Герб города Кирсанова

Прихожане. Город и село.

В 1804 году в Кирсанове проживало 5469 человек, в 1851 году в уезде 191 560 человек, в 1884 году - 264 693 человека, а в 1918 - 334 106 человек обоего пола. В городе жителей к 1917 году около 10 000 человек. То есть население как города, так и села медленно растет. Подавляющая часть его православные. Количество раскольников и сектантов было незначительным. К 1917 году - 1500. Мы уже говорили о первейшей роли прихода в строительстве церквей. Немало делали прихожане для благоукрашения и поддержания церквей. В Кирсанове в 1-ой половине XIX века таким радетелем церкви был купец 2-ой гильдии Василий Сосульников. В 1849 году он жертвует в Собор икону свт. Николая стоимостью в 700 рублей. До этого в 1845 году еще два образа Спасителя и Успения Божией Матери в 4 000 рублей, за что ему была объявлена благодарность от Святейшего Синода. В 1848 году жертвует серебряные оклады на сумму 1000 рублей. В том же 1849 году Собору подарил священнические облачения на 60 рублей. Деятельность его простиралась и на жителей города. В 1847 году после пожара в городе, он составил список тех, кто лишился всего имущества (всего 111 человек) и пожертвовал 200100 бревен для крестьян пригородных слобод и 10 срубов для горожан. В 1840 году во время голода он раздавал муку в половину цены (3000 пудов). В 1844 году по случаю неурожая продал бедным по самой низкой цене 500 пудов муки. В течении 4 месяцев безвозмездно раздавал 100 человекам 30 фун. муки в месяц и по 100 гарнцев круп. Жертвовал Сосульников и в уезде. В церковь с. Хмелинки подарил в 1848 году парчовые ризы[1]. Известны нам имена и других кирсановских благотворителей купцов Зотова, Апоницкого, Федорова, Белынского и др.

К концу века деятельность всех богатых людей города была объединена созданием в 1898 году Общества помощи бедным. Основателем его был почетный гражданин города Ф.С. Москалев. Устав Общества так определял его цели: "Доставление средств к улучшению материального и нравственного состояния бедных г. Кирсанова без различия пола, возраста, звания, вероисповедания"[2]. Помощь эта выражалась в снабжении бедных одеждой, пищей, деньгами и приютом; содействие в поиске работы или службы, а также в приобретении материалов для работы и выгодного ее сбыта; снабжение бедных медицинскими средствами, помещением их в больницы и погребение умерших; определение престарелых, немощных в дома призрения, а малолетних в сиротские дома; распространение книг нравственного содержания. Членами общества, судя по всему, были все богатые люди города. Делились они на членов правления, почетных и действительных. Членов правления было 12, почетных 16, действительных 111-122. Членство зависело от того сколько и с какой периодичностью вносились взносы.

Средства Общества состояли из постоянного капитала (9897 рублей), собираемых взносов, частного сбора, кружечных сборов. Также было недвижимое имущество: каменная лавка в гостинном ряду (стоимость 7500 р.), там же еще две лавки и оброчное место на базарной площади, где была выстроена лавка. Среди взносчиков были и коллективные члены: Русский Торгово-Промышленный банк, Агенство русского для внешней торговли банка, Комиссионерство Сибирского Торгового банка, Отдельный Соединенный банк, конторы Нарышкина, Нобела, Поляк, Рейтерн, кн. Трубецких, гр. Уваровых. В разные годы поступаемые деньги расходовались большей частью на пособия бедным, единовременные или ежемесячные: в 1909 году собрано 1889 р. 13 к. на пособия 1680 р.; в 1910 г. собрано 4345 р. 38 к. на пособия 1798 р. (всего получили 143 человека), в 1911 г. 2935 р. 4 к. получили 1879 р. (176 человек раздали)[3], в 1913 году получили 4725 р. 34 к. Как известно в дореволюционном обществе государство не занималось соц. обеспечением своих граждан, отдавая эту заботу богатым, а те, в свою очередь, были побуждаемы к этому Церковью.

Помимо этого общества было еще одно - Кирсановский союз русского народа. Это была больше общественно-политическая организация, но при своих скудных средствах она находила возможность помогать бедным. В 1910 году из 137 рублей, собранных денег бедным было пожертвовано 53 руб.[4]

В селе, в начале XIX века благодетелями церкви чаще всего были помещики. В 1839 году на постройку храма в с. Трескино вместо сгоревшего генерал-майор М.Л. Трескин дал 5250 рублей[5]. Титулярный советник Я. Критский в церкви с. Красивки на свои средства правит полы в 1805 году. Помещица А.Я. Мерлина в с. Семеновке в 1813 году выделила деньги на переписку образов в церкви[6]. У помещичьих крестьян в это время денег не хватало даже на покупку разбитых колоколов, как это было в 1806 году в с. Дворянщина. Там они просили разрешить им воспользоваться церковными суммами[7]. Однако с 50-х гг. XIX века несколько активизируются государственные крестьяне. В с. Паревка в 1850 году они даже идут на такую меру: отпустить в оброк на 2 года 32 дес. земли с тем, чтобы деньги шли на переустройство церкви. Причем мелкие помещики этого села отказались помогать церкви, т.к. по решению Сената были лишены всех земель. Государственные крестьяне с. Инжавинье спорят с камергером Г.Ф. Петрово-Соловово, кому быть попечителем церкви - их представителю Д. Белоцкову или самому помещику.

Одна из конкретных форм участия всех прихожан в материальном обеспечении церкви это сбору в кружку и кошелек. Пример таковых сборов с. Кянда. Вот как выглядели эти сборы с 1816 по 1826 гг.:[8]

годы

янв.

февр.

март

апр.

май

июнь

июль

авг.

сент.

окт.

нояб.

дек.

1816

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

в кружку

2-12

4

4.16

8.10

5.07

5.00

00.5

2

4

2

0.80

0.17

1818

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

в кружку

1.08

4.00

4.22

9.28

5.00

4.00

00.5

2

4

3.30

6.00

2.20

1820

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

в кошелек

00.20

0.30

6

0.30

0.30

0.30

в кружку

5

5.30

6

17

6

2

5

4

4

2

2

1822

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

в кошелек

0.35

 

0.30

 

 

 

0.30

 

 

в кружку

1

 

2

 

2.40

 

1

 

2

 

1

 

1824

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

в кошелек

0.30

 

0.50

 

0.30

 

0.20

 

 

0.20

 

в кружку

1

 

2

 

4

 

2

 

2

 

2

 

1826

0.20

 

0.50

 

0.30

 

0.10

 

0.20

 

0.20

 

 

2

 

4

 

2

 

2

 

2.80

 

2

 

Очевидно, когда деньги собирались по одной статье (1816 г. в кружку) сбор был стабильным. В 1819 году новая статья несколько увеличила в нее, но уменьшила во вторую. А к 1826 г. доход уменьшился в обеих. Еще одна закономерность: жертвовали больше в месяца январь-апрель, уменьшается в летнее время, вновь повышается с октября. Связано это возможно с тем, что зимние месяцы крестьяне на промыслах и денег у них больше, летом их нет; осень - время, когда собрали урожай, первые свадьбы (они такие и в зимние и весенние месяцы). В 1820 г. появилась еще одна статья - на ризу иконе Божией Матери. За 6 лет собрали 20 рублей.

С 50-х годов помещики жертвуют церкви свои долги, как это сделал Г. Батюшков, дав согласие выплачивать долг не Т. Тишенинову, а церкви с. Верх. Оржевки[9].

Во 2-й половине XIX века в деле благотворения усиливается роль крестьянства. Часто зажиточные крестьяне становятся церковным старостами. В 1856 году крестьянин Е. Шмаков на собственные деньги построил в с. Сухой Калаис каменную церковь[10].

К концу века все заботы об уходе и ремонте церквей ложатся на плечи крестьян. Нередко они прибегают к заимствованию денег из церковных сумм. В с. Березовке в 1913 году берут 125 рублей на покупку Гробницы для Плащаницы[11]; в с. Калаис в том же 1913 г. 1800 р. на поправку штукатурки, прошивку стен, побелку[12]. Иной раз староста защищает интересы крестьян, а не церкви, как это было в с. Березовке в 1913 году, где староста просил разрешить взять из церковных сумм 1928 р., чтобы погасить долг. Но консистория не разрешила, т.к. не построили для причта хозяйственных построек, не провели отопление и не внесли взнос на страховые нужды. "А при нынешнем хорошем урожае крестьяне и сами расплатяться", - замечает консисторский начальник. Бывали случаи, когда при общественном строительстве храма один из руководителей чем-то недовольный начинал жаловаться начальству. В 1912 году строитель храма крестьянин М.Ф. Нигородов заявил, что подрядчик Лифанов работы ведет плохо, материал недоброкачественный из швов вылезает известь, деньги расходятся без счета. Но благочинный разобравшись в деле нашел, что все это не так: "При общественной постройке всегда найдутся в обществе недовольные, которые вместо сочувствия к делу являются возмутителями общественного спокойствия"[13].

С конца XIX века появляются церковно-приходские попечительства. Их в 1896 году в четырех округах было 74. Во 2-ом, 3-м, 4-м по 2-, а в 1-ом - 14.

© Левин О.Ю.

Примечания

[1] ГАТО, ф. 181, оп. 1, д. 49, л. 1-7.

[2] ГАТО, ф. 25, оп. 1, д. 36, л. 6.

[3] Там же, л. 43-48.

[4] ГАТО, ф. 25, оп. 1, д. 7, л. 20.

[5] ГАТО, ф. 888, оп.2, д. 14, л. 3.

[6] ГАТО, ф. 181, оп. 1, д. 404, л. 177.

[7] ГАТО, ф. 181, оп. 1, д. 420, л. 56.

[8] ГАТО, ф. 181, оп. 1, д. 530, л. 1-20.

[9] ГАТО, ф. 181, оп. 1, д. 1286, л. 316.

[10] ГАТО, ф. 181, оп. 1, д. 1309, л. 322.

[11] ГАТО, ф. 181, оп. 1, д. 2175, л. 1382.

[12] Там же, л. 1872.

[13] Там же, л. 426.