Герб города Кирсанова

§§11-12. Становление Советской власти

Октябрьский переворот, организованный большевиками в Петрограде, ничем не был отмечен в Кирсанове. Позиции местных большевиков на политическом небосклоне провинциального города были в это время весьма незначительными. В городе и уезде поддерживали социал-революционеров (эсеров) и такое положение дел сохранялось довольно долго.

К весне 1918 г. в некоторых волостях Кирсановского уезда демобилизовавшиеся солдаты создают большевистские ячейки и берут власть в местных Советах. В Кирсанове действуют присланные из центра большевики Осип Авербах, Марк Цейтлин, Артем Агейкин. По мере укрепления власти большевиков в центре, укрепляются их позиции и на местах. Лозунг большевиков "Вся власть Советам" начинает осуществляться.

3 марта 1918 года делегаты первого съезда Советов Кирсановского уезда собрались в здании бывшего кинотеатра "Модерн" (ныне здание краеведческого музея) и избрали Уездный исполнительный комитет (Уисполком), который стал работать в здании бывшей Биржи (ныне "Дом торговли" на пересечении улиц Советской и Красноармейской). Но большевикам предстояло еще бороться за власть в Советах с представителями других партий, прежде всего партии эсеров.

Не имея политической поддержки, большевики подчас прибегали к помощи вооруженной силы. Кирсанов имел небольшой гарнизон - один эскадрон кавалерии и две роты пехоты, тогда именовавшихся социалистическим полком. Для "усмирения демократов" они даже как-то привели к зданию исполкома гарнизон, который "охранял" здание снаружи и внутри в зале заседания. Представители иных партий постепенно отстранялись от власти и клеймились как "контрреволюционеры" (самое страшное в то время слово).

В целях пропаганды большевики начали издавать газеты "Молот" и "Коммуна". Городская Управа была распущена, а вместо нее был введен Муниципалитет. Для изыскания средств была наложена контрибуция (денежные взыскания) на состоятельных граждан города, а тех, кто платить не хотел, арестовывали, сажали в подвал и днем заставляли работать: очищать и мостить улицы. 5 апреля под председательством большевика Сатанина была создана Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией (ЧК - чека). Эта силовая структура занялась политическими и идеологическими врагами большевиков. Городской Совет, где преобладали меньшевики, был "слит" с Уисполкомом. Вскоре был арестован командующий местным гарнизоном эсер В.Н. Михневич. После чего Кирсановская милиция, возглавляемая Александром Антоновым, поставила Уисполкому ультиматум. Однако председатель ЧК Сатанин тут же пригрозил, что если Советская милиция не будет исполнять приказания Уисполкома, то будет в 24 часа арестована. Военный гарнизон был уже полностью на стороне большевиков. Возможно, с этого времени Александр Антонов понял, что с большевиками ему не по пути и начал готовить оружие для того, чтобы расправиться с коммунистами (так уже начали иногда называть большевиков).

Часть оружия Антонов получил от чехословаков. Еще в марте 1918 года при проходе через станцию чехословацких военных частей их эшелоны встали и заняли все пути ст. Кирсанов и вторые пути до разъезда Калаис на Тамбов и до Преображенского на Саратов. В политическом отношении чехословаки сочувствовали эсерам. Однако вмешиваться в политическую борьбу они не спешили. Правда, был случай в марте, когда здание Уисполкома при начале заседания окружили две роты и пулеметный взвод чехов. При этом начальник штаба корпуса в чине полковника зашел в зал заседания в сопровождении вооруженных солдат и предъявил требования отпустить им продукты питания: муки ржаной 5 вагонов, муки пшеничной 2 вагона, мяса 1,5 вагона, чая 0,5 вагона, колбасных и ветчинных изделий 1 вагон. Большевики и им сочувствующие потребовали немедленно вывести взвод солдат из зала заседаний. Но эсеры были за то, чтобы солдаты присутствовали. Решался какой-то важный вопрос. Уличная обстановка была накалена, слышались даже выкрики "Долой Советскую власть". В такой обстановке Уисполком согласился и выдал продукты питания.

Чехословацкий корпус находился на железнодорожных путях Кирсанова до 5 или 10 мая 1918 года. Впоследствии эти чехословацкие войска выгрузились в Самаре и выступили против большевиков.

Недовольство политикой большевиков росло и в деревне. В мае 1918 г. была введена "продовольственная диктатура": все продукты питания и сельскохозяйственное сырье стали отбирать по разверстке. Введенные нормы были непосильны для крестьян: они значительно превышали количество излишков. В мае 1918 г. была создана продармия для изъятия сельхозпродуктов. Из 20 тыс. продармейцев 5 тысяч "выкачивали" хлеб в Тамбовской губернии. К тому же продукты и лошадей забирали части Красной Армии, ЧК, Советы - все, кто имел для этого вооруженную силу и желание. Крестьяне недоумевали, зачем им земля, если все, что они на ней вырастили, у них отбирают большевики. 29 мая 1918 г. в Советской России ввели воинскую повинность, началась мобилизация в Красную Армию. Поначалу призывали 20-летних, затем 19-летних. В 1919 г. дошла очередь и до 18-летних. Идти воевать со своими же, русскими, мало кто хотел. Началось массовое дезертирство. В 1918-1919 гг. на Тамбовщине можно было мобилизовать в армию 250 тыс. человек, но удалось поставить под ружье лишь 135 тыс. Остальные числились в "бегах". Случалось, что призывники не только "бегали" и прятались, а, собранные в городах, поднимали мятежи и устраивали погромы. Летом и осенью 1918 г. почти во всех уездных центрах прошли мятежи мобилизованных и волнения горожан. В середине июня в Тамбове мобилизованные на три дня "свергли Советскую власть и разошлись по деревням". Большевики восстановили власть при пополнении верных воинских частей, не обошлось без убитых и раненых.

События в Тамбове совпали с мобилизацией в Кирсанове. Уисполком, как только вести из Тамбова дошли до Кирсанова, ввел военное положение. Из Кобяковской, Богородицкой и Соколовской волостей ночью были стянуты верные коммунистам силы. На следующий день мобилизованные в Кирсанове в количестве 2000 человек выразили желание разогнать Уисполком и требовали (по их выражению познакомиться) председателя Уисполкома Агейкина, членов Оралова, Сатанина. В то время, как мобилизованные обсуждали вопрос о захвате Уисполкома их окружили цепи вооруженных коммунаров и воинских частей. Мобилизованные бросили врассыпную. В этот же день был издан приказ об отмене мобилизации.

В продолжение всех этих событий начальник милиции Антонов держался в стороне, разъезжая в конном строю с отрядом по городу. Однако не долго ему пришлось оставаться на этом посту. После подавления эсеровского выступления в Москве началось повсеместное изгнание эсеров из органов местной власти и открытые репрессии против активных членов этой партии. Ярким примером начавшегося разгрома коммунистами своих оппонентов является резолюция первого общего собрания членов Никольской организации Российской Коммунистической партии (большевиков) Кирсановского уезда от 15 июля 1918 года.

Строкой документа:
"1. Все коммунисты должны войти в партизанский отряд и просить Кирсановскую организацию коммунистов-большевиков выдать оружие, снаряжение и обмундирование волостному комитету партии, чтобы в любое время комитет мог вооружить всех коммунистов.
2. Понудить волостной военный комиссариат немедленно заняться вербованием при волости рабоче-крестьянской Красной Армии.
3. Социалистам-предателям левым эсерам за их преступления против Советской власти вынести порицание и не давать им места не только на земле, но даже и на небе"
(ЦДНИТО, ф. 840, оп. 1, д. 28, л. 17 об.)

Вскоре были арестованы и расстреляны ближайшие помощники Антонова эсеры Заев и Лощилин. Антонов, находящийся в это время в отпуске, ушел в подполье. Эсеры были поставлены вне закона.

Тем временем, сельские Советы были фактически заменены комитетами бедноты (комбедами), в составе которых почти не встречались настоящие крестьяне. 3 тыс. комбедов отбирали продукты, перекраивали земельные наделы, доносили на неугодных и наказывали крестьян, чем заслужили такую ненависть сельских жителей, что в ноябре 1918 г. эти органы были ликвидированы. Но не была ликвидирована продразверстка. Терпение крестьян было не бесконечным; все чаще тамбовская деревня бралась за оружие. Село Рудовка Кирсановского уезда одним из первых открыло серию крестянских волнений на Тамбовщине осенью 1918 г., вызванных продразверсткой. В октябре-декабре 1918 г. почти во всех уездах вспыхнули десятки местных восстаний, подавленные войсками с большим трудом.

1919 г. прошел на Тамбовщине под знаком хозяйственной разрухи, безжалостной войны. Почти замерли заводы, все хуже работал транспорт, паровозы, вагоны, пути были крайне изношены, не хватало угля и дров. Начались эпидемии - испанка (грипп), сыпной тиф, холера, чума. Врачей и лекарств почти не было. На железных дорогах во время остановок из поездов выгружали умерших в пути: зимой у станции разъездов складывались поленницы из трупов. По селам вдоль дорог рыскали бандиты. Почти в два раза выросла уголовная преступность, а милиция и ЧК раскрывали меньше половины преступлений.

Плохо работали и органы власти: зазнайство, бюрократизм, безграмотность, воровство и пьянство, взяточничество и спекуляция были обычными признаками тогдашних коммунистов и советских служащих. Борьба с этими "язвами прошлого" успеха не имела; на места наказанных приходила такая же замена.

Деревня платила за все: из нее выкачивались люди, продукты, лошади. В 1919-1920 гг., как и годом раньше, Тамбовщина была в числе главных поставщиков продовольствия для армии и больших городов. В 1920-м году крестьянские хозяйства пришли в упадок.

Площадь посева резко сократилась, урожайность заметно снизилась. К этому добавилась засуха, и хлеба с каждой засеянной десятины собрали в 4 раза меньше обычного. Тамбовские крестьяне через два с половиной года Советской власти оказались на грани голода. Но большевики и не думали уменьшать смертельно непосильную продразверстку, очередная "выкачка" хлеба началась с усиленной энергией и накопленным опытом.

Крестьяне не выдержали. Летом 1920 г. в самых плодородных и населенных уездах вспыхнуло массовое восстание. Несколько десятков тысяч кое-как вооруженных повстанцев составили две армии, которыми командовал А. Антонов и А. Богуславский. С лозунгами "Долой продразверстку!", "Да здравствует свободная торговля!", "Советы без коммунистов!" восставшие нападали на продотряды, эшелоны, небольшие гарнизоны и части Красной Армии, убивали коммунистов, работников Советов, ЧК - тех, кого крестьяне считали причиной и виновниками своих страданий. Повстанцы боролись за "чистую" Советскую власть, за крестьянскую свободу и наивно надеялись, что государство уступит, что в России возможна такая справедливая, умная, человечная власть, которая сможет жить с крестьянами в согласии и взаимной выгоде.

Но большевистское государство не помышляло ни о каких уступках. До начала февраля 1921 г. губернские вожди и командиры - Шлихтер, Гольдин, Траскович, Павлов и др. - всеми средствами "выкачивали" хлеб, одновременно пытаясь подавить растущее восстание силами карательных отрядов. Это не помогло. Хлеб почти не поступал (взяли "всего 5,5 млн. пудов"), местные войска, милиция были мало надежны, потери властей составили уже несколько сот человек, города становились слабыми островками в мятежном крестьянском море. Весной 1921 г. Кирсанов и Кирсановский уезда были объявлены на осадном положении. А в ночь с 15 на 16 апреля повстанческими отрядами Антонова был всерьез предпринят штурм города.

Тамбовские большевики испугались, забеспокоились и их вожди в Москве. Изъятие продовольствия было приостановлено, и в то же время весной 1921 г. в губернию были переброшены самые надежные и боеспособные части Красной Армии: кавалерия, пехота, артиллерия, авиация, броневики - всего более 100 тыс. штыков и сабель. Командирами были прославленные и беспощадные полководцы: М. Тухачевский, И. Уборевич, Н. Какурин, И. Томин, И. Федько. Политическое руководство подавлением восстания было поручено знакомому с краем В. Антонову-Овсеенко.

Отныне подавление "антоновщины", впервые в истории российских бунтов, велось по правилам оккупационной войны. Это значило, что красные войска, чекисты, разбив губернию на части, сжигали десятки сел, расстреливали и рубили тысячи мужчин и юношей, заложников, среди которых были женщины, дети и старики. Население "бандитских" районов сгонялось в концлагеря, ссылалось на Север. Для "выкуривания" повстанцев из лесов применялись ядовитые газы, а подвижные кавалерийские, авиационные и броневые части преследовали и уничтожали "антоновские" войска. Действуя так, государство покончило с восстанием за полтора летних месяца 1921 г. В течение года чекисты выследили и убили вождей восстания - А. Антонова, А. Богуславского, И. Ишина и др.

Тамбовскому крестьянству преподали урок ценой в десятки тысяч жизней. Но и власть сделала выводы - пришлось на время отказаться от продразверстки и позволить крестьянам местную торговлю. Большевики пошли на некоторое снижение налогов, кредитование хозяйств, разрешили краткосрочную аренду земли, мелких предприятий, рабочей силы, инвентаря. Государство укрепило рубль: до предела обесцененные советские бумажные денежные знаки изымались из обращения; вводилась новая денежная единица - червонец, который был обеспечен золотом; в обращении появились рубли и полтинники из серебра (к этим монетам крестьяне питали особенное доверие). Это стало возможным после проведенной кампании по изъятию церковных ценностей у Русской Православной Церкви.

Власти заменили большинство уездных продовольственных комиссаров и председателей уездных исполкомов, попытались поощрить "культурных хозяев" и создание различных добровольных товариществ, кооперативов. Эти и некоторые другие уступки назывались новой экономической политикой.

Советская власть была установлена всерьез и надолго.

© Автор-составитель Просветов Р.Ю.
Учебное пособие по краеведению, 2002.