Герб города Кирсанова

Схиархимандрит Рафаил

Архимандрит Рафаил (в миру Лукьян Акимович Брыксин) родился в селе 2­я Иноковка Кирсановского уезда 15 октября (по ст.ст.) 1893 года [17] в семье крестьян Акима Захаровича и Дарьи Илларионовны Брыксиных и в крещении был назван Лукьяном. Спустя 10 лет после рождения поступил в Купленскую школу при Вышенском Успенском монастыре. Вышенско­Купленская второклассная школа была одной из лучших в Тамбовской епархии. Основана она в 1886 году на земле Вышенского монастыря в селе Купля Шацкого уезда настоятелем пустыни архимандритом Аркадием. Учились в ней в основном дети крестьян, обучение было бесплатным, дети жили в общежитии при школе и были полностью обеспечены всем необходимым от монастыря.

Внутренняя жизнь школы была устроена по подобию монастырской с большой долей школьного самоуправления. За время своего обучения Лукьян Брыксин прошел практически через все школьные послушания и как­то незаметно для самого себя так втянулся в школьный распорядок жизни, что, когда окончил школу в 1913 году, ни минуту не задумывался, куда ему идти дальше, и сразу же поступил в число послушников Вышенской Успенской пустыни.

Лукьян сразу же полюбился всей братии. Простой, смиренный отрок, вызывал у всех искреннюю симпатию и уважение. Послушание проходил он разные: и на кухне, и на скотном дворе, помогал на пчельнике. Отец игумен постриг бы его в монахи, но нельзя было постригать таких молодых людей, таковы были правила.

Спустя год после начала Первой мировой войны, в 1915 году, Лукьяна Брыксина призвали в армию. Прибыв на сборный пункт в Шацк, он был зачислен в 79­й запасной полк, квартировавший в городе Рязани. Спустя несколько дней в группе таких же, как он, призывников Лукьян отправился в Рязань, где почти год упражнялся в воинской науке. Этого времени было достаточно для командования, чтобы понять: из послушника не получится хорошего солдата, да и ходатайства архимандрита Ипатия сыграли свою роль в дальнейшей судьбе молодого человека. В 1916 году солдата Брыксина командировали в город Харьков в Медицинский институт на курсы военных фельдшеров. Наспех организованные курсы были окончены им с успехом в этом же году, и уже в 1917 году Лукьян в качестве военного фельдшера отправился на Германский фронт в 222­й Краснинский полк. Судьба Лукьяна Брыксина будет еще два года связана с армией. Революция застанет его в Киеве, где он служил в 5­м эвакогоспитале, и только в 1918 году ему удастся вернуться на родину и еще до 1919 года служить в 258­м военном госпитале, который располагался в городе Кирсанове. Выйдя в запас, Лукьян вернулся на родину в Иноковку, но прожил там недолго - тянуло в так полюбившуюся сердцу и душе Вышенскую пустынь, куда он и отправился спустя некоторое время. Здесь в 1920 году он был пострижен в монашество с именем Рафаил и в этом же году архиепископом Тамбовским и Козловским Зиновием (Дроздовым) был рукоположен в иеродиаконы. Он стал одним из последних послушников, постриженных и рукоположенных в иеродиаконский сан в Вышенской пустыни до ее закрытия в 1925 году. Недолго отцу Рафаилу пришлось послужить в пустыни, уже в 1922 году он вынужден был покинуть монастырь и вернуться в Иноковку. Затем в его биографии следует достаточно неожиданный поворот: в 1925 году он уезжает в Новосибирск. По воспоминаниям духовных чад батюшки, его много раз арестовывали, держали 2-3 дня в заключении, затем отпускали. Похоже на то, что в Сибирь отец Рафаил был негласно выслан или же в сельской администрации ему посоветовали "добровольно" покинуть приделы Тамбовской губернии. Оказавшись в Восточной Сибири, иеродиакон Рафаил 8 сентября 1925 года был рукоположен в иеромонахи епископом Новосибирским Нафанаилом и направлен служить в церковь села Лучшего Кузнецкого района, где исполнял долг пастыря до 1934 года. Здесь начался его путь как старца, духовного руководителя, здесь появились первые духовные чада и впервые проявился дар духовного рассуждения. Пастырскую деятельность отца Рафаила заметили и правящие архиереи: в 1926 году епископ Томский Никон награждает батюшку набедренником, в 1929 году от епископа Томского Германа следует другая награда - наперсный крест, а в 1932 году иеромонах Рафаил возведен в сан игумена.

В 1934 году игумен Рафаил возвращается в Иноковку. Ведет жизнь простого сельского обывателя, находясь в доме родителей почти в затворе. Однако вскоре к отцу Рафаилу обращается церковный совет церкви села Калугино, расположенной не так далеко от Иноковки, с просьбой стать их приходским священником. Батюшка соглашается и, получив на это благословение правящего Тамбовского архиепископа Вассиана (Пятницкого), отправляется в Калугино. Через два года церковь в Калугино власти закрывают, игумен перебирается в село Трескино Инжавинского района, но и здесь ему недолго удалось послужить - в 1937 году и здесь церковь была закрыта, и отец Рафаил снова вынужден был покинуть родину, направившись на этот раз в город Иваново, где у него жила племянница. Начинается длительный период в жизни отца Рафаила, когда он не служит в церкви, но он остается монахом, неся свое послушание теперь уже в миру. В Иванове служит вахтером в "Энерготресте", вероятно, тайно исполняет требы. Возможно, тайно и служит, об этом мы можем судить по тому, что у отца Рафаила хранилось два антиминса, которые ему были переданы в 1936 году при закрытии храма в селе Караваино Инжавинского района.

С началом Великой Отечественной войны отец Рафаил призывается в армию и все пять лет войны работает в эвакогоспитале военным фельдшером, лишь в 1945 году его переводят в вооруженную охрану Ярославской железной дороги, откуда увольняют лишь в 1948 году по преклонному возрасту. Обязанности свои на светской службе отец Рафаил исполнял добросовестно и самоотверженно, как и положено монаху, о чем свидетельствуют и 15 благодарностей, вынесенных ему начальством за время службы, и медаль "За доблестный и самоотверженный труд в период Великой Отечественной войны", данная ему правительством.

Сразу, как только появилась возможность, игумен Рафаил возвращается на родину и подает прошение правящему Тамбовскому епископу, в котором выражает свое желание служить в Церкви. 14 марта 1949 года указом епископа Тамбовского и Мичуринского Иоасафа (Журманова) игумен Рафаил назначен вторым священником в церковь села Пущино Ржаксинского района. Никольская церковь в селе Пущино была открыта в 1946 году, кое­как восстановлена прихожанами. Служил здесь старенький священник Константин Горчаков, который очень давно просил владыку назначить в приход себе помощника, так как: "26 июля 1950 г. он назначается настоятелем Михаило­Архангельского храма с. Чернавка Кирсановского уезда". Почти пять лет прослужил здесь отец Рафаил, создав крепкий приход. Люди потянулись в церковь, а сам игумен пользовался непререкаемым авторитетом и уважением среди прихожан. Благочинный так характеризовал игумена: "Аккуратен в исполнении монашеских, священнослужительских и пастырских обязанностей по приходу. Отношение его к причту и прихожанам проникнуто христианской любовью, создавшего ему авторитет. Поведения трезвого и примерного". Деятельность отца Рафаила была замечена и правящим архиереем, 19 ноября 1953 года игумен Рафаил назначается духовником Кирсановского округа. Духовный авторитет батюшки настолько велик, что к нему за советом и помощью приезжают из других приходов, да и сам отец Рафаил выезжает к своим чадам в села и древни, которые относились не к Чернавскому приходу, что тут же вызывает нарекание со стороны священнослужителей, окормляющих эти приходы, и владыка Иоасаф по этому поводу 23 октября 1953 года издает следующий указ: "Игумен Рафаил Брыксин, настоятель М. Архангельской церкви с. Чернавки, увлекается своей пастырской деятельностью на чужих территориях приходских общин, чем вызывает среди своих собратьев ропот и возмущение. Отцу Игумену Рафаилу, как Окружному духовнику, не следует врываться на территорию окружающих приходов, а быть аккуратным и внимательным к своим словам, которые могут внести раздор в причтовую среду". Батюшка со смирением принимает распоряжение владыки, но в личном письме ему пишет: "В настоящее время дело обстоит просто угрожающе. Всевозможных оттенков сектанты хитросплетенными уловками лиют на православную церковь омерзительную грязь и этим уловляют самих верующих в Православной церкви, а неверующим ничего не надо". Этим объясняется его рвение, которое не может ограничиваться никакими границами приходов.

В июле 1955 года игумен Рафаил становится настоятелем крупного прихода Троицкой церкви села Бондари, одновременно освобождаясь от должности окружного духовника. Настоятельство в Бондарской церкви стало для отца Рафаила его личной Голгофой: здесь он претерпел поношения и оскорбления не только от врагов Церкви, но даже и от своих, что было вдвойне горько. Поначалу все складывалось благополучно: отец Рафаил ревностно занимался пастырской деятельностью, количество духовных чад росло. Здесь впервые у батюшки проявился дар исцеления молитвой. Об этом свидетельствуют документы, исходящие от уполномоченного по делам Церкви. "Сигналы" о том, что батюшка "лечит", поступали в Тамбов от недоброжелателей игумена давно и лишь 15 мая 1957 года уполномоченный Пузанков направил предсе­дателю исполкома Бондарского райсовета Н.В. Базилеву письмо следующего содержания: "По имеющимся сведениям настоятель церкви с. Бондари Брыксин использует свое служебное положение, занимается нелегальной врачебной практикой. Такую практику священник Брыксин проводит как у себя на квартире, так и при совершении церковных обрядов в домах верующих по их приглашению. О способах лечения точно не известно. Однако отсталые верующие к нему обращаются многие, с которых он получает оплату. К священнику Брыксину мер принято не было. Прошу принять необходимые меры" [18].

В 1958 году райсовет провел расследование, опросил несколько исцеленных. Выяснилось, что отец Рафаил молился за больных и давал им пить святую воду, причем многие приходили к нему совершенно отчаявшиеся, потеряв веру в врачей, которые не могли ничем помочь. У заведующей пекарней в селе Нащокино Уколовой Акулины Романовны сын с младенчества страдал какими­то нервными припадками. Медицинское лечение результатов не дало, после молитв отца Рафаила наступило улучшение. И таких случаев было не один и не два. Причем утверждение о том, что отец Рафаил берет с людей деньги, не подтвердилось, батюшка ни с кого никогда не брал ни копейки. В результате расследования председатель комиссии вынужден был констатировать: "Настоятель Брыксин активен и пытается охватить своим влиянием всюду. Для исполнения треб он не только едет на лошади, но и идет пешком. Похороны иногда, если бедная семья, производит бесплатно" [19].

Однако тучи над головой батюшки сгущались. Его активная деятельность была неугодна не только властям, но и некоторым членам церковного совета, которые попали туда по протекции партийных органов. Они были недовольны тем, что батюшка фактически всем в храме распоряжался сам, опираясь на тех людей, которые были безукоризненно честны. Храм содержался в образцовом порядке: была отреставрирована роспись, поновлены иконы. Враги батюшки начинают сеять раздор среди прихожан, и в конечном итоге приход разделяется на сторонников и противников отца Рафаила. В Тамбов в адрес архиепископа Иоасафа несется поток кляуз, в которых утверждается, что игумен Рафаил якобы, как архиерей, служит в мантии и часто покидает приход, посещая Тамбов. В ответ на эту клевету отец Рафаил пишет письмо владыке: "Мантию надевал только два раза и то по неотступной просьбе моих возлюбленных чад, которые никогда не видели мантии. И я служу на монастырский престольный праздник Успения Богородице. На литию выходил в мантии. Второй раз на свой день Ангела восьмого ноября. Всего два раза.

Насчет посещения "частого" Тамбова. Одна ложь. Нам некогда разъезжать. Только в крайней необходимости по неотступной просьбе благодетелей, которых я много имею в Тамбове, приходится поехать за пожертвованием, вещами, вином, мукой для св. церкви".

Со стороны местных комсомольцев в адрес игумена постоянно звучат угрозы и оскорбления. А осенью 1958 года в дом игумена было подброшено три подметных письма с угрозами. В одном из них говорилось: "Скоро твоей наживе придет крах, а тебе конец. Наша задача освободить людей от религиозного дурмана. Освободим людей от твоего опиума и религиозного убожества. Поэтому в стране социализма ты лишний человек, которого с дороги надо смести". В другом письме уже без обиняков заявлялось: "Ты человечишка, смотри скоро будет из тебя панихида. Такую гаду, как тебя, давно надо согнать с белого света". Все три письма были подписаны так: "группа комсомольцев". Сам игумен был уверен, что написание этих писем дело рук его противников из церковного совета. Владыке в 1959 году он пишет об этом: "Хорошо, удалось обойти, как видится, уполномоченного, который, по­видимому, поверил им во всей клевете на меня, а со стороны духовной власти никакого следствия: хотя бы спросили верующих прихожан. Но после моего 35­летнего служения церкви везде служил только с похвалой. Эти змеиные письма исходят не от одних только советчиков, которым не была дана расточать церковные копейки, но и причтом, где цель оправдывает средства". Чтобы как­то разрядить обстановку в приходе, архиепископ Иоасаф своим указом от 10 февраля 1959 года назначает игумена Рафаила настоятелем Покровской церкви села Моршань­Лядовка Инжавинского района. Но нервное напряжение и те физические нагрузки, которые переносит отец Рафаил, подорвали его здоровье. Он вынужден просить владыку отправить его за штат, чтобы поправить здоровье. 2 августа 1959 года он подает рапорт на имя архиерея, в котором, в частности, пишет: "Настоящим прошу Ваше Преосвященство, освободить, т.е. исключить меня из Тамбовской епархии, так как Вам известно, мне надо лечиться и периодически делать консультации врачу­невропатологу. Советы врача требуют тщательного лечения: может быть тихое помешательство". Просьба его была удовлетворена. Батюшка снова уезжает в Иваново к своей племяннице, где живет с 1959 по 1962 год на мизерную пенсию в 300 рублей.

Как только состояние отца Рафаила немного улучшилось, он снова просится на приход и 19 декабря 1961 года назначается настоятелем Михаило­Архангельской церкви села Питим. Здесь он прослужит до апреля 1975 года пользуясь любовью и уважением местных прихожан. В Питим к отцу Рафаилу приезжают духовные чада из других районов области и даже из­за пределов ее. Он сам частенько наведывается в Тамбов, где у него также многочисленная паства. Его имя попадает на страницы местной прессы. В 1964 году в "Тамбовской правде" журналист Черняк рассказывает о судьбе девушки из Киева Лиды Халомендюк. Оказавшись в Тамбове, она стала верующей во многом благодаря отцу­игумену, который дает: "Духовные наставления этой "схимнице" [20]. Деятельность игумена была отмечена и правящим архиереем: в 1962 году он награждается палицей, в 1967 году получает наперсный крест с украшениями, а в 1975 году возводится в сан архимандрита.

Весной 1975 года отец Рафаил переносит тяжелую форму гриппа, которая дала осложнения на ноги, он практически теряет способность ходить. Архиепископ Тамбовский Михаил (Чуб) разрешает отцу­архимандриту выйти за штат для того, чтобы поправить свое здоровье, выделяет деньги на лечение. Но уже через три месяца, в июле 1975 года, отец Рафаил возвращается к службе. Владыка Михаил назначает его настоятелем церкви в село Александровка­Горюнки Сосновского района. Здесь проходит последний год жизни архимандрита Рафаила. 26 марта 1976 года он мирно почил в окружении своей многочисленной паствы. Для совершения заупокойных служб в Александровку архиепископ Михаил направляет настоятеля Покровского собора города Тамбова протоиерея Николая Степанова. В своем рапорте на имя владыки спустя неделю после погребения старца отец Николай так описывает виденное им: "В день моего приезда, в пятницу 26 марта, тело умершего о. Рафаила, облаченное во все священнические одежды, из церковного дома было перенесено в храм и был отслужен заупокойный парастас. Все время у гроба читалась Псалтирь. На другой день, в субботу, была совершена заупокойная литургия. Попрощаться со своим пастырем пришли многие прихожане, а также прибыли его почитатели из разных мест.

К вечеру того же дня тело о. Рафаила было перевезено в г. Тамбов и поставлено в часовне на Петропавловском кладбище. 28 марта в воскресенье причтом Покровского собора было совершено отпевание новопреставленного архимандрита Рафаила по монашескому чину. Похоронили его с левой стороны у часовни. О своем погребении в Тамбове о. Рафаил просил в оставленном завещании".

Минуло больше тридцати лет со дня смерти отца Рафаила, но по­прежнему на его могилку у Петропавловского храма города Тамбова приходят люди, чтобы попросить молитвенной помощи у почившего старца и самим помолиться за упокой его души.

Примечания

17. ГАТО. Ф. 1049. Оп. 2. Д. 3389. Л. 34.
18. ГАТО. Ф. Р5220. Оп. 1. Д. 206. Л. 61.
19. ГАТО. Ф. Р5220. Оп. 1. Д. 229. Лл. 104-110.
20. Тамбовская правда. 1964. 20 декабря.

© Левин О.Ю., Просветов Р.Ю.
Кирсанов православный.