Герб города Кирсанова

Ленинец
1968 год
(январь-февраль)

Орган Кирсановского горкома КПСС, районного и городского Советов депутатов трудящихся Тамбовской области. Год издания 38-й. Газета выходит четыре раза в неделю: во вторник, среду, пятницу и субботу. Цена 2 коп. Редактор В.А. Белкин.

3.01.1968
№ 2 (5880)

Время и люди
"След в жизни"
:

Если бы для биографии Николая Алексеевича Мордовина потребовался портрет, его надо было заказать граверу. Только резец способен изобразить морщины, избороздившие лицо, подчеркнуть твердость и собранность характера.

Пролетели над головой семьдесят лет жизни. Каждый из них оставил свою метку на лице, задел рикошетом сердце, унес здоровье. Не поддались разрушительным ударам времени только воля и убежденность. С годами они становятся еще крепче.
- Родные места, - вспоминает Николай Алексеевич, - недалеко: село Софьино Уметского района. Теперь там совхоз. Всякий раз, когда я езжу туда к брату Федору, о житье- бытье при царе вспоминаю…

Такое не забудется! Отец был безземельным. Все время плотничал у господ в Сергиевке. А мать трудилась в прачечной. Помнит он душные клубы пара, хлюпающую грязь на полу, распухшие руки матери. Она и домой приносила смешанный запах пара и гари. Даже хлеб, который она резала, отдавал прачечной.

А в 1905 году пришлось мальчику увидеть и настоящий пожар. Зимним днем над имением помещика Семерова повис дымный шлейф. Безземельные крестьяне жгли помещичьи постройки. Видел, как доведенный до отчаяния нуждой Митька Голец в медвежьей шубе с помещичьего плеча, вез на дровнях рояль.
- Тогда, - вспоминает с улыбкой Николай Алексеевич, - впервые в жизни попробовал варенье. Банки с этим лакомством кто-то из восставших крестьян выбрасывал из подвала сгоревшего помещичьего дома.

Расправа с восставшими была страшная. Одному крестьянину пристав выбил челюсть. Остальных "бунтовщиков" ставили коленями на лед. А "натешившись", их отправили в Сибирь на каторгу.

Добрались и до Мордовиных. Глава семьи был знаком с теми, кого бунтовщиками звали: учителем Ильей Ивановичем Марковым. Николай учился у него. Он передавал на хранение отцу запрещенную литературу. Один раз нагрянули с обыском. Но мать, которую предупредили, успела сжечь книги. И хотя никаких улик не было, отца уволили.

Мордовины тоже подались в Сибирь. Не по этапу, а по "собственному желанию". Отец перед отъездом заложил на 12 лет небольшой клочок земли: усадьбу, на которой стоял полусгнивший сарай. Добрались в Томскую губернию. Земли кругом - море! Но и тут она уже в руках богатеев. Снова пришлось гнуть на них спину. Отец взял в руки топор, сын Федор ездовым на маслозаводе устроился. Самого маленького, Николая, к лавочнику прислуживать отдали.

Четыре года прожили Мордовины в Сибири. При них землю там начали делить. Но ее давали тем крестьянам, которые имели трех лошадей. А откуда они у батраков. Вот и пришлось снова на запад брести. И прямо на поклон к помещику, снова батрачить за хлеб-соль…

А августе 1915 года проводили на фронт Федора. А в мае 1916 года забрили лоб и Николаю. Служил в инженерном полку. После февральской революции молодой сапер становится членом полкового революционного комитета. В начале 1918 года Николая Алексеевича демобилизуют. Но в родном селе жить пришлось немного. В июне призвали в ряды Красной Армии. на этот раз саперные сооружения, которые делали наши бойцы под руководством Мордовина, становятся рубежами революции. Потом служба в частях Западного фронта. Участвовал в походе на белополяков. А после окружения вместе с другими шел по лесам на восток, к своим. Побывал Николай Алексеевич на Южном фронте. Домой возвратился после того, как закончилась гражданская война.

В Вяжлинской волости сразу заметили энергичного, разбитного и по тому времени грамотного красноармейца. Через месяц Николай Алексеевич по путевке волкома поехал на курсы землемеров. А через полгода он возвратился назад в землемерную партию, возглавляемую опытным топографом.

Может быть, и Мордовин стал бы топографом, если бы не один случай. Через три месяца молодого землемера избрали председателем Софьинского сельсовета.
- Из всего движимого и недвижимого имущества, - вспоминает Николай Алексеевич, - у меня были френч, густая шевелюра и… молодость. В боковой карман френча на другой день я положил круглую печать. Хотелось рядышком с ней положить небольшой блокнот с записями о делах. Но как ему появиться, если никто не мог поделиться опытом.
- Работать будешь, - говорили ему волкомовцы, - и опыт накопишь. У нас ведь тоже опыта пока нет. Самое главное - это преданность партии, верность Советам.

До 1922 года молодой председатель трудился не за страх, а за совесть. Он был, как принято говорить, "и швец, и жнец". Даже секретаря в сельском Совете не было. Надо было школы открывать, беднякам помогать, о сиротах заботиться. Эта работа явилась практическим университетом. Она подготовила Мордовина к работе в комитете крестьянской взаимопомощи. Два года Николай Алексеевич посвятил налаживанию помощи беднякам.

Но самое главное началось с 1928 года. В это время создаются органы для работы по коллективизации. Работники "кустов" (штат их был невелик: председатель, заместитель, инструктор) должны были не на словах, а на деле звать людей в колхозы. Здесь были машины для проката, семена, скот породистый.

Крестьяне, пожелавшие перейти на артельную жизнь, могли получить помощь. Особую заботу проявляли о первых колхозах. В Софьинском кусту были две артели: в Марьинке и Софьине. Положение в последней беспокоило. Вот почему инструктора куста т. Мордовина послали председателем этой артели. И снова нужно было учиться, накапливать опыт, работать с людьми.

В 1930 году кандидат в члены партии Н.А. Мордовин становится директором Соколовского совхоза садвинтреста. Сады совхоза были разбросаны: один в Васильевке, другой - в Оржевке, третий - в Куровщине, четвертый - в Гавриловке, пятый - в Полякове… седьмой и восьмой - в Козьмо-Демьяновке. Работники молодого совхоза с первых дней берутся за расширение площадей. Посажено было еще 180 гектаров садов.

А с июня 1932 года Николай Алексеевич заведует Козьмодемьяновским производственным участком. Задача заведующих была сложной: укреплять существующие, создавать новые колхозы. Вот тут и пригодились знания и опыт, которые накопил коммунист Мордовин за 10 лет предыдущей работы.

Поначалу на участке было немного колхозов: в Булгаковке - "Пробуждение". Одноименный колхоз в Козьминке, а в Полякове - "Пролетарий".

Сколько труда, забот, силы надо было вложить, чтобы укрепить колхозы, создать новые. Надо было контролировать полевые работы, изгонять брак, учить людей любить землю, беречь каждый колос.

И вот новые хозяйства появляются: жители поселка Крутенький называют свой колхоз "Новый борец", верхне-нечаевцы - "Красным боевиком". В поселке Желанный появился колхоз имени Буденного. В Полякове создается еще одна артель "2-я пятилетка", в Синявке и Булгаковке тоже появляется по одному колхозу. Легко пересчитывать их сейчас. а коммунисту Мордовину это досталось нелегко. Сколько бессонных ночей, шумных собраний, сотни выступлений.
- Одним неумелым словом, - вспоминает он, - можно было испортить все. Но времени для обдумывания у нас не было. молчание не было золотом в те бурные дни. Вот когда мы учились очень важному партийному качеству: умению убеждать. Оно пригодилось нам и в трудные дни войны с фашистами, и после победы, когда начали восстанавливать хозяйство. Я рад, что внес свой вклад в общее дело.

Николай Алексеевич Мордовин даже словом не обмолвился о том, что накануне 50-летия Великого Октября его наградили орденом "Знак почета".
- Я сделал то, что от меня требовала партия. Значит, я не даром живу на свете.

9.01.1968
№ 5 (5883)

Городская партийная конференция

6 января состоялась пятая городская партийная конференция. С отчетным докладом о работе горкома партии за отчетный период выступил первый секретарь ГК КПСС И.М. Селиверов. С отчетом о работе ревкомиссии выступил ее председатель В.Я. Дворников.

В обсуждении отчетов приняли участие: председатель колхоза имени Калинина М.И. Шубин, секретарь парторганизации сахарного завода А.Д. Потемкин, директор Кирсановского откормсовхоза И.Д. Котов, директор авторемзавода В.Н. Беляев, доярка колхоза имени Ленина З.А. Серповская, председатель колхоза "Победа" П.А. Банников. слесарь завода текстильного машиностроения Г.М. Куколев, секретарь парторганизации колхоза "Родина" А.Ф. Козырев, звеньевой свекловичного звена колхоза имени Свердлова В.И. Артемов, заведующий МТФ колхоза "Память Кирова" В.С. Щурин, секретарь парторганизации колхоза "Красное знамя" М.П. Крючков, председатель колхоза имени Ленина П.Н. Фокин, заместитель начальника управления сельского хозяйства А.А. Макаров, заведующая СТФ колхоза им. Дзержинского М.П. Иванова, председатель райисполкома Н.В. Базилев.

В работе конференции принял участие и выступил с речью секретарь областного комитета партии А.П. Завгородний.
Принято постановление по отчету горкома КПСС.

Конференция избрала новый состав горкома КПСС, членов ревизионной комиссии и делегатов на XVII областную партийную конференцию.
По окончании работы конференции был исполнен партийный гимн "Интернационал".

Пленум горкома КПСС
рассмотрел организационные вопросы.

Первым секретарем горкома партии избран И.М. Селиверов, вторым - Н.Ф. Оглоблин, секретарем - В.В. Жмулюкин.
Избрано бюро ГК КПСС в составе: тт. И.М. Селоверов, Н.Ф. Оглоблин, В.В. Жмулюкин, Н.В. Базилев, В.А. Белкин, А.И. Прудников, В.В, Рукин, А.К. Савельев, А.А. Шелехов, М.И. Шубин, А.А. Харитонов.

Утверждены заведующие отделами: организационно-партийной работы - В.И. Ведеев, агитации и пропаганды - Л.К. Нефедова, промышленно-транспортным - С.Н. Дозоренко, сельского хозяйства - В.М. Руднев.
Редактором газеты "Ленинец" утвержден В.А. Белкин, председателем внештатной парткомиссии Г.К. КПСС - Н.И. Мальцев.
На заседании ревизионной комиссии председателем избран Ф.И. Банников.

23.01.1968
№ 13 (5891)

Навстречу пятидесятилетию Советской Вооруженных Сил
"Вспоминая суровые годы войны"
:

Никогда не забыть мне грозных и беспокойных дней гражданской войны. Тогда Вооруженные Силы страны Советов складывались в могучую военную организацию, разгромившую многочисленных интервентов, белогвардейцев, местные банды.

После ранения в царской армии на Западном фронте, я работал помощником машиниста на заводе недалеко от Тамбова. Кругом полыхал огонь гражданской войны. Основные силы Красной армии - на юге и на западе страны. Этим воспользовались банды Антонова. Они хозяйничали в селах и лесах: громили местные Советы, убивали коммунистов, советских активистов, грабили и сжигали их дома и имущество. Однажды нас, большую группу коммунистов и сочувствующих, вызвал управляющий заводом, чтобы направить в распоряжение уполномоченного Тамбовского губчека, а затем в волревкому.

Нас троих: меня, Матвея Яковлевича Зверева и Дмитрия Ивановича Ильина направили в Княжебогородицкую волость. Зверева - председателем ревкома и командиром отряда. В помощь нам выделили 32 красноармейца. И этот отряд мог быть атакован бандитами из любого поселка. Правда, мы получили полномочия пополнять отряд местным населением, довести его до такой численности, которая потребуется. Но когда это будет! А банды, многочисленные и озверелые, уже рыскали по лесам и селам.

В Княжебогородицкую мы прибыли утром. Опасаясь бандитов, многие скрывались. Начали с того, что днем вели разведку и вербовали крестьян в отряд, а вечером уходили ночевать к железнодорожному мосту, который охраняли 150 красноармейцев с двумя пулеметами. Бандиты не решались на них напасть.

Очень трудно оказалось разобраться, где наши друзья, где враги. Случалось, что не только односельчане оказывались во враждебных лагерях, но и члены одной семьи. Одним из первых добровольцев к нам пришел юноша-бедняк Володя Парамонов, а отец его оказался в банде. Правда, отец не добровольно пошел туда, а после известной "обработки" розгами. Позже нам удалось вызволить его из банды. Пришли мы с Володей однажды к его матери и начали расспрашивать об отце.
- Ничего я, сынок, не знаю, да и знала бы не сказала. Сегодня вы, завтра они. Не знаешь, от кого ждать смерти.
- Ну, а если мы напишем вашему мужу, - спросил я, - передадите письмо?
- Передам.

Володя написал большое письмо и вручил его матери. Через неделю Парамонов-старший еще с двумя крестьянами, насильно угнанными в банду, ночью явился к нам в отряд.

Не знаю, было ли так всюду или только в нашей волости, к нам в отряд шла больше молодежь, а на стороне бандитов оказывались пожилые крестьяне. Мы принимали 18- и 17-летних юношей. Наскоро вооружали их винтовками, обучали приемам боя. Через месяц в мой отряд влилось около 120 добровольцев. И скоро произошла крупная схватка с бандитами.

Мы вошли в село Сухотинка. Там вылавливали мелкие группы бандитов, а у семей бандитских главарей реквизировали не только хлеб, но и скот. Выставляли посту из местного населения, сочувствующего нам. Посты донесли, что у опушки леса замечено несколько конных бандитских разъездов. Приготовились к бою.

В Сухотинке тогда стоял монастырь, окруженный прочной каменной оградой. Весь отряд в 150 человек я увел за ограду. К этому времени у нас уже было два пулемета. Один из них я приказал поднять на колокольню, второй установить в воротах. Поднялся на колокольню и сам. В бинокль осмотрел окрестности. С юга лес подходил метров на 60-70 к монастырской ограде. Сверху он казался живым, как муравейник. Приблизительно, я определил, что там находятся 700-800 бандитов, но могло быть и значительно больше. Они спешивались, привязывали коней и в лесу, недалеко от опушки, развертывались в густую цепь для атаки. Первый номер пулемета красноармеец Максим Иванов проверял пулемет.
- На тебя, Максим, вся надежда, - сказал я.
- Не подкачаем, - ответил Иванов и показал на ленты, - четырнадцать штук.
Между тем бандиты изготовились к бою. Со стороны их слышались крики:
- Сдавайтесь, краснопузики, бежать вам некуда.
И вдруг я услышал знакомый голос:
- Сдавайся, Мещеряков, все равно уничтожим. Вы окружены.

Мещеряков - это я, командир отряда. А кричал мне Васька Бобыль, один из главарей антоновской банды. Он по существу и командовал тогда всем тем сбродом.

Это открытие и встревожило меня, и обрадовала. Васька получил прозвище Бобыль. А фактически он мой однофамилец - Мещеряков и мой односельчанин. Мы с ним одногодки. Оба родились в Царевке Сухотинского сельсовета. Жил он через несколько домов от нашего. Свои "таланты" показывал еще в детстве: крал овощи с огородов, молоко из погребов, продукты из амбаров, а когда подрос начал уводить скот у крестьян. Вместе с ним в 1916 году нас призвали в армию, вместе с ним мы были в Москве в учебной команде. Потом его направили в пехоту, а меня - в артиллерию. Когда я получил назначение командовать отрядом, Васька уже был одним из главарей банды. Узнав, что я являюсь членом ревкома, Васька явился с бандитами к моей матери, нещадно отхлестал ее плетью, потом увел со двора лошадь, овец, увез сундук, а дом сжег.

Так что у нас с Васькой были не только идейные и политические разногласия и вражда, но и личные счеты. Я встревожился, узнав его, потому что Васька был местным жителем и хорошо знал каждую лесную тропинку, каждую канаву, каждый ручеек. Это давало врагу преимущества. Обрадовался потому, что знал: Васька - трус. Он смело налетал с сотней всадников на несколько человек, рубил, истязал их. Но если видел, что силы равны, уклонялся от боя, а встретившись с красноармейцами один на один, просто удирал.

Теперь он чувствовал свое численное преимущество и продолжал орать:
- Сдавайся, Мещеряков. Вас сотня, а нас тысячи. Спасенья вам нет.
Но на нашей стороне были выгодная позиция, революционная дисциплина и сознание и неплохое вооружение.

Вот бандиты густой цепью вышли из леса и направились к ограде. Иванов нажал на спуск пулемета. Редко мне приходилось видеть такой точный огонь. Правый фланг бандитов ложился как по команде. Свинцовые очереди прошивали врагов. Сначала они еще шли вперед, потом остановились, побежали. Ударил пулемет от ворот ограды, послышались залпы винтовок. Бандиты бежали в лес, вскакивали на коней, мчались в разные стороны, без приказов, без команд. Потом на опушке леса крестьяне нашли 82 трупа, а сколько было ранено, неизвестно.

У нас потерь не было, если не считать, что пуля легко задела мою руку. Но эта небольшая рана, как выяснилось позже, принесла пользу нашему отряду: помогла избавиться от Васьки Бобыля. Вот как это случилось.

Врача у нас в отряде не было. Рана, хотя и небольшая, но через неделю начала беспокоить меня, и решил съездить в заводской поселок перевязать руку. После сухотинского урока бандиты боялись показываться в нашей местности, и я не взял с собой никого из красноармейцев. Однако конь был хороший, при себе я имел карабин, наган и гранаты, все время посматривал по сторонам.

Еду по селу Ковыльское, и вдруг навстречу мне Васька Бобыль. Его невысокая плотная фигура выглядела воинственно. По бокам - два нагана в кобурах, на поясе гранаты. Я делаю вид, что не замечаю Васьки, и продолжаю шагом ехать вперед. Но карабин у меня уже не за спиной, а подмышкой стволом вперед. Едва только Васька ухватится рукой за кобуру, я выстрелю. Но Васька не допустил дальнейшего сближения. Он бросился в сторону меж домов. Я рванулся вперед и увидел, как у одного из погребов закрылась крышка. "Ну, думаю, Васька, сам в западню попал". Соскочил с коня, вставил капсюль в гранату, патрон уже раньше был в стволе карабина, наган вынул из кобуры и воткнул за голенище, подошел к погребу.
- Выходи, Васька!
В ответ молчание.
- Ну, что ж, - продолжал я. - Прежде чем расстаться, угощу парочкой гранат.
Это подействовало. Подняв руки, Васька вылез из погреба. Оружие я у него отобрал. Наганы оказались заряжены, а капсюлей к гранатам не было. Бандитский главарь носил их для устрашения.

Две недели Васька находился в нашем отряде. Он показал, где в лесу у них было зарыто оружие. Мы изъяли там более ста винтовок, много боеприпасов. Потом передали матерого бандита в ЧК. Его судил ревтрибунал и приговорил к расстрелу.

В июне 1920 года к нам на помощь пришел 134-й пехотный полк Красной Армии с пулеметами и артиллерией. Бандиты начали сдаваться большими группами. Я видел здесь у нас, в Тамбовской области, легендарного героя гражданской войны Котовского, одного из выдающихся советских полководцев Тухачевского, говорил с ними. Они многое сделали для подавления антоновских банд.
Давно это было, но повторяю, что все события тех лет я помню так ясно, как будто они свершались вчера.
В. Мещеряков,
член КПСС, пенсионер.

24.01.1968
№ 14 (5892)

Знай и люби свой край
"Это интересно"
:

Называя то или другое село, мы не задумываемся над происхождением этих названий.
Старожилы, краеведы утверждают следующее. Село Умет произошло от татарского слова - "становище". Тамала - Там аллах, бог. Карай - черная река. Отсюда Карай-Салтыки, Карай-Пущино. Кобяки и Рамза - это имена двух татарских мирз (правителей), которые собирали дань в пользу московского государства после покорения Казани Иваном Грозным.
Калаис - от татарского слова Кала-ес - рыбное место.

Многие населенные пункты получили свое название от первопоселенцев. Например, Кирсанов - от Хрисанфа Зубакина (в простонародии его называли Кирсан).
Гавриловка, Семеновка, Ивановка - эти села названы также по имени первых поселенцев.
Многие села получили называния по фамилиям помещиков. Свищевка - помещик Свищев, Несвитчино - помещик Несвитский.

Во время крепостного права отдельные поселки назывались именами жен, детей помещиков. Вячка - измененное слово Вячеслав, Федоровка, Софьинка, Марьинка и другие.

Села назывались также по природным условиям: Ковылка - ковыль (ковыльные степи ранее занимали большое пространство), Осиновка, Березовка, Ольховка, Малиновка, Терны, Хмелинка. Село Пересыпкино получило свое название в связи с историческим прошлым. Когда-то от реки Вороны был тракт на Моршанск, по которому везли хлеб и другие продукты. А в Пересыпкине эти грузы переваливали (пересыпали) на другую тягловую силу.
Гусевка - от слова гусь (в степных прудах разводили и водоплавающую птицу).
С введением христианства получило свое называние село Козьмодемьяновка в честь бессребрянников Кузьмы и Дамиана.
Ф. Лапшин,
слушатель школы рабселькоров.

26.01.1968
№ 15-16 (5894)

По городу и району
Колхозный музей:

В минувшее воскресенье было торжественное открытие колхозного музея в сельхозартели имени Ленина.
По этому случаю состоялся митинг. Его открыл секретарь парткома В.С. Дерибизов. На митинге выступили ветеран колхоза Ф.Е. Мацук, участник гражданской войны Д.А. Морозов, участник Великой Отечественной войны П.И. Юзин и другие.

Перерезается алая лента. Собравшиеся входят в зал. Экскурсовод, научный сотрудник Кирсановского краеведческого музея Т.С. Перебора, знакомит колхозников с экспонатами.
В заключение были коллективно просмотрены киножурналы о колхозе имени Ленина.
Ф. Ванявкин,
селькор.

2.02.1968
№ 20 (5898)

С районного совещания передовиков сельского хозяйства
Итоги и задачи
Из доклада А.А. Харитонова, начальника районного управления сельского хозяйства

… Район в целом на два месяца раньше выполнил годовые планы продажи государству зерна, подсолнечника, картофеля, овощей и других продуктов растениеводства и животноводства.

Некоторое увеличение урожайности позволило поднять валовой сбор зерновых до миллиона 54 тысяч центнеров, сахарной свеклы при урожае 163 центнера с гектара получено свыше полутора миллионов центнеров. Возрос валовой сбор подсолнечника и других культур. Такое повышение урожайности - результат напряженного труда хлеборобов. Этому способствовал рост технической оснащенности сельского хозяйства. Положительно сказалось на урожае дальнейшее совершенствование структуры посевных площадей.

… при одинаковых условиях наблюдаются разные результаты. В колхозах "Россия", "Победа", "Красное знамя" урожайность зерна составила 16,7 и 17,5 центнера с гектара. В отдельных бригадах и звеньях - еще выше.

Из технических культур ведущее место занимает сахарная свекла. Она возделывается почти на десяти тысячах гектаров. Надо сказать, что в последние годы ее урожаи заметно возросли.

Можно, привести много примеров, показывающих что при заботливом отношении к делу без особых материальных затрат есть возможность значительно поднять урожай зерновых, бобовых и технических сельскохозяйственных культур.

Можно, да не везде делается все необходимое для этого. В ряде хозяйств плохо используются имеющиеся возможности и резервы и получают низкие урожаи. К сожалению, и в целом по району многие показатели ниже среднеобластных. И это потому, что в среднем по нашему району урожайность зерна с гектара колеблется от 9 до 17,5 центнера.

3.02.1968
№ 21 (5899)

"Наши земляки":

В связи с приближающейся 50-ой годовщиной Советской Армии наша редакция получает много интересных писем. Сегодня мы публикуем воспоминания нашего земляка, уроженца села Ковылки, генерал-майора в отставке Петра Васильевича Севастьянова, проживающего сейчас в Москве. По окончании Военно-политической академии имени В.И. Ленина и до выхода в отставку он был на партийно-политической работе: комиссаром полка, дивизии, начальником политотдела армии, членом Военсовета армии, состоял в аппарате Министерства Обороны СССР. В годы Великой Отечественной войны с первого и до последнего дня П.В. Севастьянов находился на фронте. За боевые заслуги награжден многими орденами и медалями. В 1961 году Воениздат выпустил его книгу "Неман-Волга-Дунай". Петр Васильевич пишет нам:
"В годы становления Советской власти в Кирсановском районе я был слишком молод, чтоб состоять в рядах Красной Армии или по-настоящему участвовать в борьбе с бандой. Но и быть совсем в стороне от горячей сутолоки тех боевых лет я тоже не мог. Поэтому в отрядах ЧОНа участвовал в охране железнодорожных составов на станции Иноковка, ходил в разведку по заданию командования, выполнял другие поручения упродкомиссара Ф.И. Лысых. По тем годам помню жителей ст. Иноковки М.Ф. Иванова, Е.С. Колупаева. Помню и других участников борьбы с дезертирами и мешочниками. Среди них - Семена Третьякова (мы с ним ходили в разведку), командира роты Федотова, рядового Егорова. Эти двое родом из-под Кирсанова, не то из Хмелинки, не то из Вячки.

М.Ф. Иванов и Е.С. Колупаев, как и я, были выходцами из семей иноковских железнодорожников. Я учился вместе с ними в железнодорожной школе в Кирсанове, вместе с ними состоял в отряде ЧОНа. В 1923 году после окончания семилетки мы вернулись на ст. Иноковку создали комсомольскую ячейку. А когда образовалась волость, мне довелось быть секретарем волостного комитета комсомола, а затем и председателем волисполкома…

С тех пор прошло много лет. Позже я был участником других важных событий, но воспоминания о тех далеких годах живут в моей памяти. Интересно было бы что-либо узнать о судьбах моих бывших боевых друзей".

Не скроем, мы были обрадованы этому письму: отыскался еще один наш славный земляк. А чтоб узнать о нем еще больше, обратились в Ковыльскую восьмилетнюю школу, где, по словам П.В. Севастьянова, до 1941 года работал директором его родной брат Дмитрий Васильевич Севастьянов, погибший на фронте, и где по сей день трудится учительницей А.Г. Родионова, жена Дмитрия Васильевича. Мы надеялись, что школа, где учились два заслуженных воина (а один даже работал), располагает о них полными и интересными материалами. Но, к большому сожалению, в уголке воинской славы Ковыльской школы не оказалось ни одного документа, ни одной фотографии ее бывших воспитанников - защитников Советской Родины.

Зато богатый материал нам предоставила учительница А.Г. Родионова, в знак уважения которой генерал-майор П.В. Севастьянов подарил свою книгу "Неман-Волга-Дунай".

Она рассказывает:
- Родители Петра Васильевича Севастьянова родом из села Никольское Платоновского района. Они всю жизнь прожили на станции Иноковка, в железнодорожном доме. Отец, Василий Алексеевич, работал стрелочником, с этой должности ушел и на пенсию. У них было пятеро детей - две дочери и три сына. По их воспоминаниям, отец был очень строгим, не терпел безделья и пустого баловства. Сыновья Петр и Дмитрий были первыми в селе комсомольцами, участвовали в раскулачивании, в разгроме антоновщины.

Петр Васильевич после войны, уже генерал-майором, приезжал к родителям в Ковылку (я жила тогда с ними). Он остался таким же простым, уважительным, любителем пошутить и сделать человеку приятное. Помню, рано утром встанет тихонько, чтоб никого не разбудить, уйдет во двор и хозяйничает там: наведет порядок в сарае, отведет теленка на луг. Вернется домой и шумит: "Осталось корову подоить"… После смерти матери Петр Васильевич очень растрогал старушек, которые пришли проститься с подругой, своим вниманием. Его жена Раиса Михайловна тоже все годы была на фронте. Она родом из Ленинграда. Вся семья ее погибла от прямого попадания бомбы в дом. Сын Петра Васильевича и Раисы Михайловны - офицер Советской Армии.

Брат Петра Васильевича - Дмитрий был в семье самым младшим, жил все время с родителями. Он работал несколько лет учителем немецкого языка в Ковыльской школе, а с 1937 года - еще и директором. Одновременно он заочно учился в институте иностранных языков, а позже поступил в педагогический институт на историческое отделение. Дмитрий Васильевич был депутатом Ковыльского сельсовета, парторгом. А в 1941 году ушел на фронт. В письмах домой он писал: "В ноте Советского правительства, помещенной в центральной газете "Правда", описывается лишь часть того ужаса, что натворили фашисты с нашими городами и селами и как они издеваются над мирными жителями. А что мы видим своими глазами! Есть за что мстить"… В июле 1942 года я получила письмо от начальника политотдела соединения, в котором он сообщил, что мой муж Д.В. Севастьянов, политрук третьей роты, 9 июля погиб смертью храбрых. А в октябре уже посмертно он был награжден орденом Красной Звезды за образцовое выполнение боевых заданий и проявленные при этом доблесть и мужество.

Наш сын Борис пошел по стопам дяди, решил стать кадровым военным. Он окончил авиашколу и теперь в качестве офицера Советской Армии несет службу в одной из воинских частей.


Редакция выражает Анне Георгиевне глубокую благодарность за ее рассказ и любезно предоставленные документы и фотографии. А в заключение присоединяется к мнению генерал-майора П.В. Севастьянова, что было бы интересно узнать о судьбах его боевых друзей Мы просим наших читателей помочь разыскать семьи, друзей или родственников С. Третьякова, Ф.И. Лысых, М.Ф. Иванова, Е.С. Колупаева, Федотова и Егорова.
7.02.1968
№ 23 (5901)

К 50-летию Советских вооруженных сил

В период подготовки к празднованию юбилея Советской власти в "Ленинце" была опубликована серия материалов нашего земляка - генерал-полковника М.С. Хозина. Он рассказал нашим читателям о становлении Советской власти на Тамбовщине и в бывшем Кирсановском уезде, о событиях, участником которых он был. В связи с приближающимся 50-летием Советской Армии мы попросили Михаила Семеновича выступить в нашей газете с воспоминаниями о годах Отечественной войны. Во время войны М.С. Хозин был начальником штаба Ленинградского фронта, командующим 54-ой армией, оборонявшей Ленинград, затем - командующим Ленинградским фронтом. позднее он командовал 33-й армией, был заместителем командующего Западным фронтом, командующим 20-ой армией, командующим группой войск прорыва, представителем ставки Верховного Главнокомандования при армиях и фронтах. За служебную и боевую деятельность М.С. Хозин награжден двумя орденами Ленина, тремя орденами Красного Знамени, двумя орденами Суворова I и II степени, орденом Красной Звезды и десятью медалями.
I. Ленинград в опасности
Великая Отечественная война застала меня на должности начальника Военной Академии имени Фрунзе. В июле 1941 года я получил назначение на должность заместителя командующего резервным фронтом по тылу и убыл на фронт в г. Гжатск. Войска резервного фронта, находясь как бы во втором эшелоне Западного фронта, устраивались для обороны на рубеже городов Белый, Вязьма, Спас-Деменск. В мою задачу входила обязанность наладить снабжение войск всем необходимым для жизни, быта и боя. Это было довольно трудно и сложно, так как фронт только что организовывался. каждый день прибывали войска и их следовало устраивать и вооружать, а в оружии был недостаток. Обстановка сложилась крайне нервная, население смотрело на военных с немым укором: "Что же вы допустили немца к Вязьме?".

В середине сентября сложилась тяжелая и острая обстановка под Ленинградом. Ставка Верховного Главного командования назначила генерала Г.К. Жукова, ныне маршала Советского Союза, а тогда командующего фронтом резервных армий, командующим Ленинградским фронтом, а меня - начальником штаба. По прибытии в Смольный, где размещался штаб фронта, мы приступили к сбору данных об обстановке. Устойчивой связи с армиями штаб не имел, а если и удавалось на короткий срок восстановить ее, то в штабах армий не оказывалось ни командарма, ни члена Военного Совета. Они все были в войсках, а войска с тяжелыми боями отходили к Ленинграду. Однако несколько позднее более или менее правдивые данные об обстановке были собраны. На 16 часов 13 сентября мы имели следующее:
42-я армия на всем фронте с тяжелыми боями совершала отход. Ее правый фланг - бригада морской пехоты - оставила Красное Село и отошла на Петергоф. Часть бригады отодвинулась к Горелово, собственно, уже к пригороду Ленинграда. Центр и левый фланг отходил на Койровские и Пулковские высоты, 55 армия вела оборонительные сражения на подступах к городам Пушкин, Колпино. Левый фланг армии упирался в Неву у населенного пункта Пороги. На правом берегу Невы от Пороги до Ладожского озера оборонялась Невская оперативная группа. 8 армия, отходившая вдоль побережья Финского залива, вела тяжелые бои в районе Копорье. 22 армия отходила на Ленинград. Она должны была вести оборону Карельского укрепленного района.

Чтобы стабилизировать фронт под Ленинградом, новое командование фронта приняло ряд чрезвычайных мер. Были организованы заградительные офицерские патрули. Отходившие подразделения, потерявшие связь со своими частями, располагались для обороны на окраине города. Командирам всех частей было предложено наладить твердое управление войсками и без разрешения вышестоящего штаба не покидать командного пункта. Перемещение командных пунктов было разрешено производить только с согласия вышестоящего начальника и при условии наличия связи на новом командном пункте. Войскам фронта был отдан приказ, что отход с рубежей Урицк-Пулково, Шушары-Колпино будет рассматриваться как тягчайшее преступление перед Родиной. Для обороны Ленинграда было решено привлечь артиллерию Краснознаменного Балтийского флота, зенитную артиллерию перевести в горизонтальное положение для борьбы с танками и пехотой противника. Штабу фронта было поручено совместно со штабами всех видов Вооруженных Сил и родов войск доработать план обороны города.

Эти меры позволили внести организованность в действия войск, повысить их сопротивляемость и устойчивость в бою. Но противник продолжал наступать. К утру 21 сентября ему удалось взять Стрельну, прорваться на восточную окраину Петергофа, выйти на побережье Финского залива. К этому времени наша артиллерия в южном секторе была уже централизована. Огонь артиллерии 42 армии, Краснознаменного Балтийского флота и зенитной артиллерии южного сектора ПВО Ленинграда был сосредоточен по противнику, наступающему из района Кискино, Финское Койрово. Огонь был настолько силен, что атака немцев была сорвана. В течение 23 сентября они еще раз попытались атаковать, но опять понесли потери и откатились в исходное положение. После этих боев противник на всем фронте под Ленинградом начал строить траншеи, блиндажи, устанавливать проволочные заграждения и мины: немцы убедились, что открытой силой Ленинград не взять и сами перешли к обороне.
М. Хозин,
генерал-полковник.
г. Москва.

9.02.1968
№ 24 (5902)

М. Хозин, генерал-полковник.
2. Кольцо блокады не сомкнулось

В конце сентября 1941 года для ликвидации блокады Ленинграда была сформирована 54 армия. В первых числах октября Ставка назначила меня ее командующим. Противник засыпал армию листовками, призывая уроженцев Украины и Белоруссии переходить на сторону немцев, причем немедленно, чтобы "не опоздать" к дележу колхозной земли на оккупированной территории. Наши бойцы смехом встречали эту гнусную агитацию, но все же пришлось вести соответственную политработу по укреплению боеспособности армии. Впоследствии 54-я армия вела успешные операции по разгрому Тихвинской и Волховской группировок противника.

В октябре т. Жуков отбыл в Москву командовать войсками Западного фронта, а меня назначили командующим Ленинградским фронтом, где обстановка по-прежнему оставалась напряженной. Противник, потеряв надежду овладеть Ленинградом штурмом, решил взять его голодом, для чего стремился создать вокруг города Ленина второе кольцо блокады.

Для выполнения такого плана командование немецко-фашистских войск группы "Север" решило предпринять глубокий обход Ленинграда с востока. У немцев был замысел нанести главный удар их района Грузино на Тихвин и далее на Лодейное Поле, чтобы на реке Свирь соединиться с финской армией и завершить полное окружение Ленинграда. Одновременно предполагалось частью сил нанести удар на М. Вишеру и далее на Вышний Волочек с целью выхода в тыл войскам Северо-Западного фронта. 16 октября 1941 года противник начал осуществлять свой план. После упорных боев ему удалось овладеть Тихвином. 10 ноября подошедшими резервами наступление немцев было остановлено. Не достигнув успеха, немецко-фашистское командование решило перенести свои усилия на Волховское направление.

Начавшееся сражение на Тихвинской и Волховском направлении сразу приняло со стороны немцев острые формы борьбы за овладение коммуникациями (путями подвоза продовольствия), за ликвидацию последней артерии через Ладогу, питающей Ленинград. Перед советскими войсками стояла задача прорвать блокаду, сохранить старые и овладеть новыми коммуникациями. Запасы продовольствия в Ленинграде подходили к концу. Уже на 12 сентября хлебного зерна и муки оставалось на 35 суток, мяса и мясопродуктов - на 33 дня, жиров - на 45 дней, сахара и кондитерских изделий - на 60 дней. К середине октября эти продукты питания были на исходе. А подвоз продовольствия через Ладожское озеро не мог восполнить ежедневного расхода его, так как не были по-настоящему оборудованы пристани, подъездные пути, не хватало барж и буксиров.

Наступила зима. Ладожское озеро сковало льдом. Это позволило организовать подвоз продовольствия автотранспортом по "дороге жизни". В этих условиях перед Военным Советом фронта встала задача не дать немецким захватчикам осуществить свой страшный замысел полного окружения Ленинграда. Я предложил начальнику штаба т. Шапошникову перебросит из Ленинграда несколько стрелковых дивизий и стрелковых бригад на усиление 54 армии. Создать из этих сил в районе Войбокало ударную группировку и во взаимодействии с Тихвинской группой войск генерала Мерецкова нанести контрудар немецким войскам, наступающим на Тихвин и Волхов. Ставка одобрила этот план.

В результате его осуществления были разгромлены три дивизии противника, а двум нанесено серьезное поражение. 16 немецкая армия была отброшена за реку Волхов, а правый фланг 18 немецкой армии - на линию Лодва, Кириши. Наши войска ликвидировали Тихвинскую, Волховскую и Мало-Вишерскую группировки противника, восстановили положение, которое было до начала наступления немцев, стабилизировали фронт.
План немецкого командования по созданию второго кольца блокады вокруг Ленинграда был сорван.

10.02.1968
№ 25 (5903)

М. Хозин, генерал-полковник.
3. На западном фронте

В июне 1942 года я был переведен на Западный фронт командующим 33 армией. В августе этого года, как известно, сложилась тяжелая обстановка под Сталинградом. С целью притянуть на себя немецко-фашистские войска и не допустить их частичной переброски под Сталинград, Ставка приказала Западному фронту провести ряд военных операций. Одна из таких операций на Вяземском направлении была поручена 33 армии. Ее организация и руководство возлагались на меня Операция прошла успешно.

В октябре 1942 года меня назначили заместителем командующего войсками Западного фронта. Всю зиму сорок второго и весну сорок третьего года Западный фронт вел подготовку к наступательным операциям, которые должны были проводиться летом и осенью 1943 года. В декабре Западный фронт на своем правом фланге совместно с Калининским фронтом вел операцию по освобождению Ржева. Она оказалась неудачной, особенно для 20 армии, понесшей большие потери в живой силе, танках и коннице. Я в это время находился в 33 и 5 армиях фронта и вел там подготовку к наступательной операции. Командующий Западный фронтом т. Конев и представитель Ставки т. Жуков вызывали меня и объявили решение Ставки о назначении меня командующим 20 армией.

По прибытии в штаб армии я убедился в том, что эта армия наступательные действия проводить не может, так как оказалась почти не боеспособной. Я доложил об этом командующему фронтом. Со мной не согласились. Но через некоторое время последовал вызов по правительственному телефону. На проводе был Сталин. Я повторил ему свои соображения о том, что при данных обстоятельствах наступление следует прекратить, закрепиться на достигнутых позициях, вывести резерв фронта для доукомплектования и боевой подготовки все дивизии, в силу больших потерь утративших боеспособность. Ставка согласилась с моими предложениями. Одновременно с этим приказывалось подготовить и провести частную операцию по перехвату железнодорожной линии Ржев-Вязьма. В результате этой операции железной дорогой мы не овладели, но всякое движение по ней стало невозможным.

В ночь под новый 1943 год я получил приказ сдать 20 армию т. Берзарину (впоследствии герою штурма Берлина) и прибыть в Ставку, в Москву. Там я ознакомился с предстоящей операцией, которую должен был проводить воронежский фронт. В историю Отечественной войны она вошла по дназванием "Острогожско-Россошанская операция 1943 года". Она имела целью окружение и уничтожение крупной группировки противника на Дону в районе городов Острогожск и Россошь. Второго января специальным поездом вместе с Г.К. Жуковым мы выехали в штаб Воронежского фронта. Я получил назначение быть представителем Ставки Верховного Главного Командования при 3 танковой армии, которой командовал генерал-майор Рыбалко, впоследствии Герой Советского Союза, Маршал бронетанковых войск.

Острогожско-Россошанская операция была проведена с 13 по 27 января 1943 года. Она закончилась окружением и уничтожением крупной группировки противника на среднем течении Дона. Была полностью разгромлена 4 Венгерская армия и Альпийский корпус Итальянской армии. Число пленных немцев превысило сорок тысяч. В результате операции были созданы условия для разгрома 2 немецко-фашистской армии, оборонявшейся в районе Касторное-Воронеж, и наступления на Харьковском направлении.

В марте-апреле 1943 года я участвовал в проведении Ржевско-Вяземской операции, а по ее окончании готовил для летнего наступления в тыл немецким войскам, занимавшим Орел, 11-ую армию. В июле началась Курская битва. Наступление крупных сил противника на Курск со стороны Белгорода и Орла было сорвано. Наши войска в ожесточенных оборонительных сражениях нанесли немцам жесточайшее поражение и перешли в наступление. Началось изгнание противника с нашей территории.

14.02.1968
№ 27 (5905)

Кирсанов сортировочный

"В канун 50-летия Советской Армии хочется поздравить через газету своих однополчан бывших сотрудников сортировочного госпиталя 1922, - пишет в редакцию из г. Саранска Н.С. Гурьянов. - Этот госпиталь сформировался в Кирсанове, прошел по дорогам войны путь до Германии".
Мы попросили поделиться своими воспоминаниями подполковника медицинской службы М.Н. Харькова.

В первые дни войны было дано указание сформировать в Кирсанове сортировочный госпиталь из личного состава медиков нашего района. И не только медицинские кадры, но и весь обслуживающий персонал: повара, интендантские и другие работники - были нашими земляками.

Уже на третий день после формирования, в госпиталь, размещенный в зданиях городских школ, стали поступать раненые. Днем врачи и медсестры делали операции и перевязки, а вечером персонал учился. Ведь нам не хватало знаний по методике военно-полевой хирургии.

А вскоре был получен приказ - выехать на фронт. Работая в полевых условиях, мы и тогда не порывали связь с Кирсановом. Требовалось много консервированной крови, и наши солдаты Соколов, Платонов регулярно отправлялись в эту ответственную командировку. Десятки сотен раненых были спасены и вновь отправлены на фронт, благодаря тому, что многие кирсановцы отдавали безвозмездно свою кровь.

Случай один из многих остался в моей памяти. Это было под Воронежем. Ночью только что прибыл целый эшелон с ранеными. Немедленно начали разгрузку. Прошло всего пятнадцать минут, послышался характерный гул немецких бомбардировщиков, и вот уже вражеская авиация сбрасывает свой смертоносный груз на населенный пункт, на вокзал. Решили не прекращать разгрузку. Старшая медсестра Валуева, комендант госпиталя Павлов, наши санитарки, сортировочные медработники, личным примером восстановив спокойствие среди людей, в кратчайший срок разгрузили "летучку" и перенесли раненых в надежное укрытие.

Самоотверженно, постоянно рискуя своей жизнью, работали под огнем вражеского обстрела наши земляки в горячие дни боев под Сандомиром. В эту памятную ночь медики госпиталя обработали более тысячи раненых, которые поступали непосредственно с поля боя. все двадцать операционных столов были заняты нашими медицинскими бригадами. Погас свет, в одной из операционных снаряд разрушил стену, в другой не было части крыши. А сортировщицы К. Шиловская, К. Подъяпольская все подвозили стонущих, истекающих кровью бойцов.

Конец войны застал наш подвижной госпиталь на немецкой земле, в сотне километров от Берлина. Медики продолжали работу уже не в таких опасных полевых условиях.

Не все кирсановцы вернулись домой, навсегда остался лежать в польской земле начальник госпиталя полковник М.А. Малышев.

С честью пройдя дороги войны, кирсановцы вернулись к мирному труду. Сняли военные гимнастерки врачи Тверитинов, Пократов, Райская, сестры Подъяпольская, Валуева, Шиловская, Лушникова, Белобородова, Черногорова и многие другие. Большинство из них и сейчас живет в нашем городе, некоторые стали пенсионерами, остальные же продолжают трудиться.

Мы, однополчане, живущие в одном городе, часто встречаемся. Светлеют лица у людей, у иных появляются слезы душевного волнения, когда кто-нибудь начинает: "А помните, как в нашем сортировочном…".

20.02.1968
№ 30 (5908)
"Рассказывают документы":

На улице Ярославской в городе Кирсанове живет Павел Федорович Фомин. По внешнему виду он ничем не отличается от людей своего возраста. Но среди различных бумаг у Павла Федоровича хранится один любопытный документ - справка Центрального Государственного военно-исторического архива СССР. Она сообщает:
"В именном списке избирателей в Учредительное собрание 17 Инженерного полка значится Фомин Павел Федорович, срока службы 1913 г. В алфавите солдат 17 Инженерного полка значится унтер-офицер Фомин Павел, награжденный за боевые отличия Георгиевской медалью 4 степени № 386879 (приказ № 269 за 1915 г.). Георгиевским крестом 4-ой степени № 403893 и Георгиевским крестом 3 степени (приказ № 491 за 1916 г.).

В приказах по 17 Инженерному полку: от 2 июля 1917 г. за № 250 § 9 значится старший унтер-офицер прожекторной роты Фомин Павел, утвержденный в звании специалиста и назначенный начальником станции;
от 30 сентября 1917 г. за № 370 § 4 значится солдат прожекторной роты Фомин Павел, делегированный от ячейки социал-демократов на конференцию означенной партии в г. Могилев;
от 26 ноября 1917 г. за № 442 § 5 значится старший унтер-офицер прожекторной роты Фомин, избранный членом в Георгиевскую наградную думу полка;
от 7 марта 1918 г. за № 58 § 5 солдат Фомин Павел (прожекторная рота), уволенный по демобилизации.

В постановлении общего собрания прожекторной роты от 28 января 1918 г. значится Фомин, избранный товарищем председателя собрания. В протоколе Исполнительного Военно-революционного комитета 17-го Инженерного полка от 23 февраля 1918 года значится товарищ Фомин, избранный членом комитета прожекторной роты".

Эта архивная справка не нуждается в комментариях. Она красноречивее всяких слов рассказывает о боевых делах и революционном сознании бывшего солдата 17 прожекторной роты П.Ф. Фомина, ныне пенсионера г. Кирсанова.

"Только ли объективные причины"

Внимание: горят сигнальные лампы
Кирсановский сахарный завод - одно из крупных предприятий города. Одно из передовых. Но с некоторых пор дела на заводе ухудшились, производственные показатели пошли вниз. Естественно, возник вопрос: почему. Самый исчерпывающий ответ на него дал, пожалуй, журнал начальников смен, в котором они ежедневно отмечают неполадки, отрицательно влияющие на производство. Вот несколько выписок из него.

2 января. С 12 до 2 часов стояли обе свекломойки. Первая из них плохо подавали свеклу, так как на выходе из моющей части в выбрасыватель попал большой кусок металла. Свекломойка № 2 забита проволокой, металлом.

4, 5, 6 января. Прорыв трубопровода. Не хватает воды с реки Вороны.

6 января. С 19 часов по конца смены было плохо с подачей свеклы, так как в бурачной № 6 свеклы мало, в седьмой она гнилая. На полевую бурачную не могли открыть задвижку, колодец залит водой.

7 января. 5 часов ремонтировали задвижку на полевую бурачную А в железнодорожной в 3 часа кончилась свекла. Вагонов не было.

9 января. 2 часа стоял завод из-за отсутствия известкового камня (не было автомашины и тракторной лопаты).

10 января. Приняли смену с разгруженными известково-обжигательными печами.

11 января. Не хватает свеклы. Печи разгружены. Нет камня.

13 января. Всю смену не хватало сатурационного газа.

14 января. 6 часов задерживала работу неисправность верхнего гидротранспортера.

И далее, день за днем: "Задерживает работу удаление жома". "Работали на одной диффузии". "С полевой бурачной поступает мало свеклы. Возит ее один самосвал". "На полевой бурачной не было тракторных лопат. Нечем грузить автомашины". "Всю смену не хватало газа". "В час ночи сгорел электромотор на приводе диффузии № 1. В 3 часа 30 минут включили ее, обнаружили оторванный уголок в головке. До четырех извлекали уголок". "В работе одна камнеловушка". "Не хватает известкового молока"…

Эти записи похожи на тревожные сигналы аварийно-предупредительных ламп. Они не нуждаются в особых комментариях. Но поскольку некоторые ответственные руководители завода склонны объяснять причины этих сигналов комплексом только объективных причин (Кирсановская автоколонна плохо обеспечивает Кирсановский свеклопункт самосвалами; подходит к концу срок сезонной эксплуатации оборудования; часто выходит из строя трубопровод, подающий воду с реки Вороны), то давайте попытаемся разобраться во всем этом более детально.

Когда мечты не подкрепляются делом
Да, у кирсановских сахароваров есть самые серьезные основания предъявлять претензии к руководителям автоколонны № 1409. Действительно, они выделяют заводскому свеклопункту машин явно недостаточно (одну-три вместо необходимых четырех-шести) и нерегулярно (ночная смена часто остается без транспорта). Не надо доказывать, что дисциплина у автоколонновских шоферов из рук вон плохая. Достаточно для этого привести лишь два факта. 7 февраля шофер Саблин (машина № 73-79) прибыл на свеклопункт после десяти (вместо восьми) часов утра. Сделал четыре рейса по подвозке свеклы в полевую бурачную и около 11 часов выехал в неизвестном направлении. На свеклопункте он не появился до конца смены. А как выяснилось позже, он был задержан работниками милиции с жомом. Шофер Маслов в этот же день явился на работу без четверти 12. А через полчаса уже скрылся с свеклопункта и вернулся в четвертом часу.

Все это так. Но так ли уж хорошо налажена работа на свеклопункте и цехе механизации. Не по нераспорядительности ли их руководителей, взаимной несогласованности и прямых упущений то и дело обнаруживается нехватка или отсутствие тракторных лопат, бульдозеров, оказываются нерасчищенными подъездные пути к свекловичным кагатам, не обмятыми их бока. В результате возникает простой даже тех немногих автомашин, которые выделяет автоколонна, срывается график подачи свеклы в производство.

Еще зимой прошлого сезона сахароварения на заводе мечтали: хватало бы на Кирсановском свеклопункте свеклы до января-февраля. Брали ли бы ее оттуда для "подпитки" железнодорожных бурачных целенькую и тепленькую и горя бы не знали от несвоевременной подачи свеклы с отдаленных свеклопунктов. И вот мечты сахароваров сбылись: в этом году Кирсановский свеклопункт заготовил столько свеклы, что чуть ли не один может обеспечить производство сырьем в зимние месяцы.

Но оказывается, мало мечтать, надо еще и делать: по-деловому решать вопрос обеспечения предприятия транспортом, налаживать высокую организацию труда. В связи с этим нельзя хотя бы коротко не остановиться на довольно-таки бесхозяйственном отношении к железнодорожным бурачным. Одна из них - седьмая - бездействует с января: забита смерзшейся свеклой. Другая - шестая - по этой же причине действует лишь наполовину. В результате фронт выгрузки железнодорожных вагонов сузился до минимума. А когда выходит из строя хоть один из оставшихся гидрантов, разгрузка свеклы из вагонов прекращается совсем. Это ведет не только к срыву подачи свеклы в производство, но и непроизводительному простою вагонов: только в январе, по этой причине завод уплатил железной дороге штрафов 2800 рублей.

Об "Иване" и "Петре"
Рядовые работники завода объясняют создавшееся положение на предприятии точно и образно: "Иван есть - Петра нет. Петр пришел - Иван ушел". И расшифровывают: оборудование исправно - свеклы нет. Свекла есть - оборудование вышло из строя. А оно, оборудование, в этом сезоне действительно очень часто подводит сахарников. И опять кое-кто склонен всю вину сваливать на объективные обстоятельства: дескать, вследствие хорошего урожая свеклы в 1967 году сезон сахароварения значительно продлился и оборудование уже исчерпало срок своей эксплуатации, да и свекла в этом году выросла какая-то особенная: содержит много кальциевых солей и вредного азота, которые создают сверхагрессивную среду по отношению к оборудованию.

С этими доводами нельзя, на первый взгляд, не согласиться. Но давайте почитаем еще один документ - акт проверки состояния оборудования, составленный в двадцатых числах января группой народного контроля. Он состоит из длинного перечня обнаруженных неполадок и таких выражений: насосы, электромоторы и помещения сильно загрязнены; ленточный транспортер во время производства не смазывался; сальники мановакуумфильтроф сильно пропускают сок; график на профилактический ремонт оборудования фактически отсутствует; оборудование не закреплено за ответственными лицами во время производства.

А когда перевертываешь последнюю строчку этого акта. уже не хочется слушать объяснения насчет необычных свойств свеклы и длительного срока сезона сахароварения: нет, не потому (или не только потому) выходит из строя оборудование. А из-за отсутствия надлежащего ухода за ним и должного контроля со стороны эксплуатационников и ремонтников. И еще из-за некоторого пренебрежения к неуклонному соблюдению технологического процесса.

Ни для кого на заводе не является секретом, что бесперебойная и эффективная работа соломоловушек, камнеловушек, свекломоек - непременное условие правильного ведения технологического процесса. между тем соломоловушка в нынешнем сезоне сахароварения так и не была пущена в эксплуатацию, одна из камнеловушек нередко бездействовала, свекломойка не всегда очищается от песка и зеркало воды в ней не соблюдается. В результате в свеклорезку попадают камни, песок, солома, шлак, тряпки. Это ведет не только к частому выходу из строя ножей свеклорезок и порче другого оборудования, но и нарушению формы свекловичной стружки, а значит и нарушению всего технологического режима.

Не надо объяснять сахарникам и значение сульфитационной установки, важность бесперебойной работы насосов для подачи барометрической воды для диффузии, безупречную исправность классификатора для очистки известкового молока от песка. Но, к сожалению, и это оборудование работает иногда с отклонениями от нормы, а то и вовсе бездействует. Для иллюстрации же последствий от этих и других упущений, повлекших отклонение от технологии обработки сахара, достаточно назвать лишь одну цифру: только в январе сверхплановые потери сахара в производстве превысили 1700 центнеров.

Это - в силах коммунистов
Нет, на Кирсановском сахарном заводе далеко не все плохо. Много здесь и хорошего. Но как-то сама собой приходит мысль: не вскружила ли голову кое-кому и кирсановских сахароваров прочно укрепившаяся слава победителей юбилейного соревнования. Не вызвала ли она у них чувство успокоенности и сознание безгрешности. Правда, в последние дни на заводе намечен ряд мероприятий по выправлению создавшегося положения. Но таких трудностей могло и не быть, если б каждый работник - руководящий или рядовой - постоянно чувствовал себя по-настоящему ответственным за порученный ему участок работы, за положение дел в целом на заводе. Особенно это относится к коммунистам. партийная организация Кирсановского сахарного завода - одна из сильных в городе. Ей по плечу решать многие важные задачи воспитания и производства. Нет сомнения в том, что она решит и эту задачу - добьется персональной ответственности каждого коммуниста за то, чтоб вернуть своему предприятию славу лидера, славу передовика.
Е. Уривская.