Герб города Кирсанова

Полонский А.М.
Первые десятилетия Кирсанова как города

Едва ли обыкновенный крестьянин из никому неизвестного села Устье Кирсан (христианское имя Хрисанф) Зубакин мог предположить, что, выбрав место для собственного жительства на правобережном склоне долины реки Вороны, при впадении в нее реки Пурсовки, он тем самым заложил первый камень, или срубил первое бревно в будущий город, который, к тому же, нарекут в его честь – Кирсановым.

Тем не менее новое поселение постепенно росло и развивалось: сперва в качестве селения при Красинском железоделательном заводе, потом (с 1733 г.) как село дворцового ведомства. И так и быть Кирсанову большим селом, если бы не губернская реформа 1775 года, проведенная по решению Екатерины II.

По плану реформы в каждой губернии (наместничестве), как правило, должно проживать 300-400 тясяч ревизских душ. Губернии (наместничества), в свою очередь, делились на уезды с населением 20-30 тысяч ревизских душ. Центрами новых административных образований должны были стать губернские и уездные города. И если с губернскими было все в порядке, то городов уездных явно не хватало, в связи с этим принимается решение преобразовать некоторые села, населенные государственными (удельными) крестьянами в города, которые и станут центрами уездов.

Поиски же подобных сел поручили высшим губернским чинам. На тамбовских землях такие изыскания производил Владимирский генерал-губернатор Р.И. Воронцов. Его по праву можно назвать вторым основателем города Кирсанова, ибо данная им характеристика села как "весьма изрядного" и "довольно населенного", в котором "бывают разные торги", сыграла решающую роль в изменении статуса этого населенного пункта, что в 1779 году было сделано.

Впрочем, это преобразование мало что изменило в жизни вновь испеченного городского населения, ведь не статус города определяет положение поселения на торговых путях в Москву, Пензу, Шацк, Поволжье и Донские станицы или такой показатель, как количество мельниц. В конце XVIII века в Кирсанове и его окрестностях мельниц было более восьмидесяти, а как центр по переработке зерна город и уезд занимали в губернии второе место после Тамбова.

В конце XVIII – начале XIX века абсолютное большинство среди местного населения составляли удельные крестьяне, достояние царей и государства (в 1801 году их было немногим менее 79% от всех кирсановских жителей), может быть, поэтому их удельный вес в городском населении снижался крайне медленно (через 10 лет он уменьшился только на 2%). Удельные крестьяне вместе с однодворцами занимались земледелием и поставляли на продажу хлеб. Количество мещан, основного сословия всякого истинно настоящего города, практически не увеличивалось. В 1810 году мещанином был лишь только каждый десятый горожанин.

Кирсанов был крайне притягателен для купцов: с одной стороны, это был центр мукоделия, а с другой – развивающаяся структура уездного управления на пересечении торговых путей. Все это не могло не привлекать деловой люд не только из Тамбова, Моршанска, Козлова и Шацка, но даже из Тулы, Нижнего Новгорода и других городов. Здесь селились и заводили свое дело не только купцы, мещане и однодворцы, но и отпущенные на оброк помещичьи крестьяне, причем не только из Тамбовской губернии, что свидетельствует о прибыльности местного хлебного производства и продаж.

Управлялся Кирсанов, как и все ему подобные города, с помощью чиновничьего аппарата, во главе которого стоял городничий, почти всегда в чине коллежского асессора. Были в городе и подканцеляристы, и регистраторы, были и судебные органы, и тюрьма – в общем, весь служивый люд, описанный Гоголем в бессмертной комедии – "Ревизор".

Имел Кирсанов и церковь, освященную в честь Николая Угодника, требы в ней для православных отправляли четыре священника с причтом. Работы местным батюшкам хватало: так, в 1810 году ими было зарегистрировано 77 браков, около 240 смертей и более 440 рождений, так что демографические процессы шли в положительном направлении. На протяжении третьего десятка лет существования Кирсанова как города количество родившихся превышало количество умерших. Кроме православных, среди жителей встречались и раскольники, и мусульмане – татары.

Промышленных предприятий, кроме мельниц, в это время в Кирсанове не существовало, и не будь он хлеботорговым центром, прозябать бы ему еще многие десятилетия. Однако зародившиеся в это время капиталистические отношения сделали свое дело, и Кирсанов, будучи небольшим по численности, наряду с многими сотнями ему подобных городов станет одним из оплотов российского традиционализма.

60 лет Тамбовской области. 200 лет Тамбовской губернии: Тезисы к научно-практической конференции. Тамбов: Изд-во ТГУ им. Державина, 1997