героев Социалистического Труда и Советского Союза, кавалеров ордена Ленина, зачинателей новаторских движений, а также заслуженных учителей, отличников народного образования, заслуженных врачей, участников революции, гражданской войны, знатных хлеборобов и животноводов, воинов-«афганцев».

Для приема отбираются следующие документы: рукописи статей, выступления, записные книжки, дневники, биографические материалы, свидетельства о рождении, браке, смерти, документы об отношении к военной службе, об образовании, орденские книжки, а также автобиографии, трудовые книжки, письма, личная и деловая переписка, негативы и позитивы – фотографии личного и семейного характера, заметки, вырезки из областных, районных газет. Все документы принимаются в подлинниках или заменяющих их копиях.

Это дело в нашем районе только начинается, уже сделаны первые шаги. Так, передали документы на хранение в районный архив участники Великой Отечественной войны Михаил Павлович Десюков, Николай Моисеевич Булычев, член районного совета ветеранов войны и труда, участник войны Руфина Родионовна Чепурнова, воин-«афганец» Александр Анатольевич Чернов. А ветеран труда, заслуженный работник культуры Екатерина Александровна Попкова, до сих пор приносящая людям радость как участник художественной самодеятельности и проводящая занятия в клубе «Мастерица», тоже передала свои документы в архив.

Мы обращаемся к жителям с просьбой о передаче имеющихся у них документов на хранение в архив. Это будет актом высокой сознательности. Из ваших документов мы создадим личный фонд, которому присвоят ваше имя. Фонды личного происхождения имеют большую научно-историческую и практическую ценность.

В Законе СССР «Об охране и использовании памятников истории и культуры» записано: «Документы, находящиеся в личной собственности граждан и представляющие значительную историческую, научную, художественную или иную культурную ценность, признаются памятниками истории и культуры и подлежат государственному учету в целях наиболее полного выявления памятников».
Л. Булычева,
зав. райгосархивом.

Юбилей школы

Царское правительство в отношении народного образования руководствовалось «мудрой» пословицей: «Грамотные рабы – опасные слуги». Особенно плохо обстояло дело с грамотностью на железнодорожном транспорте. Рязанско-Уральская железная дорога вступила в строй в 1870 году. А начальную школу при железнодорожной станции Кирсанов открыли только в 1910-1911 учебном году: следовательно, средней школе № 85 Юго-Восточной железной дороги в этом году исполняется 80 лет.

Специального здания для нее тогда не было, и она размещалась при депо, в теперешней столовой, в очень неудобных условиях. Ее заведующим долгое время был Иван Иванович Пронкуль. После Октябрьской революции, после издания декрета о единой трудовой школе, железнодорожная трехклассная школа превратилась в начальную четырехгодичную. Заведующим ее был Сергей Федорович Ефимов. Линейный микрорайон ее охватывал станции Тамала, Тягуновка, Инжавино. При школе был открыт интернат.

С осуществлением в стране семилетнего образования начальная школа при станции Кирсанов преобразовалась в фабрично-заводское училище (ФЗУ) с семилетним (образованием) обучением. При этом встретились трудности. Одна из них – недостаток классных комнат. Школа заняла здание бывшего трактира и свободные комнаты над вокзалом. Она размещалась в семи местах. Вторая трудность – недостаток учителей. Поэтому в конце двадцатых годов директорами школы были простые рабочие Иван Иванович Кубасов и Василий Егорович Облицов.

В 1932-1933 учебном году ФЗУ реорганизуют в среднюю школу с десятилетним образованием. Школу перевели на перекресток улиц Советской и Урицкой. Гитлеровское нападение нарушило мирную учебу. Вместе с учителями защищать Родину пошла большая группа комсомольцев и учащихся-добровольцев. Школу возглавила женщина, член КПСС А.М. Бурлина. Учеба продолжалась.

В 1958 году школа получила новое здание на 400 мест, а затем и новое здание интерната на 80 мест. Сейчас учащиеся занимаются в прекрасном здании, с хорошо оборудованными кабинетами. До 1982 года коллектив учителей возглавлял заслуженный учитель школы РСФСР, член КПСС Василий Федорович Каравичев. В этой школе обучались прославленные воины, дети потомственных железнодорожников: Михаил Семенович Хозин, генерал полковник Петр Васильевич Севостьянов, генерал-майор Анатолий Васильевич Рыбаков – член-корреспондент Академии медицинских наук, доктор медицинских наук, профессор, Вера Константиновна Маренкова – известная в городе врач-хирург.

Сейчас прекрасным педагогическим коллективом средней школы № 85 Юго-Восточной железной дороги руководит отличник народного просвещения СССР Николай Иванович Шибанков. В школе работают заслуженный учитель школы РСФСР Тамара Константиновна Ванеева, учителя-методисты Александра Федоровна Резванцева, Александр Михайлович Белов, старшие учителя Людмила Алексеевна Шибанкова, Мария Николаевна Пахомова, Алевтина Ивановна Плужникова, Владимир Александрович Сысоев и многие другие.

Школа постоянно находится в творческом поиске. Осваивается компьютерная техника в сравнительно недавно открытом компьютерном классе. Учителя решают проблемы, связанные с воспитанием ответственного отношения учащихся к учению, с тем, чтобы дать им глубокие и прочные знания.
Л. Александрова.