Герб города Кирсанова

Детские ли это забавы?

По городу поползли слухи. Одна женщина, встретив знакомую, таинственно ей сообщила: "Видела? На памятнике-то Ленину кто-то такое написал, аж мороз пробегает по коже". Тут женщина, нагнувшись к ее уху, шепнула: "И свастику кто-то нарисовал…".
- Какое кощунство! - только и могла воскликнуть ее знакомая в ответ.

...Было 9 ноября. Время - за полдень. В вестибюль гостиницы "Кирсанов" вбежала раскрасневшаяся, возбужденная девушка, торопливо сняла трубку телефона-автомата и набрала номер. Услышав на другом конце провода знакомый голос, она зачастила:
- Наташа, представляешь, мальчишки бегают... Их целая группа... Человек пятнадцать... Пишут и кричат: "Хайль!" Да, и Елисеев с ними...

"Наваждение какое-то, - скажет здравомыслящий человек. - В наше-то время?.. Уму непостижимо... И это в нашем городе?" Представьте, в нашем городе.

...Вечером 6 ноября брат и сестра Курановы - Владимир и Елена пошли в кинотеатр "Россия" посмотреть фильм "Акция". Оба учатся в средней школе № 1, Владимир - в девятом классе, Елена - в восьмом. Возле кинотеатра они встретили Алексея Шмакова, учащегося совхоза-техникума, своего школьного товарища Сергей Елистратова. Погода была тихая, крупными хлопьями шел снег. Кто-то предложил: "Пойдем погуляем?" В сквере позади памятника Ленину все четверо сели на лавочку. О чем беседовали? Вспомнили, как в сентябре после просмотра фильма "Как три мушкетера" около полуночи возле кинотеатра "Россия" между подростками завязалась драка. Участвовали в ней и парни, обучающиеся в Кирсанове из других республик страны. Во время драки в ход пошли дубинки, металлические предметы. Многие ребята, в том числе и Владимир Куранов, получили травмы. Тут подоспели сотрудники милиции, прекратили "побоище". Зачинщиков доставили в отдел...

Подогретый воспоминаниями, Куранов (может, в этот момент всплыли в нем забытые обиды) встал со скамейки. Сергей Елистратов попросил у Елены губную помаду. Она достала ее и подала Сергею. Елистратов передал помаду Владимиру. Тот подошел к памятнику В.И. Ленину, шагнул на первую ступеньку постамента и печатными буквами написал: "Кирсанов останется белым". Ниже начертал фашистскую свастику и обвел ее кружком. Куранов, Шмаков, Елистратов вернулись к скамейке, где сидела Елена. Алексей Шмаков, чтобы все слышали, громко произнес: "Мы сделали надпись на памятнике!" Елистратов добавил, что он вывел то же самое на снегу. И тут же внес поправку: "Да вот кто-то из ребят прошел по тому месту, затоптал".

Потом Куранов не сможет объяснить, почему так четко он вывел паука-свастику? Придя домой, Владимир долго переживал из-за случившегося, обсуждал с Еленой, что делать? Решили рано утром вместе пойти и стереть надпись, но проспали. Когда 7 ноября подошли к памятнику, там гулял народ, и написанные слова, свастика на памятнике были стерты.

Вновь встретившись, Куранов и его приятели договорились обо всем молчать. В школе подошел к Елене Елистратов и сказал: "Нам по 16 лет, поэтому ничего за это не будет, но лучше, если ты возьмешь вину на себя". Елена ответила: "Подумаю".

Вскоре пришел к Курановым Андрей Рябов, сказал Владимиру: "Выйдем, поговорить надо". Привел его в дом, расположенный около городской бани. В коридоре дома их поджидали Алексей Елисеев, Александр Бубенков, Александр Резванцев. Все трое недружелюбно смотрели на Владимира. Один из них сказал: "Ну вот что, пойдешь в милицию и признаешься, что ты написал на памятнике, иначе…" Куранов опешил. "Про наш разговор, - делая ударение на каждом слоге, добавил другой, - ни гугу".

На следующий день возле кинотеатра "Россия" к Елене подошел незнакомый парень. Назвался Игорем. Сказал: "Напомни брату, чтобы шел в милицию… Будет ему очень плохо, если этого не сделает".

Кто такие Елисеев, Бубненков, Резванцев? Любители "тяжелого" рока. Елисеев, Бубенков предпочитают не учиться и не работать, увлекаются фашистской символикой. Откуда у них это? Почему попадают в их сети подростки? Во время войны отцы, деды и прадеды преградили путь фашистской чуме, многие из них погибли, чтобы их дети, внуки и правнуки были свободны и счастливы. Невольно хочется воскликнуть: "Родители! Отложите, может, даже срочные домашние дела. Папы, лишний раз не играйте в домино с приятелями, в выходной день после вкусного обеда не дремлите на диване. Мамы, прервите свой разговор с приятельницами или соседками о купленных норковых шапках, модных сапожках, поговорите по душам с детьми, расскажите им о себе, о своих отцах и дедах, которые в годину военного лихолетья в тяжелейших условиях отстояли мир, о переменах, происходящих в стране, о том, как важно, чтобы каждый начал перестройку с себя! Папы и мамы, не проходите мимо школы, интересуйтесь, как учатся, ведут себя ваши дети, вместе с учителями и с их помощью воспитывайте патриотов нашей Родины, ведь в них заложено наше будущее!".

Мальчишки и девчонки танцуют рок. Некоторые взрослые думают: молоды, пусть забавляются. И эти ультрасовременно одетые на деньги папаш и мамаш подростки не знают, что такое труд, изнывают от безделья, не знают, чем заняться, часами балдеют дома, отрешенно слоняются по городу, не найдя для себя полезного, культурного времяпровождения, идут в "клубы", возглавляемые такими, как Резванцев, братья-близнецы Сальниковы, Елисеев. Танцуют под душераздирающую музыку, психически и нравственно опустошая себя. Бывает и такое, когда на смену высокому чувству любви приходит групповой секс. В сборищах участвуют и несовершеннолетние. И название какое придумали вакханалиям - "Планерка". Где тут понятие чести, совести, долга! Культивируются извращенность, жестокость, насилие… Под звуки рок-поп-музыки мелькает фашистская символика, знаки неофашистских партий. Присмотритесь, порой можно увидеть эти знаки на стенах зданий, заборах, в подъездах домов...

Вспомнилась статья "Кощунственные игры". Автор ее ленинградец В. Кошванец. Опубликована она в областной молодежной газете "Комсомольское знамя" от 2 декабря 1987 года. Прочтите ее! Подумайте, к чему приводят наши беспечность и потеря элементарной бдительности? Подростки организовывались в фашистские группы, бесновались, измывались над людьми, убивали.

Не их ли тенью стал Елисеев. Он учился в Ленинградском СПТУ-41. Не окончил его: отчислили. Вот присланная оттуда на него характеристика: "Проявлял себя как недисциплинированный учащийся. Халатно относился к занятиям: пропустил без уважительных причин 300 часов. Имел задолженности по шести предметам. Неуравновешенный, грубый. В апреле нынешнего года А.А. Елисеев был задержан органами милиции Петродворцового района в компании дружков. Все они имели вид фашиствующих молодчиков".

Вот такие и берут под свое влияние подростков, когда мы дремлем, когда о воспитательной работе лишь разглагольствуем, сводим ее к формализму, когда родители сосредоточивают все свое внимание на том, чтобы их дети лишь бы были сыты, со вкусом одеты, ни в чем не нуждались, когда в школах все еще существует разрыв между обучением и воспитанием, хотя этот процесс единый, когда бывает пассивна общественность. Не следует сгущать краски, но и недооценивать не надо негативные процессы в поведении молодежи. Чего ждем? Когда подростки, беснуясь на дискотеках, выйдут на улицы и организуют шествия с гиканьем и душераздирающими воплями, возьмутся за дубинки и будут крушить все вокруг, когда их вожаки и молодчики оденут формы штурмбанфюреров и будут заставлять глумиться над стариками и детьми? Успокаиваем себя тем, что милиция, дружинники такого не допустят? Зачем доводить до этого!

В Кирсанове неформально создана группа рок-музыки "Хэви-метл". Обосновалась она в спортивном зале завода "Текстильмаш". Там и устраиваются дискотеки, которые притягивают к себе молодежь. Но насколько они высококультурны, идейны по содержанию?! Шефство над этой группой взял на себя горком комсомола. А где же его организаторская роль? В клубе верховодят В.Г. Михайлов, А.А. Резванцев, С.А. новичков. Почему отдали им на откуп молодежь?

Думается, все это должно стать предметом широкого, может, нелицеприятного разговора на комсомольских собраниях, в школьных коллективах, собраниях родителей, общественности, на страницах местной печати.
А. Иванов.

«Ленинец», № 6 (13360), 12 января 1988 г.