Герб города Кирсанова

Имя в наследство

При самом первом взгляде на дом Василия Егоровича Митрошкина угадывались в нем какая-то непохожесть на другие дома в поселке Советский Ковыльского сельсовета, не то налет официальности, не то еще что-то. Впечатление было мимолетным, но почему-то не уходило из сознания. И где-то в середине беседы с женою Василия Егоровича - Марией Павловной я сказала ей об этом.

К тому времени Мария Павловна, уже многое рассказала о своей семье, в том числе о себе. До замужества жила она в Львовской области, где и нашел ее Василий Митрошкин, бывший фронтовик, дождавшийся своей демобилизации только через пять лет после Победы. На Украину он приехал вместе с товарищем по службе. Думал, кажется, обосноваться там. Но скоро заскучал. И когда поженились, привез в 1951 году Марию Павловну к себе на родину, в этот самый поселок Советский, в этот самый дом.

Дом и в самом деле оказался необычный - специально построенный по распоряжению органов Советской власти для отца Василия Егоровича, Егора Яковлевича. (Вот откуда его непохожесть на другие дома). Чести такой Митрошкин - старший удостоился не зря. Был он активным участником становления Советской власти и организации колхозов на здешней земле и к тому же первым депутатом Верховного Совета СССР от кирсановцев и их соседей.

Подробностей жизни Егора Яковлевича Мария Павловна не знала, так как умер он еще до ее замужества и приезда в поселок Советский. Но и сказанное по-новому высветило жизнь семьи Василия Егоровича, познакомиться с которой мне посоветовали в связи с добрым ладом в ней, многодетностью, хорошей трудовой репутацией обоих супругов.

Все это оказались верным, хотя и не в идеальной точности, что и невозможно в долгой и нелегкой жизни людей. Та и в самом деле не стелилась ковром перед Василием Егоровичем и Марией Павловной Он из-за военного лихолетья еще мальчишкой овладел трактором, работал в поле наравне со взрослыми. На восемнадцатом году ушел на Великую Отечественную, был танкистом. На танке и пришел на землю фашистской Германии, имея уже медали "За отвагу", "За освобождение Праги", за взятие Будапешта и Вены.

Мне не удалось встретиться с самим Василием Егоровичем: в день моего приезда в поселок Советский он был в дальней отлучке. Но, перебирая поданные Марией Павловной удостоверения о его боевых наградах, полуистлевшие печатные листки с благодарностями Верховного главнокомандующего за отличные боевые действия, я увидала в их темной желтизне не налет времени, а пороховую копоть, тяжкий смрад трудных боёв красноармейца Митрошкина.

Отец не дождался его возвращения домой. Умер в 1947 году, когда Василий служил в армии. Вернувшись, тот не сразу осел в родительском доме, попробовал, было, поискать счастья на стороне. Но опять не смог прикипеть душой ни к чему чужому. Начал снова работать в родном колхозе, а после преобразования его, в совхозе. Сначала был трактористом. Потом по состоянию здоровья переучился на электрика. И вот уже двадцать четыре года отвечает за электроснабжение поселка Советский и животноводческих ферм Северного отделения совхоза "Иноковский".

По возрасту можно было бы Василию Егоровичу уже отдыхать. Но, будучи пенсионером, остается он на посту: и жизнь не мыслит без труда и понимает, как трудно с рабочими руками в их совхозном отделении. Разговор о причинах последнего особый, большой, хотя, в сущности, не новый, как не новы обстоятельства, из-за которых лишается рабочих рук село.

Покинули его и дети Василия Егоровича и Марии Павловны, тоже два с половиной десятилетия отдавшей колхозному и совхозному производству. Как и муж, работала она и после пенсии, уступая просьбам совхозных руководителей, пока совсем не подвело здоровье. Теперь ее медаль "Ветеран труда" лежит вместе с ее медалями материнства, врученными Марии Павловне после рождения пятого и шестого ребенка.

Митрошкины подняли на ноги всех шестерых. Старший сын Борис - офицер, Владимир, Виктор, Сергей и Людмила - рабочие предприятий и строек Тамбова, Волгограда, Mоcквы. Самая младшая, девятнадцатилетняя Нина, - медицинская сестра Кирсановской детской поликлиники. У всех за плечами десятилетка, специальные учебные заведения. У всех, кроме пока Нины, свои семьи, свой быт и полный достаток.

Во всем этом по теперешним меркам нет ничего особенного. Но это - по теперешним. Вернувшись из поселка Советский, я сразу пошла в Кирсановский краеведческий музей, где, как говорила Мария Павловна, есть документы об отце Василия Егоровича - Егоре Яковлевиче.

Они действительно есть. На одном из музейных стендов увидела я фотографию человека, стоящего на трибуне. В подписи под снимком говорилось, что перед избирателями выступает кандидат в депутаты Bepховного Совета СССР Е.Я.Митрошкин. Тут же значился год 1937-й. А ниже помещена большая газетная статья об Егoре Яковлевиче. Из нее я узнала, что родился он в 1903 году в семье вячкинского крестьянина - бедняка, имевшего одиннадцать детей и земельный надел на половину души. Отец и брат Егора Яковлевича батрачили на местного князя Бараякинского. На тринадцатом году пошел батрачить и Егор.

Когда свершилась Октябрьская революция, старшие братья ушли в Красную Армию, а Егор с помощью комитета бедноты несколько поправил отцовское хозяйство. Потом служил в Красной Армии и он. Вернулся в 1927 году. Поселился вместе с другими крестьянами на бывших землях того самого князя Барякинского. Был среди тех, кто дал новому поселку название Советский.

В годы коллективизации Егор Яковлевич Митрошкин - активный борец за колхозы, один из организаторов колхоза "Мировой Октябрь", созданного в поселке Советский. Он был первым председателем этого колхоза, членом Ковыльского сельисполкома. В 1930 году вступил в ряды ВКП(б). А став в 1937 году депутатом Верховного Совета СССР, много сделал для своих односельчан. При его содействии были отпущены средства на хату-родильню и восьмилетнюю школу в Ковылке, заложен большой плодовый сад. Под его руководством колхоз "Мировой Октябрь" вышел в число передовых коллективных хозяйств района.

Газетная статья была написана, очевидно, тоже в тридцатые годы, рисовала яркий портрет строителя новой жизни. Самому Егору Яковлевичу довелось жить в ней не так уж много, пройдя, однако, путь от бесправного батрака до государственного деятеля. Своим детям он не оставил большого материального достатка. Передал в наследство лишь свое доброе имя, высокое понятие о долге и чести. С позиций этих по-новому вспоминается: Василий Яковлевич - тоже член Коммунистической партии. Если отец боролся за становление Советской власти, то он защищал ее в годы Великой Отечественной войны. Он остался верен родному краю, родной земле, продолжает по мере сил трудиться на благо их.

Этому, будь жив, наверняка был бы рад Егор Яковлевич Митрошкин, как и жизни своих внуков. Говоря о том, как они с мужем растили детей, Мария Павловна упоминает о государственном пособии на их воспитание, о том, что все они в школьные годы жили в интернатах школ Свищевской, Ковыльской или Кирсановской. Жили потому, что в их поселке не было школы. Надо сказать, Мария Павловна и Василий Егорович вообще-то не были склонны перекладывать свои многотрудные родительские заботы на плечи государства. Об этом говорили почти все, с кем приходилось говорить о Митрошкиных. Но более всего убедили в том слова самой Марии Павловны, сказанные ею по ходу беседы:
- В интернате предлагали, как многодетным, бесплатную одежду для детей, а мы с мужем всегда были против: зачем же бесплатно, если есть у детей отец и мать. Сами все покупали, правда, недорогое, но ходили наши дети чистыми и опрятными.

Деталь, вроде, мелкая, но на мой взгляд значимая, говорящая о том, что в семье сына Егора Яковлевича не появились ростки потребительства, что велико в ней чувство собственного достоинства и уважения к Советскому государству.

Конечно, без его помощи не стали бы дети Василия Егоровича, внуки Егора Яковлевича, теми, кем они есть - людьми образованными, дельными, живущими в материальном благополучии. У них растут теперь свои дети -Володя, Алеша, Андрей, Ирина, Наташа, фамилия у которых тоже Митрошкины. Она досталась им от прадеда, память о котором хранит не только Кирсановский краеведческий музей, а и название поселка - Советский. Там, кстати, и похоронен Егор Яковлевич.
11 ноября 1986 г.