Герб города Кирсанова

Обновление икон в Тамбовской губернии в 1922-1930-м и в конце 40-х – начале 50-х гг. [1]

С самого начала антицерковной борьбы большевики столкнулись с огромной религиозной силой верующего русского народа, который твердо возглашал: “С нами Бог!”. Истинно это было так.

Воспользовавшись голодом в Поволжье для нанесения решающего удара по Церкви, власти начинают в 1922 году изъятие церковных ценностей, но сталкиваются с активным сопротивлением. Несмотря на помощь обновленцев-раскольников, кампания протекала не так, как представлялась безбожникам. О торжестве Православия свидетельствовала не только несгибаемость гонимого духовенства и мирян, но и многочисленные чудотворения и обновления икон – вопреки логике воинствующих атеистов.

Уже 13 февраля 1922 года член Кирсановского укома Степанов доносил: «В Чембарском уезде за последнее время стали появляться чудотворные иконы, были случаи, говорят здесь: явилась Божия Матерь и плачет, один коммунист подошел и разрезал ей глаза ножом, потекла кровь, а коммунист остался стоять с поднятой рукой, так и стоит по настоящее время. 12 февраля сего [года] я был и лично смотрел обновленную икону Иисуса – говорят, что икона была облезлой, за каких-то 3-4 часа покрылась слоем золота. Гражданин, у которого обновилась икона, с. 2-я Гавриловка, приблизительно 26-27 лет, Николай Демин, при моей попытке говорить, уверял, что икона обновилась сама, население этому верит, ходит толпами смотреть. В Софьино явилась тоже икона, вернее, обновилась… В иконы, покрывшиеся золотом, верят главным образом женщины, мужское население относится к этому пассивно, он бывают активны, когда попытаешься доказать, что это ерунда»[2].

16 февраля 1922 года Степанов с некоторой растерянностью докладывает из села Рудовки в Кирсановский уком: «В Софьино у крестьянина этого же села на глазах у граждан обновилось 3 иконы, среди них Серафима Саровского. Около этого дома и в доме был отслужен молебен, после собирали деньги в пользу чудотворной иконы. При разговоре со священником о чудесах священник уклонился от прямого ответа. Впервые чудеса начались с Чембарского уезда, теперь эта волна, идя равномерно, захватила и наш уезд, не делая прыжком – почему не обновляются иконы в южной части уезда? Здесь теперь уже говорят, что в Чембарском уезде начали иконы темнеть, религиозные старухи говорят: иконы темнеют, потому что их не сумели встретить. В общем следует отметить: религиозная волна охватывает все глубже и глубже крестьянские массы. Для пресечения этих одурачиваний предлагаю выслать комиссию-экспертизу»[3].

Местные власти не были готовы к непонятному для них явлению и начали испытывать легкую панику. В двухнедельной госинсводке уполгуботдела по Кирсановскому уезду с 5 по 22 марта 1922 года говорилось: «В Инжавинской волости распространяются слухи, что в лесу, 4 версты от Инжавино, в пустыне, где живут монашки, обновилось 2 иконы. В с. Усово Куровщинской волости обновились 2 иконы. За февраль и половину марта по Кирсановскому уезду обновилось 13 икон. Начались подготовительные работы протестов против передачи церковных ценностей, отцы духовные имеют всегда возможность, а в данном случае в особенности, использовать церковь для свержения советской власти… В силу участившихся случаев обновления послать предписание усовмилиции об изъятии всех обновленных икон»[4]. Но предпринятые меры не принесли успеха безбожникам. Обновившиеся иконы изымали, но тут же обновлялись другие иконы, и притом еще в большем количестве. В госинсводке с 20 марта по 5 апреля 1922 года сообщалось, что «Кирсановский уезд подвергся эпидемии распространения обновленных икон. За этот период обновилось 37 икон. Они изъяты, ведется расследование. К обновленным иконам приглашаются священники для совершения молебнов, где граждане обращаются за разъяснением, в большие рассуждения не входят, а говорят, благодать Божия. Такие случаи в Кобяках, Соколово, г. Кирсанов. Священник городского собора Богоявленский утвердительно говорит, что это чудо. Священник монастырской церкви Архангельский и диакон Рождественский обновления отрицают, признают шарлатанством»[5]. Последнее объясняется тем, что данные лица являлись приверженцами так называемой Живой церкви – обновленцами, и любое проявление силы Божией в Церкви, от которой они отделились, переносилось ими крайне болезненно, так как обличало их грех.

Вскоре меры административного характера (закрытие церквей, изъятие икон, ликвидация колодцев, запрещение крестных ходов и прочее) были до времени оставлены: из Москвы 5 сентября 1924 года пришла секретная директива, подписанная секретарем ЦК РКП(б) В. Молотовым, которая меняла тактику борьбы с религией (см. Приложение 1). Теперь главный акцент следовало делать исключительно на антирелигиозной пропаганде «в форме популярного разъяснения естественнонаучных положений, подрывающих веру в бога и разоблачающих на данных, конкретных фактах шарлатанство и корыстолюбие устроителей чудес, обновлений и т.п.». Причем «никоим образом нельзя применять такие формы массовой антирелигиозной агитации (диспуты, инсценировки и т.п.), которые резко оскорбляют и задевают чувства верующей части населения, особенно крестьян, и позволяют враждебным нам элементам эту обиду религиозного сознания направить против нас, оформляя ее в политическое недовольство и создавая атмосферу религиозного психоза и эксцессов». И далее подчеркивалась необходимость «через соответствующие органы тщательно следить за поведением духовенства и враждебных нам элементов при соблюдении должной осторожности, применяя меры для пресечения и предупреждения преступных попыток спекуляции на религиозных настроениях».

Однако «разоблачение» икон оказалось весьма сложной задачей для антирелигиозных агитаторов. За 1924 год по официальным данным обновилось до 1000 икон (см. Приложение 2). В 1925 году Липецкий уком сообщил, что только «в одной Грязевской волости обновилось в 10-ти селах ок. 60 икон»[6].

16 июня 1924 года в с. Куровщина обновилась икона, и уже 19 июня уполномоченный ОГПУ Плотников «совершенно секретно» предлагал начальнику Соколовской волостной милиции: «Срочно и лично проведите самым осторожным способом расследование, каковым выявить: название обновленных икон, день и час обновления, кто первый обнаружил, при каких обстоятельствах, какие были предприняты меры обнаружившим обновление икон, кому м об этом было сообщено, каким образом об этом узнало население, как смотрит на обновление крестьянство, кто является инициатором совершения богослужения по случаю обновления, обратите внимание на духовенство, церковный совет, а главное, церковного старосту. Назначить экспертизу по исследованию иконы. При первом подозрении виновных привлекать к ответственности. Причем учитывать настроение крестьянства…»[7]. Не изменилась данная тактика и в 1925-м, и в 1929-м году (см. Приложение 3).

В 1926 году Тамбовский уком, отчитываясь за первые три месяца, свидетельствовал, что «религиозное настроение крестьянства в отчетном периоде ни в какие фантастические формы не выливалось. Фактов чудес, обновления икон и т.п. не отмечено…»[8]. В отчете Борисоглебского АПО за май-декабрь 1926 года говорилось, что «тех худ[ожеств], которые наблюдались в 1922/23 г. и в 1923/24 гг., как обновление икон, открытие святых колодцев (Шацкий, Ростошанский), в нынешнем году не было»[9]. Однако из села Павловки Сосновской волости докладывали, что «в июле 1926 года, на краю села, открылся «чудотворный колодец». В августе к колодцу был совершен крестный ход, собравший до 1000 человек. Паломничество продолжалось до глубокой осени. Только 7 ноября «колодец был закрыт, часовня разобрана, сруб сломлен, икона передана верующим»[10].

В этом же году Тамбовский губком ВКП(б) отмечал, что «со стороны тихоновцев наблюдается скрытая контрреволюционная агитация; имело место распространение попом воззваний религиозного антисоветского характера (Козловский уезд), призыв объединяться вокруг духовной власти (Кирсановский уезд), так же и в Липецком и Тамбовском уездах»[11].

Постепенно число обновлений икон уменьшалось. Православное духовенство и миряне подвергались репрессиям, оставшееся же население все более приобретало черты «советского человека», чаще равнодушного или даже враждебного проявлениям какой бы то ни было религиозности. Но в 1930 году в Мордовском районе произошел необычный случай. Вот документ, повествующий об этом.

«Переписка с органами 1930 г.
Борисоглебскому окрсовету СБ[12]
Копия Мордовскому рк
6 июня 1930 г.

Дорогие товарищи.

По полученным в облсовете сведениям в Мордовском р-не в с. Телелюй слухи о том, что в с. Пловцы, того же района, над бывшей церковью, ныне клубом, якобы во время театрального представления появилось видение «божьей матери» с младенцем «Иисусом» очень яркого цвета, что какой-то парень с. Телелюй «Юра» захотел посмотреть поближе это видение и полез на церковную колокольню, но «видение» препятствовало ему тем, что на нем 4 раза сгорала рубашка, и он так и не долез. Видя это, коммунисты якобы стали стрелять в «видение», но от последнего отскакивали все пули, после чего один коммунист якобы сказал: «Что не говорите, а бог есть». Крестьяне с. Телелюй собираются пойти массой смотреть это «видение», так как оно, якобы, до сих пор видно.

Облсовет предлагает Вам принять срочные меры по выявлению источников этих слухов…

Пред. облсовета СВБ ЦЧО Зарин».
Надпись на документе:
«Сообщить облсовету СВБ, что в Мордовском районе нет церкви, приспособленной под клуб, а также с. Телелюй и Пловцы»[13].

Новые случаи обновления икон в Тамбовской области были отмечены уже после Великой Отечественной войны.

Так, в Кирсанове в конце 40-х годов на фронтоне Успенского собора чудесным образом обновилась роспись – изображения святителя Николая Угодника и Успения Божией Матери. Давно отцветшие краски засияли как новые. Свидетелем тому был весь город: красавец собор возвышался в центре.

Это событие послужило толчком к варварскому разрушению храма – памятника архитектуры. 18 марта 1950 года партийные власти города создали комиссию для осмотра здания. По результатам работы членами комиссии был составлен акт, в котором, в частности, отмечалось: «а) железная кровля отсутствует на 25%, а остальная часть пришла в ветхость; б) стены и своды имеют много трещин, и местами стены дали отклонения от вертикали». К акту были приложены фотографии, при внимательном изучении которых легко убедиться, что никаких трещин нет. Вскоре в Тамбов направили ходатайство об уничтожении Успенского собора под предлогом аварийного состояния. И 31 марта Тамбовский облисполком просьбу удовлетворил. В 1950 году произошла страшная трагедия – собор в честь Успения Божией Матери превратили в развалины…

В начале пятидесятых годов на аспиде Тихвинской церкви бывшего Кирсановского Тихвино-Богородицкого женского монастыря появилось изображение – икона «Покров Божией Матери». Примечательно, что церковь эта снаружи расписана никогда не была.

Как явленный образ ни закрашивали, ни забеливали, он все равно проступал, - и в нем отчетливо виделась Богородица. Глумясь, в Нее стреляли из винтовки, а затем всю икону и вовсе скололи зубилом вместе со штукатуркой. До сих пор сохранился контур склонившейся над людьми Матери Божией. Здание самой Тихвинской церкви, уже без купола и колокольни, разрушать не стали, так как в нем размещались цеха и мастерские совхоз-техникума, находившегося на территории бывшего монастыря.

Итак, массовое обновление икон происходило в 1922-1925 годах, в то время, когда церковный хитон раздирали обновленцы, а храмовые ценности изымали власти. В обновлении икон виден действительно Промысел Божий (или, как сказал в 1924 году священник села Стрельцы «Божий умысел»), направленный на укрепление верующих для стояния в Истине и во свидетельство Истины неверующим.

Приложения[14]

Приложение 1[15]

05.09.24
Всем облбюро ЦК наркоматов, крайкомам, обкомам и губкомам РКП(б).
Совершенно секретно.

Из ряда мест, главным образом из районов, подвергшихся неурожаю, приходят сообщения о росте религиозных настроений среди крестьянства (требование открытия мощей, массовые мирские молебны, чудесные явления икон и т.д.); меры административного воздействия, принимаемые в этих районах, могут дать и дают лишь резко отрицательный результат, содействуют росту фанатизма и вызывают полное недовольство некоторых слоев деревни.

Борьба с этими религиозными предрассудками прежде всего требует широкой агитационной и разъяснительной работы партии, а также зависит от степени успешности деятельности органов власти на местах, направленную в сторону помощи затронутым неурожаем слоев населения, от степени успеха с кабальными сделками, развитие кредитования, от своевременности и правильности снабжения семссудой и другими видами помощи, от энергии и темпа работы всего советского аппарата. На это должно быть обращено главное внимание при решительном отказе от таких административных мер, как огульное закрытие церквей, преследование крестных ходов и т.п. Антирелигиозная пропаганда должна вестись согласно неоднократным циркулярам ЦК и ясным директивам XIII съезда в форме популярного разъяснения естественнонаучных положений, подрывающих веру в бога и разоблачающих на данных, конкретных фактах шарлатанство и корыстолюбие устроителей чудес, обновлений и т.п.

Никоим образом нельзя применять такие формы массовой антирелигиозной агитации (диспуты, инсценировки и т.п.), которые резко оскорбляют и задевают чувства верующей части населения, особенно крестьян, и позволяют враждебным нам элементам эту обиду религиозного сознания направить против нас, оформляя ее в политическое недовольство и создавая атмосферу религиозного психоза и эксцессов.

В неурожайных местах необходимо центр тяжести антирелигиозной пропаганды перенести на объяснение причин засухи и популяризации мер борьбы с нею, апеллируя к здоровой энергии и самодеятельности населения.

К этой работе необходимо привлекать сельскую интеллигенцию, инструктируя и руководя ею через политпросветительные учреждения.

Разумеется, эта работа не только не исключает, но и предполагает необходимость через соответствующие органы тщательно следить за поведением духовенства и враждебных нам элементов при соблюдении должной осторожности, применяя меры для пресечения и предупреждения преступных попыток спекуляции на религиозных настроениях. При этом необходимо стремиться к выявлению и разоблачению деятельности этих элементов на конкретных и убедительных для населения фактах, подвергая эти факты в соответствующих случаях широкой огласке.

Необходимо иметь также в виду, что в ряде мест при наметившемся понижении авторитета духовенства  наблюдается рост сектантского движения, которому зачастую присущ кулацко-политический налет, враждебный пролетарской диктатуре, пролетарской государственности (агитация против наборов в Красную Армию, за неплатеж налогов и прочее). В связи с этим необходимо, наряду с разъяснительной кампанией против духовенства, разоблачать социальные корни и антипролетарские тенденции сектантства.

О фактах роста религиозного настроения среди крестьянства, а также о мерах, принимаемых партийными и советскими органами в связи с этим, предлагается и впредь своевременно и точно информировать ЦК.

Секретарь ЦК РКП(б) В. Молотов.

Приложение 2[16]

[…]

… Точного учета икон, обновившихся за 1924 г., не имеется, но по имеющимся данным можно смело определить, что за 1924 г. обновившихся икон было до 1000. Главным образом обновление имело место в семьях бедноты и вдов-старух.

В обновлении икон духовенство принимает участие через фанатиков верующих. На диспуте в с. Стрельцы Тамбовского уезда поп по существу обновления икон заявил перед собранием всех крестьян села, что в этом действительно есть «божий умысел». Вокруг обновления икон также распространяются слухи о том, что у отвергающих их обновления высыхали руки и ноги, о близком конце света и т.д.

Приложение 3[17]

5 марта 1929 г.
Бюллетень № 17

В с. Саюкино у Екатерины Петровны Носовой обновилась икона «Спасителя». Направлена комиссия РАО с участием священника и населения. Установили: в следствии сухости воздуха икона приняла более чистый вид, т.к. налет сырости высох и отпал.

Обновление икон в Тамбовской губернии в 1922-1930-м и в конце 40-х-начале 50-х гг. (в соавторстве с Левиным О.Ю.) // Вестник Православия. Том VI. № 10 (60). Тамбов, 2000.

Примечания

[1] Публикацию по материалам методического кабинета Центра православной культуры города Тамбова подготовили О.Ю. Левин, Р.Ю. Просветов.

В цитируемых документах (статья и приложения) курсивом выделены некоторые ошибочно написанные слова. В квадратных скобках [ ] даны пропущенные слова или части слов. (Прим. ред.)

[2] Центр документации новейшей истории Тамбовской области (ЦДНИТО). – Ф. 837, оп. 1, д. 698. – Л. 57.

[3] Там же, Л. 60.

[4] ЦДНИТО. – Ф. 837, оп. 1, д. 740, - Л. 28.

[5] Там же, Л. 31.

[6] ЦДНИТО. – Ф. 840, оп. 1, д. 2954. – Л. 105.

[7] Государственный архив Тамбовской области (ГАТО). – Ф. Р-524, оп. 2, д. 1374. – Л. 4.

[8] ЦДНИТО. – Ф. 840, оп. 1, д. 3238.

[9] ЦДНИТО. – Ф. 840, оп. 1, д. 3190, - Л. 150.

[10] Подробнее об этом см.: Святые источники Тамбовской епархии в 1924-1926 гг. // Вестник Православия. – Тамбов: Вознесенский женский монастырь. 2000. – Том VI. - № 6 (56).

[11] ЦДНИТО. – Ф. 840, оп. 1, д. 3063.

[12] Союз (воинствующих) безбожников.

[13] ГАТО. – Ф. Р-72, оп. 1, д. 57, - Л. 118.

[14] Часть документов публикуется в сокращении с сохранением орфографии оригинала (прим. авторов публикации).

[15] ЦДНИТО. – Ф. 849, оп. 1, д. 2276. – Л. 95.

[16] ЦДНИТО. – Ф. 849, оп. 1, д. 2898. – Л. 61.

[17] ЦДНИТО. – Ф. 855, оп. 1, д. 19. – Л. 150.