Герб города Кирсанова

Духовенство, миряне и православные святыни города

Архивные документы сохранили нам немногие имена представителей духовенства, служившего в Кирсанове в начальный период его истории.

В XVIII веке главной бедой была неграмотность среди священно­, церковнослужителей Тамбовской епархии. В июне 1789 года Тамбовский епископ Феофил (Раев) отправился в большую инспекционную поездку по епархии. Он ехал через Кирсанов в Пензу, затем в Саровскую пустынь, в города Инсар, Наровчат, Темников, Спасск и Керенск. Во время остановок в Кирсановском уезде и посещения храмов в Калаисе, Гавриловке и Пересыпкине порядок им был найден лишь в городской Никольской церкви.

По результатам ревизии появилось решение: "…велеть всех, кои примечаны нами в неисправности церквей, так же и в пороках, выслать всех в консисторию немедленно и с тех же, кои не знают катехизиса и протчего, велеть духовным правлениям и благочинным по способности опробовать в знании катехизиса, и должностей священнических и диаконских, и ежели окажутся исправными, не высылать, а ежели окажутся неисправными же, выслать, в том числе выслать и глухаго, и когда явятся, представить нам…" [45].

При владыке Феофиле в церквах Тамбовской епархии начали учиться читать проповеди. Священники разных городов епархии обязаны были по очереди приезжать в Тамбов для произнесения своих проповедей. А за неявку по неуважительной причине они штрафовались.

В правление епископа Пахомия (Симанского) свободолюбивые священнослужители отправлялись жаловаться на него в столицу, где "матушка императрица" могла демократично решить любое дело просителя и даже перевести в другое место епископа. Однако в конце XVIII века, при Павле I, наступило другое время, и поход кирсановского дьячка Сидора Борисова в столицу положил конец подобной традиции.

В деле от 9 июля 1791 года "об отлучившимся в Святейший Синод своевольно без письменнаго вида дьячке кирсановском Сидоре Борисове" говорится: "...Святейший Синод досадует, затрудняясь таковыми без письменных видов нагло являющимися жалобщиками, да и по духовному регламенту велено всем претензии имеющим апелляциею в Святейший Синод просить архиереев об отпуске, и сим отнюдь их не удерживать и письменными видами их снабдевать без всякаго злобнаго умысла, того ради к пресечению причинения досады Святейшему Синоду от таковых без резонных и наглых просителей разослать немедленно во все правления указы… и велеть, дабы отселе никто таким образом в Святейший Синод являться не дерзал, а естли в неудовольствии на архиереев или консисторию остается, и желает апелляцию взять Святейший Синод, то немедленно являлся к нам, или консисторию и просил бы отпуску с письменным видом в Санктпетербург, и ни малейшей ему за то не будет причинено как обиды, так и удержки, и тот час с письменным видом отправлен будет… велеть им [благочинным] каждому, собрав всех священноцерковнослужителей своего ведома во едино место, объявить пред всеми прочтением указа и обязать каждаго подписками" [46].

Одним из видных пастырей XIX века в Кирсанове явился уже упоминавшийся нами в связи со строительством Собора - священник Василий Трескин. В 20-30­е годы XIX века в Соборе вместе с ним служил священник Петр Кирсановский, сумевший в 1835-1839 годах воссоединить с Православной Церковью 105 старообрядцев. После его деятельности старообрядческая община сильно уменьшилась и уже не имела в городе большого влияния.

В 1873 году в Кирсанове начал свое служение протоиерей Илья Ильич Преображенский. Родился он в Тамбове в семье кафедрального протоиерея, окончил семинарию, академию, преподавал в Тамбовской семинарии, служил в городе Темникове и селе Алгасово. Священствовал 60 лет и 40 из них, то есть большую часть, в Кирсанове, где и умер в 1913 году. Современники отмечали его прямоту и откровенность, за что он часто бывал гоним людьми, которые не принимали правдивого слова пастыря.

Еще одного священника - Петра Федоровича Козловского - кирсановцы любили за ласковость, истовое богослужение и особый дар проповедничества. Проповеди его отличались простотой и доходчивостью. Любовь к богослужению и частое его совершение отличали этого пастыря. Жители города верили в его прозорливость. Рассуждая или советуя что­либо, он "думал вслух", как бы не обращаясь ни к кому, и часто то, о чем он говорил, исполнялось. У него было огромное количество духовных чад. И если к нему обращались за помощью, старался никому не отказывать. Отца Петра рукоположили в Кирсанове в 1854 году, здесь же он и умер в 1915 году 84­х лет от роду.

Протоиерей Василий Реморов с сыном священником Николаем Реморовым, невесткой и внуками. Фото около 1910 г.
Протоиерей Василий Реморов
с сыном священником Николаем Реморовым,
невесткой и внуками.
Фото около 1910 г.

Другой выдающийся кирсановский протоиерей - Василий Иванович Реморов - после окончания семинарии был назначен священником в старообрядческое село Кириллово Спасского уезда. Оказавшись во враждебной среде, молодой пастырь не растерялся. На собственные средства он организовал школу, купил учебники, и стал сам преподавать все предметы, проповедовать, беседовать со староверами. Плодом его деятельности стало обращение 160 человек, в том числе и самого старообрядческого наставника, ставшего впоследствии единоверческим священником. В 1886 году о. Василия Реморова перевели на служение в Ильинскую церковь города Кирсанова, где он продолжал свои миссионерские труды: присоединял к православию католиков, мусульман, лютеран, молокан. Умер о. Василий в 1918 году.

Сын отца Василия, Николай Реморов, тоже стал священником и помимо пастырской деятельности писал стихи и рассказы на духовные темы, которые печатались в периодических изданиях, выходили отдельными книжками.

Замечательным кирсановским пастырем был Алексей Иванович Кобяков. В 1889 году он получил назначение в село Свищевка, а в 1909­м его перевели в Кирсанов. Это был необычно активный священник. Отец Алексей заведовал приходской богадельней, являлся сотрудником епархиального попечительства, был членом Епархиального училищного совета и председателем собрания по выборам во II Государственную Думу.

* * *
Кирсанов. Фото начала XX в.
Кирсанов. Фото начала XX в.

Заметным событием в жизни кирсановцев являлось посещение города каким­либо высоким духовным лицом. Такими гостями здесь часто бывали тамбовские архиереи. Город посещали епископы Макарий (Булгаков), Виталий (Иосифов), Иероним (Экземплярский), Кирилл (Смирнов). Памятным для кирсановцев был приезд епископа Виталия в 1885 году. Он прибыл 27 октября в два часа дня и, несмотря на плохую погоду, огромное количество горожан вышло ему навстречу. Тамбовский архипастырь отслужил всенощную в монастыре и утром 28 октября литургию в Соборе, которая также совершалась при огромном стечении народа. О Соборе владыка заметил, что это самый лучший по благолепию храм в епархии.

Но не только на внешнюю красоту обратил внимание архипастырь. Его интересовало также и духовно­нравственное состояние паствы, мирное настроение верующих. Так, "некто Г., весьма крупный жертвователь, ближайший сотрудник старосты (Апоницкого) не хотел явиться на торжество (освящение храма)" [47]. Этот жертвователь питал неприязнь к старосте, завидуя почестям, которые тому воздавали. Любвеобильный архипастырь тут же вызвал его в храм и примирил с Апоницким. Прямым следствием посещения епископом города явилось решение духовенства открыть две церковно­приходские школы и проводить еженедельные воскресные собеседования с прихожанами.

По приглашению одного почетного гражданина в субботу 1 мая 1899 года Кирсанов посетил святой праведный Иоанн Кронштадтский. Весь город высыпал встречать всероссийского пастыря на привокзальную площадь. В тот же день в доме приглашавшего для его больной жены о. Иоанн отслужил молебен. Через открытые окна люди, собравшиеся на улице, могли слышать молебное пение. Батюшка несколько раз обращался к народу со словами утешения и назидания [48].

5 июня 1901 года в Кирсанове побывал митрополит Московский и Коломенский Владимир (Богоявленский) [49]. Он приехал для того, чтобы принять участие в погребении своего родственника протоиерея Тихвино­Богородичной церкви Кирсановского женского монастыря Василия Лаврентьевича Салтыкова. Владыка отслужил литургию, участвовал в выносе тела почившего, а вечером того же дня посетил некоторых своих знакомых и уехал из города в час ночи. Жителям он запомнился своим "кротким и задушевным обращением" [50].

Священномученик Владимир (Василий Никифорович Богоявленский) - выпускник и преподаватель Тамбовской духовной семинарии. Был рукоположен во священники и служил в городе Козлове. Овдовев, принимает монашеский постриг и вскоре назначается настоятелем Троицкого монастыря города Козлова. 3 июня 1888 года хиротонисан во епископа. Стал единственным иерархом, последовательно занимавшим все крупнейшие российские кафедры - Московскую, Санкт­Петербургскую и Киевскую. Расстрелян в Киеве 25 января 1918 года. Прославлен в лике святых в 1992 году.

Помимо духовных лиц необходимо упомянуть и верующих мирян. Много трудов и средств положили на благо Церкви, народа и города местные купцы - Сосульниковы, Зотовы, Апоницкие и др. Особо выделялся среди благотворителей купец 2­й гильдии Василий Степанович Сосульников. О строительстве его попечением Ильинской церкви уже говорилось выше. В 1840 году во время голода он не только не поднял цену на хлеб, но раздавал муку в половину цены. В 1844 году по случаю неурожая продал бедным по самой низкой цене 500 пудов муки. В течение 4­х месяцев безвозмездно жертвовал сотне горожанам 30 фунтов муки в месяц и по 100 гранцев круп.

В 1847 году после пожара в городе он составил список тех, кто лишился всего имущества (111 человек) и пожертвовал 200100 бревен для крестьян пригородных слобод и 10 срубов для горожан. В 1849 году он жертвует в Собор икону свт. Николая стои­мостью в 700 рублей. До этого, еще в 1845 году, Сосульников пожертвовал два образа Спасителя и Успения Божией Матери в 4000 рублей, за что ему была объявлена благодарность от Святейшего Синода. В 1848 году Василий Степанович жертвует серебряные оклады на сумму 1000 рублей. А в 1849­м дарит Собору священнические облачения на 60 рублей. Благотворительная деятельность Сосульникова простиралась и за пределы города. Так, в небогатую церковь села Хмелинки в 1848 году он подарил парчовые ризы.

Судя по всему, Василий Степанович был простым, набожным человеком. В 1836 году, будучи городским головой, он удостоился чести встречать проезжавшего через Кирсанов Государя Императора Николая I. Сосульников встретил его приветствием: "Здравствуйте, Ваше Царское благородие". И поднес ему хлеб­соль на сковороде, отчего кирсановцы долгое время в шутку прозывались "сковородниками" [51].

Дело Василия Степановича продолжил его сын - Семен Васильевич, который также принимал участие в строительстве Ильинской церкви и являлся одним из главных жертвователей при основании в уезде Оржевского женского монастыря [52].

Городской голова Кирсанова Василий Пантелеймонович Свиридов. 1910 г.
Городской голова Василий Пантелеймонович
Свиридов.
Фото 1910 г.

Общим делом всех состоятельных людей города стало основание в 1898 году "Общества пособия бедным". Инициатором выступил кирсановский купец Сергей Москалев. Целью Общества провозглашалось "доставление средств к улучшению материального и нравственного состояния бедных Кирсанова без различия пола, возраста, звания, состояния и вероисповедания" [53]. Члены Общества помогали бедным деньгами, одеждой, искали работу или способствовали открытию собственной мастерской, помещали бедных в больницу, содействовали погребению умерших и распространению книг нравственного содержания. Для осуществления своей благородной миссии Общество обладало капиталами на сумму в 9826 рублей и четырьмя каменными лавками в гостином ряду (современные "Каменные ряды"). В составе Общества числилось более ста человек. Ежемесячные и единовременные пособия от Общества получало 110-120 человек в год [54].

Протоиерей Симеон Левкоев. Фото начала XX в.
Протоиерей Симеон Левкоев.
Фото начала XX в.

C 1904 года в городе действовало "Общество трезвости", созданное трудами священника Василия Архангельского. Председателем Общества состоял священник Симеон Левкоев. К 1910 году в Обществе числилось 447 человек (удивительно, но не только жителей Кирсанова, но и Риги, Самарской и Пензенской губерний). Все вступавшие в Общество торжественно, перед Крестом и Евангелием, давали обещание вести трезвую жизнь [55]. Стоит отметить, что Общество трезвости включало в себя далеко не бывших алкоголиков, а людей и до того отличавшихся весьма воздержанной жизнью.

* * *

Существовали в Кирсанове и свои святыни. Одна из главных - икона Божией Матери "Всех скорбящих Радость", привезенная из города Керенска вместе с купленной там деревянной церковью на место сгоревшей Никольской в 1775 году.

Кроме правильной и выразительной старинной живописи, икона не обращала на себя особенного внимания. Первые известия об этой иконе относятся к 1800 году. Предание гласит, что 18 марта (по ст.ст.) этого года в Никольскую церковь с целью ограбления проник мещанин Петр Курилов. Когда грабитель набрал множество церковных вещей, взор его упал на икону Божией Матери. Увидев на главе Богородицы серебряный венец, он протянул к нему руку, но тут же получил один за другим несколько ударов и в изнеможении упал перед иконой на пол. Поднявшись, вор бросил свою добычу и поспешил удалиться из храма. Однако его покушение было вскоре открыто [56]. Уже через некоторое время один кирсановский горожанин, страдавший от неизлечимой болезни, обратился с мольбой к Богородице перед этой иконой. После служения молебна он почувствовал, что исцелен. В благодарность за помощь исцелившийся украсил икону серебряной ризой с позолоченным венцом. С той поры началось особое почитание соборной иконы Божией Матери, и жители города, а также окрестных сел не раз получали помощь от Богородицы через Ее чтимую икону.

Другая чудотворная икона - Тихвинская - находилась в храме женского монастыря. Приобретена она была в 1826 году. В этом году сестры обители в Москве занимались сбором пожертвований. На их просьбы о помощи откликнулся архимандрит Симонова монастыря Мелхиседек. В числе знакомых он имел статского советника Гавриила Петровича Смольвинского, в доме которого находилось много копий с Тихвинской иконы Божией Матери. Архимандрит принялся убеждать Смольвинского подарить одну из них в Тихвинскую церковь Кирсановской богадельни (впоследствии монастыря). Но тот отказывался. И вот, видит сон: перед ним предстали две монахини и просят одну из икон. Проснувшись, он исполнил просьбу монахинь. Так икона оказалась в Кирсанове. Кто были те две девицы в черном одеянии, явившиеся статскому советнику во сне - нам неизвестно. Стоит только отметить, что к этому времени и преподобная Марфа, и ее сестра Пелагея уже почили, а обитель возглавляла и благоустраивала Татьяна Пахомова.

Икона Вышенской Богоматери. Литография конца XIX в.
Икона Вышенской Богоматери.
Литография конца XIX в.

Ежегодно с 1891 года из Тамбова в Кирсанов в июне месяце с торжественным крестным ходом приносили Казанскую Вышенскую икону Божией Матери. Икона путешествовала по Тамбовской губернии из города в город, всюду "неоскудную милость источая". Эта благочестивая традиция сложилась в память об избавлении Тамбова от холеры в 1841 году. Последнее свидетельство о пребывании чтимой иконы в Кирсанове относится к 1918 году. Тогда, как, видимо, и в былые годы, с иконой "ходили по домам", и верующие люди воспринимали посещение чудотворной иконы их жилища как посещение Самой Богородицы.

Примечания

45. ГАТО. Ф. 181. Оп. 1. Д. 195. Л. 140.
46. ГАТО. Ф. 181. Оп. 1. Д. 220. Л. 48-48об.
47. ГАТО. Ф. 888. Оп. 1. Д. 49. Л. 1-9.
48. Там же. Ф. 25. Оп. 1. Д. 36. Л. 1-23.
49. В 1918 г. принял мученическую кончину и прославлен в лике святых на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 1992 года.
50. ТЕВ, 1910. № 19. С. 722.
51. Дневник управляющего "Тихие дни": Из истории усадьбы Боратынских / Публикация М. Климковой // Источник. М., 2001. № 2.
52. ГАТО. Ф. 888. Оп. 1. Д. 49. Л. 1-9.
53. Там же. Л. 6.
54. ГАТО. Ф. 25. Оп. 1. Д. 36. Лл. 1-23.
55. ТЕВ, 1910. № 19. С. 722.
56. Хитров Г.В. Указ. соч. С. 315-316.

© Левин О.Ю., Просветов Р.Ю.
Кирсанов православный.