Герб города Кирсанова

Мещеряков Ю.В.
О причинах возникновения "Антоновщины"

В советской историографии до недавнего времени полностью господствовал основанный на схемах "Краткого курса" взгляд на массовое восстание тамбовского крестьянства в 1920-1921 годов, как на троцко-эсеро-бандитский мятеж. Такой подход практически исключал критический анализ политики РКП(б) в деревне и подлинных причин крестьянского движения, получившего название "антоновщины".

Без сомнения, введение весной 1918 года продовольственной диктатуры было суровой и жесткой, но вынужденной мерой, призванной предотвратить надвигающуюся катастрофу.

На первых порах население, казалось, мирилось с требованиями советского руководства. продовольственные отряды, пришедшие в тамбовскую деревню в конце лета - начале осени 1918 года, встретили настороженное, но не враждебное отношение со стороны крестьянства. Со своей стороны, Ленин после восстания левых эсеров 6-7 июля смягчает собственный радикализм в отношении мелкой буржуазии как постоянного генератора контрреволюционности 17 августа, касаясь вопросов организации комитетов бедноты, подчеркивал в телеграмме, подписанной также А.Д. Цюрупой: "Советская власть никогда не вела борьбу с средним крестьянством.... Комитеты бедноты должны быть революционными органами всего крестьянства против бывших помещиков, кулаков, купцов и попов, а не органами одних лишь сельских пролетариев против всего остального деревенского населения" (Декреты Советской власти, т. 3. М. 1964, с. 222, 224).

Но уже к концу 1918 года в продовольственной работе все отчетливее проявляются тревожащие симптомы. Комбеды не только не стали "органами всего крестьянства" (они не могли ими стать и по сути), но вызывают его возмущение своими постоянными злоупотреблениями на почве конфискации продовольственных "излишков". Реквизировав хлеб, они часто не выпускали его из деревни, и он портился, либо переводился на самогон, что вызывало, в свою очередь, раздражение продотрядов и правительственных органов. Не стоит к тому же забывать, что в это время шла мобилизация крестьянства в Красную Армию, что обостряло недовольство уставших от четырехлетней войны крестьян, и побуждало власти, прежде всего военные, к новым репрессивным мерам.

В 1919 году "отдельные злоупотребления" разрослись до такой степени, что слились между собой, превратились в систему. Тем самым продовольственная политика правительства, как бы теряя свой необходимый смысл, стновилась абсурдной, разрушая свою социальную опору в деревне. "Настроение крестьян неважное, - докладывал 31 мая 1919 года тамбовский уездный уполномоченный И. Гаврилов, - в большинстве случаев по отношению к Советской власти и особенно к партии коммунистов - враждебное"[1]. Не приходится удивляться тому, что во время рейда Мамонтова по Тамбовщине в августе-сентябре многие крестьяне встречали белоказаков с иконами, хлебом-солью…

В этот тяжелейший период крестьянство из двух зол все-таки выбрало меньшее. Деникин своей пропомещичьей политикой предоставил большевикам отсрочку. Троцкий одним из первых понял это, предложив в феврале 1920 года заменить продразверстку продналогом, но не встречал поддержки у Ленина и других партийных и советских вождей. Шанс пойти с крестьянством на компромисс и на этот раз был упущен.

1920 год – кульминация военно-коммунистической политики в отношении измученной тамбовской деревни. Губернию охватил голод. Он особенно свирепствовал в Борисоглебском, Тамбовском, Кирсановском, Елатомском, Усманском, Липецком, Моршанском уездах, где голодало от 50 до 80 процентов населения. А из Москвы под предлогом "нового подхода международного империализма и последней попытки уничтожить завоевания революции", то есть войны с Польшей, под страхом самой суровой ответственности требовали "принять самые решительные, самые энергичные меры к восстановлению и увеличению заготовок".

Оказавшись под дамокловым мечом этой угрозы, многие уездные продорганы и их агенты прибегали к самым жестоким средствам воздействия на крестьянина. Массовые избиения людей шомполами, плетками, прикладами, штыками", отправка в концентрационные лагеря, насилия над женщинами, пытки и расстрелы – таково было практическое воплощение принципов "военного коммунизма". Чрезвычайщина полностью оттеснила Советы от управления, став нормой жизни, и это имело для них фатальные последствия.

Предел народному терпению наступил. С криком "бей их, грабителей, коммунистов, хулиганов!" 15 июня с топорами и вилами поднялись против продотрядовцев крестьяне села Первая Байловка Моршанского уезда[2]. Это было предвестие широкого народного восстания, начавшегося ровно через два месяца.

Во-первых, введение "продовольственной диктатуры" в 1918 году было суровой, но вынужденной мерой, которая, однако, постепенно трансформировалась в 1919-1920 годах в бессмысленную экономически и политически систему насилия и произвола.

Во-вторых, так называемая "антоновщина" соответственно выражала массовый крестьянский протест этой системы. Не против Советов, давших крестьянам землю, а против военно-коммунистической политики, которая в массовом крестьянском сознании целиком отождествилась с голодом, бесправием, насилием чуждых деревне людей.

Наш край тамбовский. Тезисы докладов и сообщений II областной краеведческой конференции. Тамбов, 1991.

Примечания

[1] ГАТО, ф. р. 1236, оп. 1, д. 84, л. 64.

[2] ГАТО, ф. р.-1, оп. 1, д. 178, л. 678-678 об.