Герб города Кирсанова

Ишин А.В.

Так совпало. Его звали Александром Васильевичем. Его мать - Александрой Васильевной. И так же звали его жену. Поженились Александр Васильевич и Александра Васильевна шестого марта 1935 года, когда ему шел двадцать седьмой год, ей двадцать четвертый. Он приехал на жительство в Кирсанов из-под села Соколова. Она, как родилась, так и жила в Молоканщине.

До женитьбы и после нее оба работали на литейно-механическом заводе рядовыми рабочими. Были, видать, не на плохом счету. Потому что скоро получили квартиру на улице Гоголя, в доме №17. Квартира, правда, оказалась более чем скромной, полуподвальной. Но тогда обрадовались и ей. Стали жить вместе с родителями Александра. Растить своих детей. К большому горю Ишиных двое из них прожили недолго. И к первым годам Отечественной войны осталась у них лишь дочь Юленька. Было ей тогда четыре года, и ходила она в детский сад №4, что совсем недалеко от их дома по той же улице Гоголя.

Сюда и пришел попрощаться с дочкой Александр Васильевич перед отправкой на фронт. Юля по малости лет не могла понимать происходящего. Но, видимо, сердцем почувствовала важность момента. Потому что и поныне, спустя полвека, хорошо помнит те прощальные минуты. Ее вывели из групповой во двор, где ждали отец и мать. Отец среднего роста, беловолосый, круглолицый, взял ее на руки и прижал к себе. Того, что говорил он ей, память не сохранила. Оставила лишь фразу, сказанную матери. Отец произнес ее, когда уже шел к детсадовским воротам:
- Если останется Юля, береги ее.

Уже на ходу он еще раз оглянулся, махнул рукой и скрылся за калиткой.

И тогда, и позднее Юле часто говорили, что чертами лица она - копия отца. Тот же цвет волос и глаз. И, может, потому, ей нетрудно было представить его внешность. А о характере отца рассказывала мать, постоянно употребляя одни и те же выражения:
- Был смирный. Не пил, не курил. Обиды никому не делал…

И без него они по-прежнему жили вместе - Юля, Юлина мать, родители и сестра Ишина. Ждали от него писем. Как все проводившие близких на войну, тревожились, надеялись и опять тревожились. Отец Ишина не дожил до худой вести. Она пришла после его смерти. Непомерной тяжестью свалилась на плечи двух женщин с одинаковым именем - матери и жены Александра Васильевича. Поплакав над похоронкой, они опять стали надеяться и ждать, особенно после того, как у близкой родственницы нашелся муж, числившийся не то пропавшим без вести, не то убитым. Оказалось, что тот был в плену и после освобождения вернулся домой.

Жена Ишина, Александра Васильевна, пошла с дочкой к старику-ворожею, попросила погадать, не жив ли ее муж. Тот просьбу уважил. Но ответом не утешил. Сказал коротко:
- Нет.
И добавил ласково:
- Живи с Аленькой.
И погладил Юлю по голове. Она и мать так и не поняли, почему он назвал ее Аленькой.

Может, по-своему переиначил ее имя, а может, сказал: "Живи с маленькой".

После смерти бабушки Александры Васильевны они и жили вдвоем. Сначала (и много лет) все в той же полуподвальной квартире, потом в другой, высокой и светлой по улице Советской. Похоронив мать, Юлия Александровна живет одна. А впрочем, как бы и не одна, потому что рядом, через стенку, квартира ее взрослого женатого сына Юрия Владимировича Пахомова. Лейтенант милиции, он по возрасту своему всего на шесть лет моложе своего деда Александра Васильевича Ишина, оставшегося навеки тридцатичетырехлетним. Дети Юрия Владимировича и правнуки Александра Васильевича, трехлетняя Оля и двухлетний Володя, чуть предоставляется возможность, бегут в комнату бабушки Юлии Александровны. А та, хотя и бабушка, все ходит в тот же детский сад №4 по улице Гоголя. Ходит, потому что много лет работает здесь помощником повара, а, проходя по двору, нет-нет, да и вспомнит прощание с ней отца при уходе на фронт. И тогда по-особому щемит у нее сердце. Так же щемит оно у Вечного огня кирсановцам, павшим на Великой Отечественной войне, у гранитной плиты с именем Ишина Александра Васильевича.
Ноябрь, 1991 г.

© Е.С. Уривская. Голову в почтении склоняя... Кирсанов, 2001 г.