Герб города Кирсанова

«Мы были патриотами...»

Согласие написать о ней Валентина Федоровна Синицина дала не сразу. Волнуясь и смущаясь, объясняла, что на войне таких, как она, было множество. В том числе из Кирсанова и в том числе, как она, добровольцев.
- Мы все были патриотами, - говорила тихо Валентина Федоровна и опять терялась, боясь, что слова ее могут быть приняты за нескромность. И рассказывала о патриотическом порыве, охватившем кирсановскую молодежь при известии о нападении на нашу страну фашистской Германии.

Семнадцатого июня 1941 года Валентина Федоровна, тогда Валя Новикова, закончила среднюю школу №2, расположенную тогда в центре города. 22 числа, в воскресенье, вместе с одноклассниками возвращалась из традиционного похода выпускников на Ворону. Шел дождик. Они промокли, но были веселы. А у городского сквера возле столба с черным репродуктором увидали большую толпу.
- Война! - почему-то сразу догадался кто-то из ребят. А на другой день почти все мальчишки из вчерашнего 10 "А" класса средней школы №2 отправились в военкомат с просьбой отправить на фронт. На третий или четвертый день в военкомат с той же просьбой пришли девочки, в том числе Валя Новикова. Им отказали, сославшись на их неполные восемнадцать лет. Словно надеясь на что-то, Валентина Федоровна задержалась в военкомате. И услышала от одного из военных:
- В вашей школе будет развернут госпиталь. Пока же там открываются курсы сандружинниц. Поступайте девочки на них.

Через малое время в числе других кирсановских девушек она ухаживала за ранеными, заполнившими родную школу. И в одном из недавних классов, ставшем госпитальной палатой, увидела первую для себя жертву войны.
- Это был совсем молоденький паренек, не более, как лет семнадцати, - вспоминает Валентина Федоровна. - Наверное, доброволец, так как таких молодых на войну еще не призывали. У него была ампутирована нога, началась газовая гангрена. А он незадолго до смерти в беседе со мной говорил, что должен защищать Родину, надо снова ехать на фронт...

Валентина Федоровна поехала на фронт в ноябре 1942 года. Вместе со своим госпиталем отправилась туда, где шла тогда самая жестокая и решающая схватка - в Сталинград. Тот лежал в руинах. Но продолжал сражаться. Ни один день не обходился без убитых и раненых. Последних первое время выносили с поля боя девушки - сандружинницы. Валентине Федоровне и теперь снится, как ползет она под обстрелом к раненому. Как, перевязав, кладет его, неловкого и тяжелого, на плащ-палатку. И тянет ее потом по взрытой снарядами земле...

Позднее это стали делать санитары-парни. Девушки оставались при госпитале в хирургическом и инфекционном отделениях. На носилках заносили раненых в санитарные палатки или блиндажи, укладывали на походные раскладушки. Были первыми помощниками врачей и медсестер. Сны и воспоминания Валентины Федоровны о работе в госпитале тоже тягостные. Но редко о собственных трудностях. Не о том, например, как в ноябрьские холода спали сандружинницы на трухлявой соломе в брезентовых палатках. Получили от того простудные болезни на всю жизнь.

От сожалений по этому поводу Валентина Федоровна отмахивается. Зато с неослабевающей болью не перестает сострадать изувеченным войной:
- Каких только страшных ран не было. Каких только мук не вынесли люди. Не могу забыть парнишку без обеих рук. Он все просил доктора: "Спасите лишь зрение". А глаз под бинтами у него уже не было.

Валентину Федоровну контузило в феврале 1943 года. Пока лечилась в Ростовской области, Вторая Гвардейская армия, в состав которой входил ее фронтовой госпиталь, передвинулась от Сталинграда на Южный фронт. И уж туда привезла ее приехавшая за ней машина из госпиталя. И она опять помогала спасать раненых. И на Южном, и на других фронтах.

В красноармейской книжке Валентины Федоровны перечислены все фронты, где довелось ей быть с госпиталем. Кроме тех, что уже упомянуты, названы Четвертый Украинский, Первый Прибалтийский, Третий Белорусский... А в книге-атласе лежит тетрадный листок с названиями населенных пунктов, по которым прошли фронтовые дороги Валентины Федоровны. В том перечне, сделанном когда-то ею самой, станция Качалинская, Сталинград, станция Котельниково, города Макеевка, Батайск, Ростов, Новочеркасск, Матвеев Курган, Перекоп Крымский, Каунас, Кенигсберг.

За каждым названьем особые воспоминания. На станции Качалинской санитарный поезд подвергся первой бомбежке. И Валентина Федоровна впервые поняла: опознавательные красные кресты на госпитале не препятствуют немецким летчикам сбрасывать на них бомбы. Вражеские бомбы и снаряды на протяжении всей войны не щадили ни раненых, ни медиков. В Каунасе снаряд попал в операционную. Хирург закрыл собою раненого, и сам скончался от ран.

Самоотверженности медиков Валентина Федоровна знает примеров множество. Столько же знает примеров фронтового товарищества, особо теплого и бережного отношения к девушкам. С мягкой улыбкой рассказывает о том, как некоторые из санитаров-бойцов бросали курить, чтобы вместо курева получить сколько-то шоколада для девушек.

Из красноармейской книжки Валентины Федоровны видно, что полагалось ей из вещевого довольствия: шинель, беретка, гимнастерка с юбкой, рубаха нательная, трико, полотенце, портянки, наволочка тюфячная. Зимой шинель заменял полушубок, сапоги - валенки, а беретку - шапка-ушанка.

Демобилизовалась Валентина Федоровна летом 1945 года. Через недолгое время вышла замуж за фронтовика-орденоносца кирсановца Дмитрия Петровича Синицына, которого, к сожалению, давно нет в живых. В Москву увели жизненные дороги сына. Она, проработав много лет заведующей книжным магазином, ушла на пенсию. Стала инвалидом второй группы: не прошли даром фронтовые невзгоды и контузия.

Но опять говорит не о себе, а о ребятах-патриотах из своего дружного десятого "А" класса, ушедших на войну. Со слезами вспоминает о тех, кто не вернулся с нее - Мише Бубненкове (он погиб первым), Володе Подшивалове, Васе Жукове. Говорит обо всех добрые слова, как и о Саше Кузнецове, умершем от ран уже после войны.

Живет Валентина Федоровна уж несколько десятилетий в однокомнатной квартире на втором этаже старого дома, реконструированного когда-то под жилье из хозяйственной постройки. В доме из всех бытовых удобств - газовое печное отопление. Вода - в неблизкой уличной водоразборной колонке. И Валентина Федоровна несет ее к себе на второй этаж по дворовой, открытой всем непогодам, лестнице в два марша. А, поднявшись в общий коридор, старается наступать лишь на половицу у самых дверей квартир. По остальным половицам идти невозможно.

Валентина Федоровна со смущением и деликатностью показывает очередное письмо из горжилкомхоза с обещанием начать ремонт коридора весной текущего года. Снова кладет его под скатерть. А спустя некоторое время начнет собираться на репетицию городского хора ветеранов, в котором она одна из первых хористок. Последние выступления хора посвящены 55-летию Великой Победы. И Валентина Федоровна с особым чувством поет песни своей фронтовой юности, наполненные патриотизмом и любовью к Родине. А на груди ее концертного платья медали "За оборону Сталинграда", "За взятие Кенигсберга", "За победу над Германией", орден Отечественной войны второй степени.

© Е.С. Уривская. Голову в почтении склоняя... Кирсанов, 2001 г.