Герб города Кирсанова

Сурин С.П.

На городскую улицу Сакко и Ванцетти меня привело желание найти родственников павших на войне Николая Хрисановича и Павла Хрисановича Максимовых, судя по одному и тому же отчеству, - родных братьев. Адрес, которым я располагала, оказался ошибочным. Но беседа с жителями улицы в который уж раз подтвердила: Великая Отечественная война опалила едва ли не каждую семью. Вот и на улице Сакко и Ванцетти в каждом втором или третьем доме - участники, или родственники тех, кто воевал, а то и положил головы на алтарь Победы.

В доме №7 скорбят по двум павшим на войне - Сергее Павловиче Сурине и Федоре Васильевиче Щербинине. Первый из них - брат хозяина дома, второй - брат его жены, Наталии Васильевны.

Петр Павлович Сурин и сам воевал. Был пулеметчиком. Участвовал в боях на Ленинградском и Карело-Финском направлении. Дважды был ранен, один раз осколком снаряда, другой раз снайперской пулей, повредившей сразу обе руки. После второго ранения воевать Сурину больше не пришлось. Вернулся к жене и трем детям инвалидом второй группы. По мере сил работал, растил ребят. Теперь давно на пенсии.

Брат его, Сергей Павлович, с войны не вернулся. Он был старше Петра Павловича на пять лет. К началу второй Отечественной ему шел тридцать второй год. Тоже имел семью. Работал в пожарной части Кирсанова, находился поначалу на брони. Потом отказался от нее. Пошел воевать добровольно.

Дома у Сергея Павловича оставалась жена, Пелагея Дмитриевна, и двое детей: сын пяти лет и трехлетняя дочь. Пелагея Дмитриевна ждала мужа до самой смерти. Дети, давно взрослые, ждут и теперь. Когда дочь, Валентина Сергеевна, узнала, что ее и брата разыскивает сотрудник газеты, первой мыслью, как рассказывает, было:
- Может, есть какие сведения об отце. Может, не погиб…

На условленную встречу корреспондента с нею и с братом ее Алексеем Сергеевичем на улицу Рабоче-крестьянскую, где живут они, пришла и сестра их матери, Мария Дмитриевна. И тоже со слезами и с той же надеждой:
- Может, жив Сережа. Может, живет в каком доме инвалидов.
Найти бы - забрали хоть какого калеку.

А потом вместе рассказывали, каким был Сергей Павлович Сурин - высокий, подтянутый, энергичный. По характеру строгий и ласковый одновременно, любил жену и детей.

На войну он пошел к концу 1941 года. Прислал всего два или три письма, а следом пришло извещение, что погиб под Смоленском. Жена, Пелагея Дмитриевна, все читала - перечитывала мужнины письма. Рвала себе сердце над ними, и отец сжег их. А она и без писем плакала не меньше, и родители до сих пор помнят ее тоску. До сих пор хотят найти хотя бы могилу Сергея Павловича. Один из родственников ездил недавно в отпуск на Смоленщину. Пытался узнать что-нибудь о селе, под которым было написано в похоронке, погребен С.П. Сурин. Но ничего не узнал. То ли запамятовалось название, то ли не стало того селения.

Валентина Сергеевна Сурина работает на фабрике "Победа" настильщицей ткани. В коллективе на хорошем счету. Удостоена почетных грамот и почетных званий. Немало их и у брата, Алексея Сергеевича Сурина, водителя ЭТУСа, награжденного к тому же орденом Трудовой Славы III степени.

Отец с полным правом мог бы гордиться ими. Не без чувства удовлетворения прочитал бы такие слова в приветственном адресе коллектива к пятидесятилетию сына: "Мы знаем вас как человека, отдавшего все силы и знания нашему общему делу, как отзывчивого товарища и надежного водителя, как человека, беззаветно преданного Родине".

Слова о Родине были и в документе о гибели Сергея Павловича Сурина в боях за ее независимость и свободу. У детей тот документ не сохранился. Остался, очевидно, в райсобесе, откуда мать получала пособие на погибшего мужа. Но сохранилась у них добрая неизбывная память, выросшая больше не из личных впечатлений (слишком малы они были, когда отец уходил на фронт), а из воспоминаний матери, других родных. Во имя этой памяти и имена одного из внуков и одного правнука Сергея Павловича Сурина. У внука (сына Алексея Сергеевича) дедовы имя и фамилия: Сергей Сурин. Он работает вместе с отцом в ЭТУСе и тоже водителем. У правнука Сергея (сына дочери Валентины Сергеевны) фамилия другая и лет пока лишь девять. Но дорогу к Вечному огню в центре Кирсанова он знает хорошо. Знает и плиту, на которой высечено имя его прадеда, павшего за то, чтобы никто из теперь живущих не знал войны.
Июль, 1990 г.

© Е.С. Уривская. Голову в почтении склоняя... Кирсанов, 2001 г.