Герб города Кирсанова

Новая волна антирелигиозной пропаганды

Новая волна антирелигиозной пропаганды и хрущевских гонений на Церковь и верующих началась с секретного постановления ЦК КПСС от 4 октября 1958 года "О записке отдела пропаганды и агитации ЦК по союзным республикам "О недостатке научно­атеистической пропаганды". Вскоре после постановления партийные органы получили указание "развернуть наступление на религиозные пережитки" [93]. Проведением антирелигиозной пропаганды в основном занимались партийные, комсомольские органы и местное отделение по распространению политических и научных знаний. Так, уже в 1959 году в рамках недели естественно­научной и атеистической литературы, которая проводилась с 16 по 22 марта, кирсановский магазин книготорга оформил постоянную выставку книг из серии "Популярная библиотечка по атеизму" и реализовал значительное количество книг и брошюр на антирелигиозные темы, такие как: "Знание и вера в бога" В. Богуславского, "Наука и религия о жизни и смерти" Н. Ильина, "Как возникла религия" М. Бутиновой и т.д. В местной газете отчитались, что за эту неделю была полностью распродана книга Е. Ярославского "Библия для верующих и неверующих" [94]. В сентябре того же года в Кирсанове состоялось заседание научно­атеистической секции районного отделения общества "Знание", на котором ответственный секретарь этого общества С.И. Пискарева рассказала о состоянии научно­атеистической пропаганды в районе, а руководитель секции Т.С. Перебора познакомил всех присутствующих с планом дальнейшей работы. Затем "для улучшения работы секции и усиления контроля за чтением лекций было избрано бюро" [95].

Помимо лекций, в 1960 году регулярными становятся антирелигиозные вечера в домах культуры, кинотеатрах города и района. Эти вечера сопровождались обзором атеистической литературы, концертами, показами кинофильмов на антирелигиозные темы. Кинофильмы затем активно обсуждались на страницах газеты "Ленинец", организовывалось их массовое посещение. Так, фильм о пятидесятниках "Тучи над Борском" в течение трех дней мая 1961 года просмотрело около 5 тысяч горожан. Этому способствовала широкая реклама картины. Было отпечатано и распространено 1000 экземпляров либретто и 50 афиш. Администрация кинотеатра и районное отделение общества "Знание" провели конференцию кинозрителей по обсуждению фильма, которая, в свою очередь, закончилась демонстрацией антирелигиозных кинофильмов "Чудотворец из Бирюлево" и "Это тревожит всех" [96]. Как видно, различия между сектантами и православными верующими здесь практически не делалось. Все они объявлялись "мракобесами".

В 1962 году активную роль в антирелигиозной пропаганде начинает играть общеобразовательная школа. 5 января 1962 года на страницах газеты "Ленинец" говорилось: "Сегодня открывается районное совещание учителей. Оно обсудит задачи воспитания подрастающего поколения в свете исторических решений XXII съезда партии. В частности, на совещании будет обсужден вопрос об улучшении атеистического воспитания школьников и взрослого населения. Решающая роль в этом важном деле принадлежит советскому учительству - передовому отряду нашей народной интеллигенции. У нас в районе есть немало учителей - энтузиастов антирелигиозной пропаганды, которые умело и настойчиво ведут воспитательную работу среди населения, активно борются с религиозным дурманом - этим живучим пережитком прошлого … Но то, что делается у нас в районе по антирелигиозной пропаганде среди населения, - это далеко не достаточно. Многие жители города, сел и деревень, особенно отдаленных поселков, еще не охвачены воспитательной работой. Слабо проводится эта работа, например, в таких селах, как Чутановка, Вячка, Ковылка, Сурки, Кобяки и др. Между тем, во всех этих селах имеются восьмилетние и начальные школы, много там учителей. Но они не проявляют своей инициативы в проведении антирелигиозной пропаганды. А ведь при желании учителя могли бы многое сделать для избавления верующих от религиозных предрассудков. Требуется всемерно усилить антирелигиозную пропаганду среди населения, придать ей широкий размах и наступательный характер. В этом важном деле большую помощь партийным организациям должны оказать наши учителя. Именно они, вооруженные знаниями и опытом, могут более убедительно, умело и доходчиво вести антирелигиозную работу среди населения. Атеистическое воспитание народа - это кровное и почетное дело каждого учителя" [97].

Эти слова не замедлили обратиться в дело. В школах прошли смотры уголков атеизма, был обобщен лучший опыт проведения художественных и научных мероприятий на атеистические темы, состоялись проверки дисциплин естественно­научного цикла на предмет "насыщения уроков ате­истическим содержанием" [98]. Обычным явлением в этот период в школах стали осмотры детей учителями на предмет ношения нательных крестиков [99]. В конце 1963 года в Кирсанове начались занятия в университете научного атеизма, организованного при Кирсановском отделении общества "Знание". Его слушателями явились учителя биологии, химии и физики городских и пригородных школ, а также рабочие и служащие промышленных предприятий и учреждений. Занятия проводились два раза в месяц. Для слушателей был запланирован ряд лекций и в первую очередь такие как "Несовместимость научного и религиозного мировоззрений", "Борьба науки с религией в современных условиях", "Мораль коммунистическая и мораль религиозная" [100].

В 1964 году "Ленинец" публикует характерные "пословицы о религии": прежде говорили: "Без бога ни до порога", теперь говорят: "Без бога широкая дорога. Бог с попом остались вдвоем - люди их оставили. С богом пойти - счастья не найти; с наукой пойдешь - счастье найдешь. Поп да бог, пока разум плох, а с ясным умом и без них проживем. Вера в бога забыта - к свету и счастью дорога открыта" [101].

Еще в ноябре 1963 года Тамбовский сельский облисполком разослал в райисполкомы письмо "Об организации общественных советов и о внедрении новых советских обрядов при регистрации брака и рождении детей" [102]. Такое "хорошее и доброе" начинание состоялось в феврале 1964 года в Кирсановской музыкальной школе.

В этом же году известная талантливая кирсановская журналистка, многолетний сотрудник газеты "Ленинец" опубликовала две статьи под рубрикой "на моральные темы" с характерными заголовками: "Пауки продолжают ткать паутину" и "Почему Наташа и Аня не стали пионерами". Эти статьи не только повествование о трех верующих девочках, на которых, как и на их родителей, было оказано неимоверное психологическое давление, но и активная позиция журналиста, высказавшего свое мнение и тяжеловесное слово на страницах печати. Так, первую статью она заканчивает призывом по отношению к служителям церкви: "Словно ненасытные пауки, ткут они свою словесную паутину, затягивая в нее малодушных, слабовольных. Надо смелее выметать этих пауков из пыльных углов, рвать их липкую паутину" [103]. Вторую статью заканчивает призывом по отношению к школе и верующим родителям: "Общественности школы необходимо более действенно вести антирелигиозную пропаганду. Нельзя допускать компромиссов там, где речь идет о воспитании детей. Ведь это - не частное дело родителей" [104]. Действительно, воспитание детей верующими родителями - это было уже не частное, а общественное дело антирелигиозного советского государства. Именно поэтому к концу 1964 года в детских домах области воспитывались 58 детей, чьи родители были лишены родительских прав по религиозным убеждениям [105].

В эти же годы стали активнее и торжественнее проводиться праздники - Проводы русской зимы, День урожая и т.п., которые должны были, по замыслу организаторов, вытеснить религиозные праздники [106]. В селе Шиновка в 1966 году на праздник Святой Троицы устроили свой праздник - русской березки, на котором "передовые доярки, свинарки, полеводы, механизаторы, животноводы" рапортовали о достигнутых успехах и подносили "березке" большой каравай [107].

Новый шквал антирелигиозной пропаганды обрушился на район в 1971 году. Усилиями лекторской молодежной группы, работающей при горкоме комсомола, в первом полугодии было прочитано 25 лекций и бесед: "Марксизм о религии", "Женщина и религия", "Достижения Советского Союза в освоении космоса", "Наука и религия" и другие [108]. Регулярно проводились вечера встреч трех поколений, читательские конференции, "огоньки", диспуты, вечера вопросов и ответов. Особое внимание уделялось атеистическому воспитанию пионеров и школьников. С молодыми учителями и пионервожатыми проводились семинары. Работники районо (районный отдел народного образования), Дома пионеров помогали им составить учебный план с учетом пропаганды атеистических знаний. Помимо лекций, бесед, докладов в школах проводились вечера физики, химии, биологии с демонстрацией опытов. Демонстрировались и научно­атеистические фильмы о "чудесах" религии, достижениях науки и техники.

Протоиерей Алексей Ветринский. Фото 1950-х гг.
Протоиерей Алексей Ветринский.
Фото 1950-х гг.

В антирелигиозных статьях Церковь и священнослужителей обвиняли в стяжательстве, алчности, делая акцент исключительно на корыстных интересах церковнослужителей. Так, в статье "Кому служит церковь", опубликованной 17 августа 1971 года на страницах газеты "Ленинец", говорилось: "Церковники всегда отличались алчностью. Об этом складывались сказки, песенки. Несмотря на евангельский завет "Изгони меня из храма", они сами стремятся к накоплению денег путем спекуляции. Об этом говорят такие факты. Один килограмм муки в магазине стоит 41 копейку. Церковники выпекают из него 100 просвир. Продают по 15 копеек за штуку. Чистый барыш - почти 15 рублей" [109]. Конечно, в этой статье совершенно умалчивался тот факт, что налогообложение духовенства осуществлялось в соответствии со ст. 19 Указа Верховного Совета СССР от 30 апреля 1943 года как кустарей­одиночек. И сумма налога могла доходить до 81% от полученного дохода [110]. Умалчивалось здесь и о патриотических денежных сборах Церкви в годы Великой Отечественной войны, и о продаже священникам и приходам облигаций госзаймов (только в 1948 году приходы епархии подписались на 350000 рублей госзайма восстановления и развития народного хозяйства СССР) [111]. Умалчивалось в антирелигиозной статье и о ежегодных отчислениях в "Фонд мира" (от 25 до 29 тысяч рублей [112]), превратившихся в своеобразную "откачку" денег из церкви советским государством [113]. И совсем не говорилось о том, что храмы необходимо ремонтировать, штату служителей церкви выдавать зарплату, а некоторую часть средств отчислять и на содержание церковного Eпархиального управления. Помимо всего этого священнослужители терпели насмешки, оскорбления от окружающих их "советских" людей, притеснения от властей.

Показателен случай с о. Алексеем Ветринским, произошедший еще в 1948 году, когда, казалось бы, отношение государства к Церкви стало намного мягче. 28 апреля батюшка в рясе и со Св. Дарами шел причастить больного в пригород Кирсанова. По дороге к о. Алексею подошли двое неизвестных. Один из них представился председателем Голынского сельсовета Верещагиным, второй был в милицейской форме и не представился. Впоследствии в своем заявлении на имя благочинного Кирсановского округа Тамбовской епархии протоиерея Дмитрия Нестерова о. Алексей описывает случившееся так: "… остановили меня, потребовали документы и, не допустив до дома больного, воротили в сельсовет. При дальнейшем разговоре: "Кто я такой? - я опять, как и при встрече, назвал себя и спросил трех граждан, бывших здесь, из которых одна - зав. местной кооперации Дария Андреевна Чуфистова: Вы меня, конечно, знаете, кто я?" - утвердительно ответили: "Знаем". На мой вопрос: а кто другой с вами, то он начал шуметь - тебе какое дело. Я стал просить говорить без шума и крика и писать протокол, если таковой нужен, и отпустить меня, т.к. меня ждет дальнейшее отправление своих обязанностей (Великая Среда страстной седмицы). Он еще громче стал кричать, когда я сказал, что мне знать и личность другого его спутника нужно, т.к. я иду в исполком доложить о сем инциденте, на что последовало его грозное: "Пошел вон отсюда!".

А больной так и остался без причастия…" [114].

Позже выяснилось, что с председателем сельсовета, проводившим "дознание", был местный участковый, спокойно наблюдавший, как в его присутствии матерно оскорбляют старца 83­х лет. В ответ на робкое замечание старика, что он тоже гражданин СССР и его дети погибли на войне, защищая Родину, председатель закричал на него: "Да разве вы гражданин СССР?! Вы ничто! [115]".

"Вы ничто!" - главный критерий по отношению к священно­ и церковнослужителям в Советском Союзе. Верещагин за свой хамский поступок не понес никакого наказания (как и участковый, присутствующий при инциденте), ему было только указано, чтобы в будущем "при наличии подобных фактов согласовать с председателем исполкома райсовета".

А старейший пастырь и в 1955 году, будучи уже заштатным по возрасту, ревностно служил в кладбищенской церкви. Умер он 25 марта 1955 года. Заключением прокуратуры Тамбовской области от 28 апреля 1989 года в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года протоиерей Алексей Иванович Ветринский был полностью реабилитирован. Похоронен он на старом городском кладбище недалеко от алтаря.

В алтаре Тихвинский церкви. Кирсанов. Фото 2009 г.
В алтаре Тихвинский церкви. Кирсанов.
Фото 2009 г.
* * *

О других священнослужителях, несших свое пастырское служение в единственно оставшемся после войны Космодамиановском храме города Кирсанова, подробнее рассказывается в заключительной, третьей части нашей книги. В этой части также находит отражение церковная жизнь в 60­х, 70­х и, отчасти, 80­х годах XX века. В этот период вся деятельность Церкви по­прежнему находилась под строжайшим контролем советской власти, которая осуществляла его через уполномоченных Совета по делам религий, а также через разветвленный аппарат КГБ (Комитет государственной безопасности). Только с конца 1980­х годов контроль начал несколько ослабевать и к церковной жизни стал возникать определенный интерес, прежде всего, среди молодежи. Особенно это было видно на Пасху, когда после окончания городской дискотеки, местная молодежь толпами шла к храму "смотреть" пасхальный крестный ход. То, что было раньше запрещено, теперь привлекало повышенное внимание. С начала 1990­х значительно увеличилось количество крещений, венчаний.

В церковной лавке стало возможно приобрести немногочисленную еще тогда, но все же духовную литературу. В 90­х годах уже появились публикации на церковную тематику в местной районной газете. В 1999 году увидело свет первое издание книги "Кирсанов православный", материал для которой нередко приходилось собирать у людей, которые все еще боялись открыто говорить о духовной жизни, о Церкви и о своем месте в Ней.

В 2000 году на месте разрушенного Успенского собора архиепископом Евгением (Жданом) был освящен закладной камень. Несмотря на различные трудности, в 2008 году было положено начало работам по восстановлению этого величественного храма. 24 апреля 2009 года, в пятницу Светлой седмицы, во время своего архипастырского визита в Кирсанов епископ Тамбовский и Мичуринский Феодосий освятил новый фундамент [116]. Сегодня храм воссоздается по сохранившимся фотографиям на пожертвования, которые поступают на банковский счет прихода Успенского собора [117].

24 апреля 2009 года состоялась также торжественная передача Тамбовской епархии Тихвинского храма бывшего Тихвино­Богородичного женского монастыря. 14 августа 2009 года, в праздник Изнесения Честных Древ Животворящего Креста Господня, Преосвященнейший Владыка Феодосий совершил малое освящение храма и отслужил в нем первую Божественную литургию, тем самым положив начало возрождению Кирсановской обители [118]. Ныне от внушительного монастырского комплекса сохранились лишь Тихвинская церковь и некоторые монастырские корпуса. Все они будут восстановлены и послужат возрождению духовной жизни на Кирсановской земле.

Примечания

93. Чеботарев С.А. Указ. соч. С. 154.
94. "Спрос на антирелигиозную литературу" // "Ленинец", № 37 (4275), 27 марта 1959 г.
95. "В секции атеистов" // "Ленинец", № 111 (4349), 18 сентября 1959 г.
96. "Фильм, разоблачающий сектантов" // "Ленинец", № 61 (4609), 24 мая 1961 г.
97. "Почетное дело каждого учителя" // "Ленинец", № 3 (4706), 5 января 1962 г.
98. Чеботарев С.А. Указ. соч. С. 215.
99. Там же. С. 216.
100. "Университет научного атеизма" // "Ленинец", № 166 (272), 22 ноября 1963 г.
101. "Пословицы о религии" // "Ленинец", № 7 (300), 11 января 1964 г.
102. Чеботарев С.А. Указ. соч. С. 218.
103. Е. Уривская. "Пауки продолжают ткать паутину" // "Ленинец", № 49 (342), 24 марта 1964 г.
104. Е. Уривская. "Почему Наташа и Аня не стали пионерами" // "Ленинец", №№ 170-171 (364), 29 апреля 1964 г.
105. Чеботарев С.А. Указ. соч. С. 216.
106. Там же. С. 219.
107. "Новое просится в жизнь" // "Ленинец", № 181 (5683), 12 ноября 1966 г.
108. "Пропаганда атеистических знаний среди молодежи" // "Ленинец", № 124 (6626), 3 августа 1971 г.
109. "Кому служит церковь" // "Ленинец", № 132 (6634), 17 августа 1971 г.
110. Чеботарев С.А. Указ. соч. С. 68.
111. Там же. С. 69.
112. Кученкова В.А. Указ. соч. С. 77.
113. К примеру, сумма отчислений в "Фонд мира" предприятий, организаций, государственных, образовательных и иных учреждений по городу и району в 1988 году составила 15 тысяч 926 рублей 57 копеек, в то время, как только Космодамиановская церковь перечислила 73 тысячи 28 рублей. ("Прошу принять взнос" / Е. Уривская. "Жили заботами главными". Часть I. Кирсанов, 2003 г.).
114. ГАТО. Ф. Р­5220. Оп. 1. Д. 110.
115. Там же.
116. ТЕВ, 2009. № 4.
117. Со временем собор будет восстановлен. Если вы хотите в этом принять посильное участие, то можете сотворить святую милостыню, перечислив средства на счет прихода Успенского собора:
ИНН - 6824002416, КПП - 682401001
Р/с - 40703810661060100079
К/с - 30101810800000000649
БИК - 046850649
В Тамбовском ОСБ № 8594 г. Тамбов.
118. ТЕВ, 2009. № 8.

© Левин О.Ю., Просветов Р.Ю.
Кирсанов православный.