Герб города Кирсанова

Церковно-административное деление Кирсановского уезда и церковное строительство

Земли к юго-востоку от Тамбова стали заселяться еще в конце XVI века. Но об этом есть только "легендарные" свидетельства: существование Карандеевской иконы Божией Матери, первое упоминание о которой относится именно к XVI веку[1], некоторые предания о монашеской жизни на Кирсановщине (с. Рамза, Иноковка). Все это были редкие поселения. Массовое заселение этих мест началось в первой половине XVIII века. Так с. Инжавино упоминается под 1719 годом, с. Карай-Салтыково - 1745 г., с. Балыклея - 2-я половина XVIII века[2]. Первые поселенцы: помещичьи, дворцовые, монастырские, и государственные крестьяне, однодворцы, мелкопоместные дворяне.

Церкви строились во всех крупных селениях. По малочисленности приходов в конце XVIII - нач. XIX веков все села Кирсановского уезда входили в один церковный округ. Благочинными назначались священники из какого-либо крупного села. Им обычно поручалось наблюдать за деятельностью священников ближайших к ним церквей. Обычно в документе писалось так: "Благочинный села..." или "Пересыпкинский благочинный". Точного числа благочинных в 1-й половине XIX века мы не знаем из-за увеличения их или сокращения в разное время. Во 2-й половине XIX века единый Кирсановский округ был разбит на 4 благочиния с административно-церковными центрами в: Кирсанове (городской округ, куда входили сам город и пригородные слободы), с. Оржевка, с. Пересыпкино, с. Инжавино[3]. Такое деление сохранилось вплоть до 1930 года с незначительными изменениями.

Церкви строили в большинстве случаев одновременно с основаниями поселений. В Кирсанове самая первая церковь называлась Никольской. Первоначально деревянная. Она сгорела в 1774 году и горожане купили сруб новой церкви в г. Керенске[4], перевезли его к себе. В 1820 году усилиями протоиерея Василия Трескина вместо деревянной была построена каменная церковь во имя Успения Божией Матери[5]. Так как Кирсанов к этому времени стал городом и церквей в нем было уже не одна, а две, то Успенская становится соборной. Помимо нее было еще две церкви: Никольская, построенная в 1777 году и кладбищенская Космодамианская, построенная на средства купца Ф. Зотова в 1839 году[6].

С 30-х годов XIX века в деле храмостроительства активизируется купечество. В это время среди них выделяются двое Ф. Зотов и В.С. Сосульников. Первый перестроил Никольскую церковь в 1832 году и, как уже указывалось, строит в 1839 году кладбищенскую. Обе они каменные. Сам Зотов был церковным старостой собора. Между ним и Сосульниковым возникло некоторое соперничество. А скорее, Сосульниковым были недовольны многие прихожане. Так в 1851-1852 гг. он строит каменную Ильинскую церковь с приделом свт. Митрофана Воронежского и свт. Василия Великого. Построил он ее рядом с Собором. Выстроил ее на собственный счет, однако в ней имелись крупные недостатки: "Во-первых тесна, во-вторых темна, в третьих сыра". Указываются и причины этого: "Происходит это от дурных материалов из коих она устроена... Сосульниковым из одного тщеславия"[7]. Храм этот, в отличие от Собора, был теплый и там служили зимой. Но по перечисленным причинам служить в нем было очень трудно. И прихожане в 1860 г. подают в Консисторию прошение о распространении трапезной при Соборе, а Сосульников в ответ на это с приближенными к нему людьми просит разрешение распространить Ильинскую церковь, пристроив богадельню и часовню, открыв отдельный приход. Назревал конфликт. Консистория разрешила Зотову распространить трапезную (все работы были закончены в 1862 г., появилось еще два придела в Соборе), а распространить Ильинскую церковь не дозволила, но приход был открыт. Богадельню также открыли, в другом месте и она стала носить имя Сосульникова.

Немало сделал для Успенского собора купец Апоницкий. Именно он в 1885-1886 гг. дал средства на проведение капитального ремонта храма. На освящение был приглашен епископ Виталий. И здесь не обошлось без конфликта: "Некто Г., весьма крупный жертвователь, питал неприязнь к старосте (Апоницкому - прим. О.Л.), завидуя тем почестям, которые ему воздавали, решил не принимать участия в торжествах, но он был тут же вызван любвеобильным архиереем в храм и примирен с Апоницким"[8]. Усилиями нескольких поколений кирсановцев к нач. XX века был создан грандиозный храм: вместимость до 5000 человек, длина 60 метров, 112 окон, более 300 икон, трехярусная колокольня.

Кладбищенская церковь в 1903 году отремонтирована на средства московской купчихи Крыловой: поставлен новый иконостас, стены украшены живописью. 1913 г. - последняя веха в дореволюционной истории церкви: кирсановские купцы Яков Попов и Алексей Федоров выделили средства на перекладку печей и перестилку полов.

Позже всех была построена церковь в пригородной слободе Голынщина, в 1910 г. Она также была каменной, но с деревянной звонницей, престолов в ней три. До войны 1914-1918 гг. освятили только главный. Приход слободы состоял исключительно из крестьян и именно они были главными строителями храма.

Еще одна церковь - домовая, в городской богадельне им. Сосульникова устроенная в 1908 году на средства жертвователей. Была церковь и в казармах кавалерийского полка.

К 1917 г. в Кирсанове насчитывалось три городских церкви, одна монастырская и одна домовая. Всего - 8.

В первой половине XIX века церкви строили сами горожане, с 40-х годов XIX века все большая роль купцов, а к концу века она становится преобладающей. Строить и украшать храмы, как видно из приведенных примеров было своеобразным долгом купеческого сословия. Без сомнения такое участие купечества в храмостроительстве свидетельствовало о его роли в жизни города, ставшего к концу XIX века торговым центром плодородного района.

По уезду на начало XIX века имеются сведения за 1836-1839 гг. Количество храмов исчисляется примерно. Их около 41. Из приведенной таблицы видно (см. приложение, табл. № 1), что подавляющая часть храмов построена во 2-й половине XVIII века, практически все деревянные и построены прихожанами. Престолов в них или 1, или 2. Второй часто теплый и скорее всего именно для этого и пристраивался - в нем служили зимой. При некоторых храмах есть богадельни. В этот период они строились для помещения в них вышедших за штат членов причта, о которых некому было позаботиться.

В 1861 году по уезду 81 церковь при населении в 191 560 чел.[9] По Описанию церквей за 1864 год и клировым ведомостям за 1862 г. ситуация несколько изменилась (cм. приложение, табл. № 2). Сравнивая с предыдущим периодом мы видим, что относительно старые церкви уже перестраивались (Пересыпкино, Вышенка, Рудовка и др.). В случае с с. Пересыпкино, построение новой церкви связано с увеличением населения. Также и с Иноковкой. Количество каменных церквей возросло (из 24 - 8, против из 21 - 1 в н. XIX в.). Строителями каменных церквей чаще выступали помещики. Если в н. XIX в. крестьяне не строили каменных храмов, то во 2-й пол. XIX в. мы уже находим одно такое село - Сухой Калаис. В случае с с. Калугино имеет место самое активное вмешательство местной помещицы Натальи Ланской. Она не только выделила средства на полное переустройство храма, но и на пристройку еще одного придела. Вообще факт такого участия кирсановских дворян в деле храмостроительства говорит о глубоком понимании ими необходимости иметь церкви в своих имениях. Это свидетельство их веры.

Недавно возникшее поселение или увеличившееся числено стремилось иметь у себя собственный храм. Это характерно и для первого периода. Но если тогда крестьяне просто не имели средств на их постройку, то теперь при появившейся возможности купить какой-либо старый храм, эту возможность использовали. Так было в с. Ковылка, куда перевезли в 1863 году старую церковь из с. Вячки, где была построена в 1859 году новая каменная князем Борятинским. В описаниях прежних лет не указывалось количество земли и утвари, а также наличие домов у священнослужителей. Храм, дома, постройки, земля, утварь - это все церковное имущество.

Еще один важный показатель - наличие церковной библиотеки. Практически во всех храмах богослужебных книг полный круг, а библиотеки в которых были и назидательные книги всего 9. Число таких книг превышало 60. Сводная таблица, как бы подводящая итог всей эпохе, составлена нами исходя из данных содержащихся в Описании под редакцией А. Андреевского, год издания 1911 (см. приложение, табл. № 3).

Количество храмов осталось неизменным до 1917 г. - 103. Из них каменных - 37, а 8 построено в последней четверти XIX - начала XX веков. Вообще на период к. XIX - нач. XX вв. приходится 38 построенных храмов, это чуть больше, чем строили в первый период (34) и во 2-й (22). То есть в середине века наблюдается некоторое замедление темпов строительства и связано это прежде всего с тем, что кон. XVIII - нач. XIX вв. время активного освоения уезда, а значит и строительства. В сер. XIX в. в основном перестраивали старые или строили их наново. К концу XIX в. увеличилась численность населения многих деревень, образовались новые, желание иметь церковь поближе и больше возможностей ее построить. Кроме того, в это время храмы строили быстрее и менее пышно. Все "грандиозные" храмы построены в первой половине XIX века: с. Вячка (1720-1820), с. Васильевка (1823 г.), с. Караул (1806), с. Масловка (1789). К середине века снизилась доля участия в храмостроительстве частных лиц (с 1850 по 1870 гг. всего построено 5 храмов). Главным образом, это связано с тем, что реформа 1861 года лишила средств основных храмостроителей конца XVIII - нач. XIX вв. - помещиков (в 1-ой половине на их долю приходится 22 построенных храма). Но зато к концу века возросла роль в этом деле купцов, а соответственно оживилось и строительство частными лицами церквей (всего построено 10, из них 5 купцами и 1 крестьянином). Из помещиков строителями были крупные землевладельцы: Петрово-Соловово, Чичерины, Кисловские. Новое поколение храмостроителей как видно стремилось строить более дешевые деревянные храмы (из 6-ти только 2 каменные). Не стоит, конечно, связывать такое положение только с финансовыми затруднениями. Налицо просто явное охлаждение дворянства к православию. И если в более ранние периоды здесь, в глубинке, менее всего было видно проникновение безверия, то к концу века это уже ощутимо. Одно из подтверждений того: слабое участие в храмостроительстве.

Главную роль в строительстве церквей все же, на протяжении 117 лет играли прихожане из простых сословий, главным образом, крестьян. Иметь храм могло не каждое селение. И это приводило к некоторой неравномерности в распределении храмов по уезду. Всего к 1917 году на территории уезда существовало 438 населенных пункта, церквей 103. Расположены они чаще всего "гнездами", т.е. скопление храмов на сравнительно небольшом пространстве. Так, скажем, церкви сел Терновое, Инжавинье, Карандеевка расположены недалеко друг от друга, а отдаленное село Екатеринославка своего храма не имело. Такая же ситуация и в селах Верхней, Средней и Усть Оржевки, где помимо церквей этих сел были еще два монастырских храма. Такое положение в основном на окраинах уезда. И хотя крестьяне могли посещать церкви и соседних уездов, но это тогда не поощрялось.

© Левин О.Ю.

Примечания

[1] Тамбовские Епархиальные Ведомости (ТЕВ), 1915, № 14, с. 429.

[2] Муравьев Н. Из истории населенных пунктов Тамбовской области. Т., 1988, с. 25.

[3] Андреевский А. Историко-статистическое описание Тамбовской епархии. Т., 1911, с. 525-599.

[4] Хитров Г. Историко-статистическое описание Тамбовской епархии. Т., 1861, с. 369.

[5] Государственный Архив Тамбовской области (ГАТО), ф. 181, оп. 1, д. 928, л. 9.

[6] ГАТО, ф. 181, оп. 1, д. 928, л. 11.

[7] ГАТО, ф. 181, оп. 1, д. 1332, л. 152.

[8] ТЕВ, 1886, № 27, с. 425.

[9] Хитров Г. Историко-статистическое описание Тамбовской епархии. Т., 1861, с. 27.