Герб города Кирсанова

Кученкова В.
«Из далека долго текла река…»

Эта статья посвящается памяти светлого и доброго человека Евгения Ивановича Камышникова. Закончился его земной путь, а вместе с ним ушел и его огромный многообразный мир. "Любовь к родным местам, где протекли мои детские и юношеские годы, желание воскресить события из истории моего села Пересыпкино… заставили меня взяться за перо и посвятить этому десять лет жизни, - писал он, - Мне пришлось перевернуть горы архивных документов, проглотить не один пуд архивной пыли, чтобы по крупицам собрать факты из истории села".
Статья о старом тамбовском селе Пересыпкино задумывалась еще при жизни Е.И. Камышникова. Но смерть всегда приходит внезапно, поэтому статью я подготовила уже без Евгения Ивановича, использовав собранные материалы.

Автор.

При Петре I

История села Пересыпкино начинается в конце XVII века; в окладных книгах сел Тамбова и Козлова за 1702 год сообщалось: "Часовня Богоявления Господня в новоселебном селе Пересыпкино-Коварское Устье тож. У той часовни двор попов, церковной земли приходские дачи двадцать чети в полях… Да в приходе к той часовне дворцовых крестьянских в том селе жителей 35 дворов жилых да 4 двора пустых". Среди первопоселенцев преобладала фамилия Пересыпкиных, возможно, это и послужило причиной появления такого необычного названия села.

Восемнадцатый век стал временем активного развития Пересыпкина. В 1765 году в разросшемся селе была построена деревянная, покрытая тесом церковь. Храм небольших размеров и простой архитектуры не имел ни колокольни, ни звонницы: колокола висели на перекладине, установленной на толстых дубовых столбах, врытых в землю.

Судились 23 года

В 1782 году началась долгая и мучительная тяжба крестьян Пересыпкина, Вельможина и Гавриловки из-за земель: Тамбовская Межевая контора отсудила более 10000 десятин у крестьян в пользу графа Апраксина. Тяжба тянулась вплоть до 1805 года, когда крестьяне вынуждены были обратиться с прошением к августейшему монарху: "…мы, более 4000 душ крестьян, из-за этой проволочки более 20 лет лишены почти дневного пропитания и пришли в совершенное изнеможение и не в состоянии исправлять повинности… от лица общества долговременного угнетения…". Однако ожидаемой помощи крестьяне не получили.

По ревизским сказкам 1816 года в Пересыпкине было 572 домовладельца, а общее число жителей составляло 5220 человек. Каждая семья в среднем состояла из 9 человек, а некоторые достигали 25.

В 1836 году Пересыпкинский приход из удельного был переведен в Казенное управление, крестьяне стали именоваться казенными и получили некоторое послабление от платежей излишних платежей. В этот период в Пересыпкине было 677 деревянных домов, один из которых являлся приказным, три запасных магазина (амбара) для хлеба и одна деревянная церковь. Крестьяне занимались хлебопашеством, садоводством, торговали рыбой и солью, нанимались подвозить хлеб на рынок в Моршанск.

К 1837 году границы Пересыпкинского приказа значительно расширились: в него вошли Пересыпкино, Гавриловка, Космодемьяновка, Ира, Вельможино, Умер, Ивановка и ряд небольших сел. В приказ вошли и владения помещиков Недоброва, Малевинской, Вадковского, Тимирязевой и Арнольди. В 1840 году в Пересыпкине была открыта первая школа, ставшая впоследствии земской. Вплоть до 1899 года она ютилась в доме волостного управления и была лишена элементарных санитарных условий; тем не менее ее роль в истории села была огромной.

Село № 2, Церковь № 2.

В 1859 году село разделилось на два: юго-восточная часть стала называться Первым Пересыпкино, северо-западная - Вторым. Это деление носило чисто административный характер. После раздела во Втором Пересыпкино появляется своя небольшая деревянная церковь, отстроенная в 1861 году.

XIX столетие - время интенсивного роста населения в селах, значившихся ранее под одним названием. Этот рост был одной из причин серьезных крестьянских проблем - малоземелья. Крестьяне были вынуждены покидать родные места переселяться на дальние выселки или обживать новые земли в Сибири. Тем не менее динамика роста этих сел оставалась значительной: в 1862 году - 5966 человек, в 1864 - 7389, в 1899 - 9151 человек. Село продолжало оставаться самым большим в Кирсановском уезде.

Две версты 700 саженей к Пензе

Конец XIX столетия стал временем рождения целого ряда замечательных пересыпкинских проектов, из которых осуществились только некоторые. Почти все они были связаны с благоустройством села. Еще в первой трети века в России было издано положение об упорядоченном устройстве селений; в 80-х годах застройку сел планировалось привести к системе, подобной городской. В этом отношении план Пересыпкина нуждался в серьезной корректировке формы усадебных участков и в уничтожении части садов. Очевидно, это не было легко принято крестьянством и плану не суждено было исполниться. Но на средства земства в Пересыпкине в конце века прокладывается дорога с каменным покрытием длиною в 2 версты 700 саженей от базарной площади по улице Песчанке в сторону Пензы.

Церковь - да, паровоз - нет

В 1884 году была начата подготовка к строительству новой церкви в Первом Пересыпкине; ее план был утвержден в 1885 году. К этому времени определилось место для строительства - на площади за большой дорогой из Кирсанова и Чембар на расстоянии 20 саженей от существующих построек.

В 1896 году Кирсановское уездное земство задумалось о прокладке линии железной дороги Чембар-Пересыпкино-Кирсанов-Золотовка-Чакино, которая могла бы иметь общегосударственное значение. Однако эти планы остановились на стадии изыскательных работ.

Следует отметить, что все проблемы благоустройства Пересыпкина решались с практичностью, достойной российского крестьянина. Наиболее ярко это проявилось в обустройстве базарной площади. В 1898 году она была передана в аренду на десять лет местному крестьянину Федору Пересыпкину.

Он был обязан благоустроить всю территорию, построить новое здание для трактира, новый погреб с амбаром и ряд других сооружений, необходимых на торговой площади. При этом он полностью распоряжался трактиром, пекарней, торговыми лавками, определяя место каждому торговцу, а главное, был обязан базарную площадь "содержать с полной бережливостью", уплачивая в казну соответствующие налоги. Контракт дал заметные результаты в первые же годы, но был разорван не по вине арендатора после революции.

Туманные картины

В конце столетия в Первом Пересыпкине появляются новые здания церковно-приходской (1898) и земской школ (1899). Один из прекраснейших сельских педагогов М.Г. Смирнов в 1900 году заложил у стен сельской школы небольшой фруктовый сад; к сожалению, время стерло его следы. В 1895 году при школе открылась бесплатная общественная библиотека, в которой первоначально было только 114 книг. Но уже через три года в ее фонде было 190 религиозно-нравственных, 106 исторических, 240 географических и 825 художественных книг. При школе действовало отделение Общества народных чтений с показом туманных картин. Лучшие традиции старейшей сельской школы были сохранены педагогами XX столетия: на смену М.Г. Смирнову пришли воспитанники Тамбовского Екатерининского учительского института И.Д. Камышников и М.З. Смирнов.

В результате совместной работы волостного правления земства и местной интеллигенции Первое Пересыпкино приобрело к концу столетия вид основательного и достаточно благоустроенного села. Главными его доминантами были старая и новая деревянная церкви и красивая каменная часовня, построенная недалеко от новой церкви в 1888 году в память трагической кончины Александра Второго.

Крестьянское общество Второго Пересыпкино пожелало украсить родные места красивой каменной церковью. Подготовка к строительству началась с 1900 года, а завершилось строительство лишь в 1911 году.

Плуг? Потрясающе!

События нового мятежного века несли с собой надежды на лучшее будущее, но это будущее для пересыпкинских крестьян обязательно связывалось с землей-кормилицей. Столыпинская реформа по-разному воспринималась крестьянами разного достатка. Реформе не суждено было реализоваться на практике, но именно в эти годы пересыпкинские крестьяне впервые увидели в своем селе в магазине Кредитного общества потрясающую технику, которую можно было купить за рубли или в кредит - одно- и двухлемешные плуги и железные бороны "зигзаг"; именно в эти годы в селе на смену водяным и ветряным приходили мукомольные мельницы на нефтяных двигателях.

Кладбище для героев

Фронтовая мясорубка Первой Мировой войны оторвала пересыпкинцев от земли - сельские ратники пополнили 204-й Тамбовский запасной и 198-й Коломенский пехотный полки. Письма с полей войны шли в село широким потоком. Эти горькие свидетели народных бедствий стали основной причиной для открытия в Пересыпкино почтового отделения в 1916 году. Сход крестьян Второго Пересыпкина решил устроить специальное кладбище для участников всех последних военных баталий - с Турцией, на Балканах, с Германией. В дальнем конце существующего кладбища пристав, врач и священник определили место для сельских воинов - героев.

Председателя за пьянку - под суд

Революционные вихри смели размеренное течение жизни села, прекратилась деятельность пересыпкинского волостного правления. Чаще всего в его составе были неграмотные крестьяне, но как много полезного делали они для своего села в области сельского хозяйства, народного образования и благоустройства. На смену волостному правлению пришел волисполком. Проблемы, которые свалились на головы неопытных реформаторов, были невероятно сложны: разваленное хозяйство, вдовы с полуголодными семьями, спекуляция, грабежи, самогоноварение… Первый избранный председатель волисполкома не сумел справиться с тяжелой ношей - за слабость к спиртному и служебные преступления он был отдан под суд. Часть населения была откровенно недовольна "чинами власти и поведением некоторых коммунистов". В марте 1919 года в Пересыпкино вспыхнул бунт из-за жестокого изъятия хлеба и дров, украденных крестьянами для отопления холодных жилищ.

Бандиты. Бандиты?

Крестьянская война развела пересыпкинцев по разным полюсам. Двадцатые годы стали для сельчан годами голода и безнадежности от того, что величественный лозунг "земля крестьянам" и идеи равенства часто воплощались далеко не лучшими представителями села. Крестьянская война подвела горькие итоги: в 1921 году в волости, как утверждают документы, было задержано 76 бандитов, 48 семей бандитов, арестовано и отправлено в город 182 человека, на учете находилось 23 бандитских хозяйства, было конфисковано 13 хозяйств, задержано 1534 дезертира. Кто сегодня может утверждать с уверенностью, что кары, обрушенные на головы этих людей, были заслуженными?

Сталин развалил, Ханеев восстановил

В истории Пересыпкина никогда не было легких лет; не стали счастливыми и годы коллективизации: ломка веками сложившихся устоев, стремление новой государственности мгновенно изменить сознание крестьян не могли быть благотворительными. Первый колхоз, получивший обнадеживающее название "Обновленная земля" рассыпался сразу же после появления в печати статьи Сталина "Головокружение от успехов". Он был восстановлен несколько позже с помощью ленинградского рабочего П.И. Ханеева, ставшего его председателем.

Но не успел мир воцариться на беспокойной нашей земле, как пришла новая беда: началась Великая Отечественная война. Полторы тысячи пересыпкинцев ушли защищать свое Отечество, а женщины, старики и дети невообразимо тяжким трудом отстаивали свою землю в тылу.

Текла река Карша

Пересыпкино имеет свое неповторимое лицо - живописную природную индивидуальность, которая не проявляется в ландшафте других сел края. Видимо, его основатели, избравшие этот дивный уголок для поселения, не были лишены чувств прекрасного. Старейшее тамбовское село располагается на самой границе с Пензенской областью, на правом берегу реки Ворону у устья Карши и Нюдевки. Название этих речек мордовского происхождения: Карша - река, текущая навстречу: "нюди" - тростник, растущий и сырой; Нюдевка действительно прорастала тростником.

Северо-западная часть села жителями величалась Верхноченовкой, так как эта местность была значительно выше юго-восточной. Часть Верхноченовки располагалась вдоль Карши, остальная - в открытой степи. Юго-восточная половина села тянулась от высокого берега Карши к пойменной долине Вороны, в давние времена занятой лугами, отсюда и ее старинное название - Луга.

Небольшой Карши с быстрой прозрачной водой давно уже не существует, изменилось направление ее русла и место впадения в Ворону, река обмелела и высохла, ширина ее ныне не более метра, а глубина - около 20 сантиметров; с ее берегов исчезли мукомольные мельницы, принадлежавшие местным крестьянам.

Такая же беда постигла и речку Нюдевка; огромные просторы заливных лугов возле ее берегов были распаханы; чистая речка превратилась в небольшой ручей, заросший камышом, исчезли поставы мукомольной мельницы, принадлежавшей помещику Недоброву. Резко изменилось в черте села русло Вороны: река сильно обмелела, разрушилась мукомольная мельница с 12 поставами, известная сельчанам с 40-х годов XIX столетия, а рыбное богатство Вороны сохранилось только в легендах…

Преемник Нестора

Все это - вехи новой истории старых сел, которую страницу за страницей пишет двадцатый век. Несопоставим облик современных сел Пересыпкина Первого и Второго с их дореволюционным видом. Часто уровень социального развития села зависел от способностей руководителя колхоза или совхоза, от их ответственности, любви к родным местам. Как бы ни называли в истории семидесятые годы нашего столетия, но именно в это время сформировался облик Пересыпкина Второго с современными зданиями школы, универмага, дома культуры, изумительного парка с памятником павшим в годы войны. Очевидно, это звездные годы для села и для П.А. Банникова, сумевшего объединить жителей желанием сделать село красивым. И для Первого Пересыпкина эти годы стали временем благоустройства, открытия новой школы, библиотеки и школьного музея; точнее - временем обращения к историческому прошлому своего села. Летописцем этих двух сел стал бывший воспитанник пересыпкинской школы, сын сельского учителя Евгений Иванович Камышников.

Молодежная газета "Экспресс" № 17-18, 12 февр. 1993 г.