Герб города Кирсанова

И.И. Реутов
История духовной жизни села 2-я Иноковка

История села и его храмов

Название села Иноковка образовано от слова «инок». По преданию в густом лесу на берегу реки Вороны существовал скит, в котором обитало несколько отшельников, приплывших неизвестно откуда. В их маленькую церковь ходили первые жители села.

До 1871-го года в Иноковке была одна церковь, а в 1872-ом году село разделилось на Старую и Новую, то есть на Первую и Вторую.

В 70-х годах XIX-го века во 2-ой Иноковке была построена небольшая деревянная церковь. В ней служил священник Николай Корейский, который помер до того, как в 1893-ем году церковь сгорела. Он был похоронен недалеко от стен церкви.

Новый храм был построен и освящен в 1899-ом году. Он был деревянный, престолов было три: главный - во имя Святой Троицы, предельные - в честь Тихвинской иконы Божией Матери и святителя Николая. Строили храм на средства прихожан, а их в то время было 577 дворов, мужского пола - 2394 человека, женского - 2240 человек.

Гонения на церковь

Церковь закрыли в 1937-ом году. До закрытия в ней служили два священника - отец Симеон и отец Пётр. Дом отца Симеона находился напротив сельского совета, где сейчас живёт Зеленов Николай Сергеевич. От дома священника не осталось и знака, только раскинулась большая липа, которую сажал он сам. Дом отца Петра был на месте, где сейчас стоит Дом культуры, остались тут только две яблони из его сада. Перед закрытием церкви оба священника - отец Симеон и отец Пётр - были арестованы, из заключения они не вернулись.

Богослужения прекратились. Сломали иконостас - резной, сделанный под золото - и сожгли вместе с иконами возле кладбища. Приезжал человек из района, как будто собрать золото. После сжигания золу сеяли железным решетом, но никакого золота не нашли, а необыкновенная красота была уничтожена.
Но церковная жизнь в селе не угасла.

Напротив церкви жила монахиня мать Елена. Это место с южной стороны церкви сейчас называется Зацерский порядок. Почти на этом месте живёт Сизинцев Виктор Васильевич. В конце огорода матери Елены был овраг, который до сих пор называют Коростелёв буерак. Во время таянья снега по нему с поля шла сильная вода.

Вот здесь люди и решили сделать пещерную церковь. У матери Елены был небольшой катушок с погребом. И вот в этом погребе стали копать пещеру. Работали ночами. Во время половодья, когда по оврагу шла сильная вода, в него сбрасывали землю. Так была сделана маленькая церковка, обшитая изнутри тёсом и обтянутая самотканым холстом. Тогда почти каждый дом сеял коноплю, её мяли и из неё ткали холсты. Был также в этой церкви иконостас, всё, как положено. Внутри пещеры вырыли колодец. Было заготовлено несколько ящиков вина-кагора для причастия, приготовлено всё необходимое для службы. Освятил эту церковь священник из 1-ой Иноковки. Он был в то время благочинным.

Но просуществовала эта пещерная церковь недолго. У матери Елены был мальчик, звали его Ванюшей. Чей он и откуда - неизвестно. Он был у нее послушником. И вот нужно было ехать в Тамбов по церковным делам. Взрослым ехать было небезопасно, поэтому решили послать мальчика. Когда Ваня приехал в Тамбов, то сразу попал в поле зрения НКВД из-за длинных волос. Его стали спрашивать: кто он, откуда и зачем приехал. И он всё рассказал про пещерную церковь, помог начертить план места её нахождения. Кирсановская милиция ещё ничего не знала, а из Тамбова уже приехали - пригласили понятых и всё конфисковали.

Мать Елену арестовали. Фамилия её Сизинцева Елена Матвеевна, рождена приблизительно в 1879 году в селе 1-ая Иноковка, а проживала во Второй. Вместе с ней арестован был и рабочий, который делал эту церковь. Люди только что ушли, а он задержался, когда нагрянула милиция. Фамилия его Солопов Семён Лаврентьевич, родился во 2-ой Иноковке в 1914-ом или 1915-ом году.

Благочинного сразу парализовало, как только он узнал, что мать Елена арестована.

По рассказу Овчинниковой Евдокии, которая была осуждена по 58-ой статье на 10 лет и попала с матерью Еленой в одну камеру, мать Елену допрашивали ночами. Когда её однажды вызвали ночью на допрос, она сказала Овчинниковой, что если придут за смертным узлом, который всегда находился с ней, то значит её расстреляли. За узлом пришла охрана, а мать Елена в камеру больше не вернулась. Овчинникова Евдокия также говорила и про Солопова Семёна Лаврентьевича, что он тоже был расстрелян.

Церковь в послевоенное время

После войны по ходатайству верующих церковь хотели открыть. Прихожане кое-что восстановили, поставили несколько икон, которые сумели сберечь. Да в самом верху оставались две иконы, которые были очень высоко и их не сняли - изображения Господа Саваофа и Божией Матери.

Примерно в 70-х годах приехали какие-то люди на легковой машине, вечером в потёмках набили на стене скобы и сняли эти иконы. Напротив церкви жила женщина, услышала стук и пошла посмотреть. Эти люди бросили иконы и скрылись, а она взяла себе икону Божией Матери и отдала родственнице, а икону Господа оставила себе. Женщина давно померла. Вернулась только икона Божией Матери, которую её родственница отдала в церковь, построенную отцом Питиримом и прихожанами. Она решила помыть икону горячей водой с порошком, да всю испортила, так что после ее реставрировал художник из Кирсанова Александр Александрович Непрокин.

А церковь так и не открыли, и в 1949 году сделали в ней склад, называли его «голубинкой». Ближние колхозы возили туда зерно госзаготовки. Хранилище, по-видимому, было от Ковыльского элеватора. После передачи церкви колхозу им. Калинина, переименованного впоследствии в колхоз им. Свердлова, она так и осталась складом, куда ссыпали зерно, удобрения, ядохимикаты.

С каждым годом церковь рушилась. Крыша изоржавела, ремонта никакого не делали, в ней уже нельзя было ничего хранить. Люди к этому привыкли, многие были равнодушны. Без крыши стали рушиться стены. И в 1977-ом году председатель колхоза дал команду свалить церковь. Оцепили колокольню тросом и стали тянуть ее 7 тракторов. Церковь кренилась и опять становилась на место. Так ее и не свалили. Бросили эту затею. Хотел председатель нанять кавказцев, которые работали в колхозе по ремонту животноводческих помещений, чтобы разобрали церковь, но они ему ответили: «Строить будем, а церковь ломать не будем». Без крыши гнили брёвна, рушились стены, особенно после тракторов, сделавших ей значительный наклон. Под ней разобрали фундамент, выпилили несущие стены. Как она стояла — приходилось только удивляться. Рушилась церковь, а с ней духовно нищали люди, особенно молодёжь.

Возрождение храма

И вот в 1991-ом году Реутов Валентин Ильич, работавший в колхозе им. Свердлова техником-строителем, так что ему часто приходилось ходить в правление через кладбище мимо церкви, смотрел на разрушение храма, решил возродить духовную жизнь в селе. Ведь даже если нет ветвей, а корни живы - жива и надежда на рост к свету сквозь тьму земли.

Вот он и организовал во 2-ой Иноковке приход, в который вошли и жители 1-ой Иноковки. Приход - это община христиан вокруг храма, где служит священник. Вокруг него и происходит единение людей в одну семью. Приход - это духовная семья, живущая любовью к Богу. Её-то и решил возродить Валентин Ильич.

В это время списали старую школу, и он с активными прихожанами стал ходатайствовать, чтобы пристройку отдали под церковь. Главой администрации в то время была Зинаида Васильевна Попова. Она, посовещавшись с членами сельского совета, решила отдать строение прихожанам. Люди ей очень благодарны за этот вклад в устройство церкви.

Валентин Ильич оставил работу в колхозе, организовал возле себя несколько человек плотников, и стал отдавать все силы и энергию на постройку церкви.

Когда церковь была сделана, он поехал к Владыке Евгению ходатайствовать насчёт священника, а тот предложил ему встать на путь служения Господу, на что Валентин Ильич ответил: «Владыка, у меня ведь нет духовного образования». Владыка Евгений сказал ему: «Господь посылал для проповеди неграмотных рыбаков». Валентин Ильич подучился сколько-то в Тамбове и был посвящён сперва в диаконы, а потом и в священники архиепископом Тамбовским и Мичуринским Евгением в 1991-ом году.

Отец Валентин служил и одновременно собирал средства, покупал кирпич, другие строительные материалы, когда замыслил строить новую церковь из кирпича.

Церковь строилась по благословению архиепископа Тамбовского и Мичуринского Евгения. Отец Валентин сам делал разметку, сам руководил всей работой. Церковь была сделана, покрыта оцинкованным железом, оштукатурена, намощены полы и потолки. Были сделаны котельная, водяное отопление, подключен газ и всё опробовано. Были закуплены Царские врата, паникадило, купола с крестами. Были заготовлены все иконы, в том числе для Горнего места стеклянная с подсветкой. Отец Валентин поставить иконы не успел.

Открыть церковь самому отцу Валентину не пришлось. Он был переведён в Казанский мужской монастырь города Тамбова епископом Тамбовским и Мичуринским Феодосием и пострижен в монахи с именем Питирим. Вскоре он стал духовником Казанского монастыря.

…До сих пор сельчане вспоминают в Иноковке, как отец Питирим, тогда отец Валентин, в большие праздники на Рождество и на Пасху ходил по домам с клиром, прославляя Господа нашего Иисуса Христа. Эту традицию продолжил священник нашего прихода отец Иоанн, завершивший строительство церкви. Теперь их служение во славу Божию продолжает отец Александр.

Первый

Так, после запустения многих лет, во 2-ой Иноковке возродилась церковь и церковная служба, а с ней в людях вера. Валентин Ильич стал первым священником в селе Иноковка после долгих лет безбожия.

Он стал одним из первых иеромонахов, приняв постриг в Казанском мужском монастыре города Тамбова, с любовью и Божией помощью возрождённом нашим епископом Феодосием.
«Тетради»,
с. 2-я Иноковка,
2007 г.

Святая радость веры. Книга об иеромонахе Питириме (Реутове). Кирсанов, 2008.

с. 47–54