Герб города Кирсанова

Радость

Сахарный завод работает в текущем году хорошо. Но не только за чисто производственным опытом ездят сейчас сюда представители других предприятий. Ездят, чтобы послушать и полюбоваться на "журавушек", побывать в "зимнем саду", постоять у порога воспетой поэтами русской избы... Чтобы удивиться изобретательности и мастерству сахарников, заразиться их желанием украсить производственный быт.

Сахарникам повезло. Первым заразился этим желанием директор завода Евгений Семенович Груша. Однако не стал искать средств на покупку полумягких стульев, полированных столиков, цветочных подставок, ставшими обязательными атрибутами интерьера производственных комнат отдыха. Директор предложил другой вариант: все сделать своими руками из оптимально дешевых подручных материалов. Но сделать красиво, с выдумкой. Проявить находчивость и изобретательность.

Поиск начали с мест для комнат отдыха. Определяли для них в основном пустующие углы. У цеха КИП и автоматики он оказался к тому же темным и пыльным. Получился же - "зимний сад" с затейливыми узорами высокой металлической ограды, очень живо напоминающей известные ленинградские. В тон той ограды "пушкинские" фонари. И совсем неожиданный контраст: на фоне черных металлических витков белые стены из известкового камня, такой же известковый грот и подобие скалы, обрывающейся у сочной зелени нарисованного на стене живописного ландшафта. На полу - необычной формы маленький бассейн, столы из дубовых чурбаков с клееными и полированными столешницами (одна для шахмат), примерно такие же табуреты, окантованные по краям сидения искусной резьбой. То здесь, то там цветы - в узких деревянных и тоже украшенных резьбою ящиках...

Цех КИП и автоматики первым оборудовал свою комнату отдыха. Теперь она есть в помещении ТЭЦ, тоже в ранее пустовавшем углу под высокой лестницей, Сейчас эта лестница задрапирована с боковой стороны деревянным резным украшением. Она стала ажурным карнизом русской избы-светелки.

Серая стена под лестницей превратилась в солнечную "бревенчатую" стену той светелки с дверью и окном, обрамленными нарядными резными наличниками, очень светлую и радостную. Перед избою стоят такие же, как в цехе КИП и автоматики, стол и табуреты. По замыслам авторов скоро здесь появится своеобразный плетень, а питьевой фонтанчик рядом превратится в "колодец", над которым совьет гнездо "аист".

Отдел главного механика отвел под свою комнату отдыха целое помещение. Как будет выглядеть она, пока тайна.

Но фантазии и выдумки и здесь не занимать, как не занимать их всем остальным поделкам и сооружениям, призванным радовать рабочего человека, уводить его на короткий миг от напряженных трудовых забот.

Фонтан на втором этаже главного корпуса так и называется: "Фантазия". Он стоит прямо на ходу, отделенный с трех сторон от заводского оборудования легкой оградой из обожженных деревянных реек. У фонтана три шестиугольных удлиненных бассейна. В среднем стоит он, не обычный, рассыпающийся веером струй, а винтовой. Вода в нем не брызжет, а струится мягко и не снизу вверх, а сверху вниз. Падает с нежным шелестом из одной металлической резной короны в другую. Сверкает то ярким, то тусклым серебром на фоне цветочной зелени, горшки с которой тоже вмонтированы в фонтан.

Здесь, в этом месте, достаточно естественного света. А там, где его мало, применяют не только "пушкинские" фонари. В женской бытовой комнате висит великолепная квадратная люстра с причудливыми серебряными подвесками, искусным тиснением по такому же серебру, наклеенному на золотистый деревянный абажур. От люстры трудно оторвать глаз. И только мелодичный звон, очень похожий на курлыканье журавлей, заставляет это сделать. Невольно хочется взглянуть в небо. Но там лишь потолок, обшитый квадратами плит, обтянутый белой драпировочной тканью. Сбоку, со стены, льется солнце. Нет, не из окна, с картины, изображающей золотую осень. На ней озаренные невидимым светилом, стоят желтые деревья, будто настоящая копна сена. На другой стене зеркало, на полу "палас" из цветной облицовочной плитки, кожаные кресла.

А журавлей нет. "Курлычит", нежно звенит оригинальный занавес, закрывающий раздевальные шкафы. Он сделан из деревянных круглых подвесок, соединенных в виде нитей, опускающихся до пола. А как дотронешься до них, то услышишь песню журавлей. Уходя из бытовки, невольно погладишь резные деревянные перильца у трех ступенек, которые ведут к двери.

Все, кто бывает на сахарном заводе, сначала приятно удивляются. Потом начинают вникать: из чего, кто, как? Оказывается, все - и в самом деле из подручных материалов. "Ленинградские" ажурные решетки - из металлического прута и мягких металлических полос, которые часто идут в отходы. Живописная чеканка и фонари - тоже на металле и из металла, не имеющего большой промышленной ценности. Больше всего используется дерево, причем его часто привозят из леса, как на те оригинальные столы и табуреты. А "серебро" великолепных люстр (еще одна значительно большая, висит в цехе КИП и автоматики) - обыкновенная фольга, вырезанная и тисненная узорами.

Мастера-умельцы - сами рабочие: электрослесарь В. А. Устинов, оператор А. В. Кочепасов, мастер В. В. Карпенко, модельщик В. И. Кулаков, плотник А. И. Рязанов, бензорезчик А. И. Яичников, газосварщик В. П. Степанов, бензорезчик Е. Н. Коновалов, слесарь ТЭЦ В. И. Бахарев, еще больше десятка человек. Активное участие принимают и руководители: кто своими руками, кто советами, идеями. Последнее тоже не менее важно. Поэтому на заметку берут все - и увиденное, и услышанное. Вариант фонтана "Фантазия" подсказал главный инженер В. В. Похващев, увидевший подобное сооружение во время одной из дальних командировок. Идея занавеса "Журавушка" заимствована из телепередачи "Кабачок "Тринадцать стульев". А эскиз люстры, как и многое другое, сочинили сами.

И наконец: когда? Когда оформляют свои комнаты отдыха сахарники? В каждую свободную от работы минуту. Дома роются в журналах, перебирают открытки, ищут что-либо подходящее для образца.
Тревожатся, огорчаются, радуются. А в конечном счете доставляют радость себе и другим.
10 июля 1982 г.