Герб города Кирсанова

Попов А.И.
Попов А.И.

Их дом на улице Урицкого в городе Кирсанове есть и теперь. Правда, заново перестроенный и под номером 51. Тогда, когда уходили четыре брата на войну, номер у дома был 24.

Они росли лесенкой: Петр - 1917 года рождения, Сергей - 1918-го, Александр - 1921-го и Алексей - 1924 года рождения. Все Ивановичи, все сыновья Ивана Егоровича и Анны Арсентьевны Поповых, у которых к началу войны всех детей было пятеро. Пятой была дочь Валентина.

Первым довелось воевать второму по счету брату - Сергею Ивановичу. Старшего, Петра Ивановича, в свое время признали негодным к службе. А Сергей Иванович за двадцать дней до начала Великой Отечественной окончил Ленинградское военное училище инструментальной разведки зенитной артиллерии. И сразу уехал на службу в зенитно-прожекторный полк в Подмосковье. То, что молодых лейтенантов не отпустили по окончанию училища в отпуск, наводило на мысль о серьезности международной обстановки. Но все же не думалось, что война начнется так скоро, буквально через считанные дни. Первого июля 1941 года полк, в котором начал служить Сергей Иванович, уже числился в составе действующей армии, занимая позиции противовоздушной обороны.

Он находился в первой зоне обороны, в так называемом световом поле. Прожекторами освещал ночное небо столицы, делая хорошо видимыми вражеские самолеты для зенитчиков и советских истребителей.

Немцы летали бомбить только ночью, в строго определенные часы. Первый большой массированный налет они предприняли 22 июля, когда подняли в небо над Москвой 220 своих самолетов. Те шли тремя плотными эшелонами, неся под крыльями фугасные и зажигательные бомбы. Всю ночь они сбрасывали их на окраинах столицы. Причинили ими большие разрушения и пожары, особенно в исторических Филях. Однако часть бомбардировщиков не достигла цели. Двадцать два из них были сбиты над световым полем. Верховный главнокомандующий Сталин назвал это большим успехом участников первой зоны обороны Москвы, объявив им за это благодарность.

На следующую ночь был новый налет. Еще на следующую - опять. И так весь месяц подряд - каждую ночь в одно и то же время. Первые налеты отличались особой дерзостью и нахальством. Сбросив бомбовый груз, самолеты снижали высоту до минимальной. Уходили из поля зрения "дальнозорких" прожекторов и обстреливали позиции защитников Москвы из пулеметов. Удавалось им это, правда, не так долго. У наших зенитчиков скоро появились крупнокалиберные зенитные пулеметы, которые заставили немецких летчиков поднять потолок полетов.

Яркие клинообразные световые лучи, бороздящие темное небо, хорошо знают и те, кто не был на войне. Знают по документальным и художественным фильмам. А Сергей Иванович Попов сам их направлял в военное московское небо. Если не сам, то прожектористы из его взвода, командиром которого он был до конца 1942 года. Потом Сергей Иванович стал заместителем командира роты. Но задачу, по сути, выполнял ту же: освещал московское поднебесье в часы, когда дневное светило уходило на отдых. Делал это со своими подчиненными и тогда, когда бомбы рвались в непосредственной близости от окопов. И тогда, когда налеты немецкой авиации стали реже и к 1944 году, наконец, прекратились.

К этому времени на войне были уже остальные три брата Сергея Ивановича. Впрочем, брат Александр начал воевать, пожалуй, почти одновременно с Сергеем Ивановичем, потому что военным человеком стал тоже до войны. Военного училища он, правда, не кончал. Просто был призван в 1940 году на срочную службу. Из всех братьев самый озорноватый, он и служить попал в род войск, где робкий характер не к месту - на Балтийский флот. Перед тем Александр успел закончить четыре класса базовой школы педучилища и был рядовым матросом. Службу нес под Выборгом, в береговой обороне на границе с Финляндией. И когда начались боевые действия на этом участке, сразу принял в них участие.

Александр до того писал домой постоянно. А тут надолго замолчал. И родители, Анна Арсентьевна и Иван Егорович, с горечью решили: погиб их любимец, сорви-голова. Анна Арсентьевна как раз родила еще одного, пятого сына. Решила вместе с мужем назвать его в память о пропавшем сыне Александром. Но Александр старший в тот раз остался жив. Прислал письмо, в котором писал, что был в окружении. После длительного выхода из него воюет в сухопутных войсках. А потом прислал весточку из-под Сталинграда. Как всегда, сообщил в ней мало. Только о том, что попал в армию Рокоссовского, ходил в разведку. Об остальном обещал рассказать по возвращении домой.

Мать ждала. Особенно сильно с тех пор, как пришла похоронка на самого младшего - Алешу. Того призвали весной 1942 года прямо со школьной скамьи из десятого класса средней школы №1. К учебе Алексей был самый способный из братьев. По всем предметам учился на "отлично". Только эти школьные знания, да и те, что получил на краткосрочных курсах по военной подготовке, не помогли ему в пекле под Смоленском. Алексей погиб в жестоких боях за него в том же 1942 году. И как значилось в извещении, похоронен в деревне Петушки Кармановского района, что на Смоленщине.

Будто сменяя самого младшего брата, ушел на войну самый старший Петр Попов. Тот самый, которого на срочную службу не взяли когда-то по здоровью. А тут, в конце 1942 года, его призвали. Петр стал связистом. Дважды раненый, к счастью, легко, он прошел войну до конца. Вернулся домой с медалями "За отвагу", "За боевые заслуги", "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг.". Стал работать сельским киномехаником. После дня Победы ждали и Александра, который в составе войск Первого Белорусского фронта воевал в последнее время уже за пределами советской границы. И уже оттуда обещал: "Приеду, мама, все расскажу". Не приехал. Не рассказал. Вместо него 25 мая пришло извещение, что Александр Иванович Попов погиб. Мать Анна Арсентьевна от этой вести за неделю сильно потеряла зрение.

Сергей Иванович Попов конец войны встретил в том же зенитно-прожекторном полку, продолжавшем охранять Москву от угрозы с воздуха. Весть о Победе, как и для всех фронтовиков, была для него большой радостью, хотя не могла не быть омраченной из-за гибели братьев. И словно для того, чтобы наглядно подтвердить, что не зря сложили свои юные головы Александр и Алексей, проливал кровь Петр, Сергея Ивановича включили в число участников парада Победы в Москве. Конечно, в этом решении - прежде всего признание ратных заслуг самого старшего лейтенанта Сергея Ивановича Попова. Недостойных в парадный расчет не включали.

И вот 24 июля 1945 года. Позади многодневные, а точнее многоночные тренировки. Теперь исходная позиция для парада Победы - Манежная площадь. Парадный зенитно-прожекторный расчет представлен двадцатью зенитно-прожекторными установками, которым двигаться по Красной площади пятью рядами по четыре машины в ряд. В первом ряду на правофланговой машине Сергей Иванович Попов. Он - командир ряда, человек, ответственный за безукоризненное продвижение всех четырех первых машин. Случись что с одной из них - а на самой малой первой скорости и мотору заглохнуть недолго - собьется с движения, встанет весь расчет, а за ним и колонны следующей следом техники. Такое было на предыдущем параде и имело печальные последствия.

Перед началом парада его участников объехали маршалы Рокоссовский, Жуков, Ротмистров… Они поздравили всех с великим праздником Победы. Поднялись потом на Мавзолей. А парадные расчеты спустя время начали свое медленное и торжественное движение с Манежной площади на Красную.

Сергей Иванович помнит этот момент и теперь отчетливо. Он сидел справа от водителя прожекторно-зенитной установки. Напряженно следил за продвижением машин своего первого ряда. У Исторического музея, где площадь идет на подъем и сильно сужена, волновался особенно. Машины здесь шли так близко друг от друга, что рокот их моторов и дрожание мостовой сливались в единый гул, за которым не различалась работа двигателя отдельной машины. На Красной площади они несколько рассредоточились, сохраняя строгую прямолинейность, и двинулись к Мавзолею. Сергей Иванович, несколько успокоившись, хорошо разглядел и Сталина, и членов правительства, и военачальников.… А машины, все также сотрясая брусчатую мостовую, уже подходили к спуску на Москва-реке, откуда путь их лежал в расположение своей воинской части.

На параде Победы Сергей Иванович, как и все участники парада, был уже с медалью "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг.". Ее вручили им накануне. Причем их удостоверение отличалось от тех, какие вручат позднее остальным фронтовикам. Оно было не белого, как у тех, а коричневого цвета, и не на бумажной, а на тканевой основе. И дата награждения в ней значилась 24 июня 1945 года.

Кроме этой медали Сергей Иванович еще удостоен медалей "За отвагу", "За оборону Москвы". С ними и вернулся он в 1946 году в родной Кирсанов, в родительский дом. Позднее, когда завел свою семью, стал жить отдельно, работал преподавателем в вечерней школе рабочей молодежи, в последние предпенсионные годы тоже преподавателем - в совхозе-техникуме. Связь с ним не теряет и теперь. Продолжает жить жизнью его коллектива, а точнее - жизнью его ветеранов. Потому что по-прежнему Сергей Иванович Попов возглавляет в техникуме совет ветеранов.

Дочь Поповых живет в Москве, растит двух прелестных внучек Катюшку и Анечку. У братьев Сергея Ивановича Алексея, Александра и Петра (он умер более двадцати лет назад) не осталось детей.

Фотография погибшего на войне Алексея Попова есть в средней школе №1 в альбоме, посвященном павшим в Великую Отечественную войну. А имя его и имя брата Александра занесены на Гранитную плиту у Вечного огня.
Май, 1996 г.

© Е.С. Уривская. Голову в почтении склоняя... Кирсанов, 2001 г.