Герб города Кирсанова

Испытание

Ровно год шла Великая Отечественная война, когда Руфина Звонова и ее одноклассники заканчивали Кирсановскую среднюю школу № 2. В июне 1942 года они провели свой выпускной вечер, и тут же или чуть позже многие ушли на фронт. Руфину призвали в июле, через месяц после выпускного. Небольшой срок учебы, и она уже связистка 346 артиллерийского полка 81 стрелковой дивизии. То на полковой батарее, то при штабе полка в полутора-двух километрах от передовой порой часами не выпускает из рук трубку телефонного аппарата. Обеспечивает связь при боевых операциях. Ее полк участвовал во многих из них, в том числе в героически знаменитых сражениях на Курско-Орловской дуге.

Она видела кровь и смерть. Помогала раненым. А в Карпатах сама получила ранение в правое плечо. Пока находилась в госпитале, боялась, кажется, одного - не найти свой полк. И верно, получила назначение в другой. Но по пути узнала-таки, где находится ее родная дивизия, попросилась туда.

Войну она закончила под Прагой. Вернулась домой с орденом Красной Звезды, медалями "За боевые заслуги", "За победу над Германией". По направлению органа, занимавшегося трудоустройством бывших фронтовиков, стала работать в одном из тамбовских райкомов партии. Потом была инструктором Кирсановского райкома, председателем Кобяковского сельисполкома и снова советским работником. В ту пору, а еще точнее, с 1953 года фамилия у Руфины Родионовны была уже Чепурнова. Муж ее, Петр Михайлович, - тоже из фронтовиков. Он был минометчиком. Воевал год, пока вражеская мина не покалечила ноги. Правда, врачи спасли их, а позже дали третью группу инвалидности. Она не помешала Чепурнову окончить двухгодичный учительский институт. Позволила какое-то время работать в Сурковской и Кобяковской восьмилетних школах и учиться заочно в педагогическом институте.

Но закончить его Петр Михайлович не смог. Когда был уже на последнем курсе, его поразила тяжелая болезнь. Она почти лишила подвижности позвоночник и в значительной мере руки и ноги. В 1963 году, в десятую годовщину супружества Чепурновых, московские врачи установили Петру Михайловичу первую группу инвалидности пожизненно. Связали ее с пребыванием на фронте.

В течение двадцати пять лет проводит он большую часть времени на кровати. Днем, правда, пытается сидеть, а вернее полулежать, опираясь на подложенные к стене подушки и опустив ноги к полу. Сам он не может наклониться к ним, чтобы обуться. Не сгибается позвоночник, почти не действуют руки и ноги. Движутся, собственно, и то ограниченно, лишь кисти да ступни. Их и старается упражнять Петр Михайлович, чтобы сохранить возможность хотя бы в какой-то мере обслуживать себя.

Ну а главное по его обслуживанию и уходу за ним, конечно, на Руфине Родионовне. Она обувает и разувает мужа. Помогает одеться. Заботится, естественно, об опрятности постели, особом режиме питания, необходимом Петру Михайловичу.

Она не может надолго оставить мужа и потому ни разу не воспользовалась для отдыха правом бесплатного проезда как персональная пенсионерка. Правда, дважды она все-таки решалась на отъезд, один раз в места памятных боев на Курско-Орловской дуге, в год 30-летия героической битвы. Другой раз - по приглашению совета ветеранов на московскую встречу с однополчанами в честь тоже юбилейной годовщины Победы.

Кто-то из знакомых Руфины Родионовны, сочувствуя ей, досадует на трудности, какими наделила ее судьба. Руфина Родионовна такие разговоры, как правило, не поддерживает. Без малейшего пафоса, но твердо стоит на позиции жизненного долга жены - делить с мужем не только радости, но и горе. Достойно переносить выпадающие на общую долю испытания. Как бы объясняя это, добавляет, что первые уроки сострадания получила на войне, когда она, не санитарка и не медсестра, облегчала муки раненым, когда плакала у свежих одиночных и братских могил…
Апрель, 1989 г.

© Е.С. Уривская. Голову в почтении склоняя... Кирсанов, 2001 г.