Герб города Кирсанова

В. Котельников
Военный комиссариат в годы войны...

Страницы прошлого листая…

Начало Великой Отечественной войны для руководства страны и всего советского народа, несмотря на ее неизбежность, все-таки явилось большой неожиданностью. Об этом может свидетельствовать и тот факт, что мобилизация на территории Кирсанова и Кирсановского района началась не 22 июня 1941 года — в день нападения фашистской Германии, а только 23 июня, спустя почти сутки.

Кирсановский районный военный комиссариат располагался по тому же адресу, что и сейчас — улица Советская, 12 — в здании, принадлежавшем ранее купцу Алипову. Возглавлял его полковой комиссар Миронов Федор Антонович. Штат военного комиссариата, включая офицеров и вольнонаемных, составлял около 15 человек. На плечи этих людей и легли основные организационные трудности первых дней и месяцев войны.

Несмотря на некоторые проблемы, мероприятия, проведенные военным комиссариатом с началом войны, позволили начать плановый призыв и поставку мобилизационных людских и транспортных ресурсов в Вооруженные Силы Советского Союза и воинские формирования других наркоматов и министерств, в которых законом была предусмотрена военная служба. За первые три дня с территории г. Кирсанова и Кирсановского района было мобилизовано и отправлено в воинские части согласно предназначению 1106 человек и 112 единиц техники с водителями.

Однако первые дни мобилизации выявили и ряд проблем, которые сказались на полном и планомерном выполнении установленного задания. Анализ документов первых дней войны показал, что планы поставки ресурсов полностью в установленные сроки выполнены не были. Несмотря на то, что всем командам был предназначен резерв, допоставка ресурсов проводилась еще в течение семи, а по некоторым воинским формированиям и до 10 суток. Основными причинами такого положения дел в первую очередь можно назвать медленную перестройку сознания граждан на военный лад, неосознание той угрозы, которая нависла над Советским Союзом. Согласно идеологическим установкам того времени, каждый советский гражданин был уверен, что «РККА на любой удар ответит троекратным ударом, будет бить врага на чужой территории и одержит победу малой кровью».

Вместе с этим надо отметить, что уже по истечении первых суток сборные пункты военного комиссариата заработали достаточно ритмично, качество оформляемых документов на призванных граждан заметно улучшилось. Сборный пункт военного комиссариата в тот период располагался в здании школы № 5 (нынешнее здание школы № 5 построено гораздо позже описываемого времени — прим. Р.П.). Начальником пункта был назначен Решенин, заведующим отделением формирования команд — Петров, которые руководили данным пунктом до середины августа 1941 года.

Архивы военного комиссариата позволяют назвать имена первых жителей Кирсанова и Кирсановского района, призванных по мобилизации. Это Антонов Сергей Николаевич, член ВЛКСМ, Чернышев Матвей Георгиевич, кандидат в члены ВКП(б), 1912 года рождения, Саблин Николай Арсентьевич, беспартийный, 1914 года рождения. Пункт назначения для них был войсковая часть № 2638 г. Рассказово Тамбовской области. Военная судьба не пощадила их: М.Г.  Чернышев погиб в бою 23 июля 1943 года, Н.А.  Саблин пропал без вести в мае 1942 года, следы С.Н.  Антонова после призыва установить не удалось.

О том, в какие части уходили кирсановцы в первые дни войны, свидетельствуют архивы военного комиссариата.

23 июня 1941 года отправлены: 4 отдельный дивизион бронепоездов г. Брянск — 4 человека; Балтийский флот, в том числе Либавская морская база г. Кронштадт, г. Ленинград, г. Новый Петергоф — 28 человек; 18 отдельных железнодорожный батальон г. Тамбов — 12 человек.

24 июня 1941 года: 675 аэродромный батальон г. Рассказово — 8 человек; 2593 артиллерийский полк ст. Рада — 37 человек; 268 железнодорожный полк г. Мичуринск — 53 человека; 27340 стрелковый полк ст. Рада — 386 человек; 28198 гаубичный полк ст. Рада — 4 человека; 29314 стрелковый полк ст. Рада — 85 человек.

25 июня 1941 года: 308 железнодорожный полк г. Мичуринска — 43 человека, 31171 отдельный батальон связи — 28 человек, 32126 артиллерийский полк — 103 человека.

Кроме этого, ресурсы отправлялись небольшими партиями в распоряжение начальника лагерного сбора на ст. Рада и некоторые воинские части по их условным наименованиям.

26–27 июня на территории г. Кирсанова начал формироваться эвакогоспиталь № 1110. 8 июля 1941 г. он был окончательно сформирован. Первым начальником госпиталя был назначен военврач 3-го ранга Пономарев. Располагался госпиталь в здании средней школы № 3. Здания школы № 2 и Уваровщинской средней школы также были заняты под эвакогоспитали.

На территории современного училища гражданской авиации размещался 2-й запасной кавалерийский полк. На окраине города — там, где ныне находится профессиональный лицей № 3, осенью 1941 года началось строительство и размещение 9-й авиашколы ВВС Красной Армии.

По истечении первых трех суток мобилизации военный комиссариат продолжал выполнять задания по призыву и отправке граждан и техники в войсковые части, находящиеся на территории Тамбовской области. Всего до конца июня 1941 года в войска было отправлено около 1400 человек и 163 единицы техники.

Неудачи первых дней войны, значительные потери личного состава воюющей армии, сдача советских территорий, на которых проживало значительное количество призывных ресурсов, призвать по мобилизации которых не удалось (а зачастую призванные по мобилизации после артобстрела и бомбежек разбегались по лесам, возвращаясь затем к месту жительства на уже захваченные территории) — все эти трудности потребовали от государства дополнительных ресурсов для удовлетворения потребностей армии в личном составе.

Согласно данным Всесоюзной Книги памяти, только в первые месяцы войны СССР понес потери в живой силе около 5 млн. человек, в том числе убитые, попавшие в плен, санитарные потери (раненые). 500000 человек, призванных по мобилизации из западных областей, на укомплектование войск не поступили в связи с тем, что на этапе формирования попали в окружение, были разбиты на пути следования и по другим причинам.

Кирсановский районный военный комиссариат в начале июля получает задание на призыв по мобилизации дополнительно еще около 60 человек. Хочется отметить, что в это время кирсановцы начали в полной мере осознавать всю тяжесть свалившейся на государство беды, и это изменило сознание большей части населения. Уже с 7 июля 1941 г. военный комиссариат начал осуществлять призыв и отправку на фронт добровольцев. В первых рядах на фронт уходили члены и кандидаты в члены ВКП(б) и члены ВЛКСМ. Всего за июль военным комиссариатом призван и отправлен в действующую армию 141 доброволец, из них 34 комсомольца. В архиве военного комиссариата имеются списки первых добровольцев. Вот имена некоторых из них: Солопов Николай Александрович, 1916 года рождения, уроженец села 1-я Иноковка, рядовой, пропал без вести в июле 1941 года; Соннов Николай Александрович, 1921 года рождения, уроженец г. Кирсанова, старшина, погиб в бою 5 августа 1943 года; Солопов Григорий Григорьевич, 1915 года рождения, уроженец села 2-я Иноковка, рядовой, пропал без вести в январе 1944 года. Практически все первые добровольцы-кирсановцы сложили головы на полях сражений.

В течение августа-сентября 1941 года военный комиссариат выполнял задания по комплектованию военных училищ. Кирсановцы направляются для комплектования 1-го и 2-го тамбовских пехотных училищ, артиллерийско-технического и кавалерийского училищ г. Тамбова. Одновременно военный комиссариат направляет кирсановцев на формирование 325-й стрелковой дивизии в г. Моршанск — 152 человека и 3-й запасной стрелковой бригады ст. Рада — 754 человека, 323-й стрелковой дивизии — 160 человек. Кроме того, в этот же период формируется рабочая команда из мужчин разных возрастов численностью 425 человек, отданных в распоряжение начальника 55-го полевого военного строительства, рабочая команда численностью 100 человек отправляется в распоряжение Тамбовского областного военного комиссариата, порядка 500 человек для доукомплектования маршевых рот и батальонов. Всего за август-сентябрь военным комиссариатом было призвано и направлено в войска, военные училища и в рабочие команды более 2500 человек.

В этот же период перед военным комиссариатом возникает проблема борьбы с дезертирством. Вместе с отступающими войсками, эвакуируемым населением на территорию города Кирсанова и Кирсановского района прибывает большое количество мужчин призывного возраста, уклонившихся в своих районах (в прифронтовой полосе) от мобилизации, а также призванных по мобилизации, но не дошедших до своих частей ввиду их отступления, бомбежек эшелонов, паники и в некоторых случаях прямого дезертирства. Всех выявленных таким образом граждан военный комиссариат обязан был проверить через органы РОМ НКВД и при отсутствии в их действиях состава преступления направить на фронт. В некоторых случаях материалы дела направлялись в военный трибунал. Приговоры военного трибунала выносила «тройка» — выездная сессия военного трибунала Тамбовского гарнизона, которая рассматривала преступления, совершенные военнослужащими, и принимала решения согласно законам военного времени.

Однако надо признать, что карательные меры военного времени не были столь суровы, как принято считать — как правило, приведение в исполнение высшей меры наказания — расстрела — откладывалось до окончания войны, а виновные отправлялись на фронт, что соответствовало интересам военного времени, когда каждый боеспособный человек был на счету. Характерен пример в отношении двух бойцов, находившихся на излечении в Кирсановском военном госпитале — Семишкина Василия Спиридоновича (1921 года рождения) и Старикова Гавриила Васильевича (1920 года рождения). 10 августа после выписки из госпиталя они были направлены в свою часть, однако вместо этого отправились на родину Семишкина в село Вячка, где находились до 18 сентября 1941 года и были задержаны председателем сельсовета. За данное преступление оба были приговорены к расстрелу, но, учитывая молодой возраст и то, что они принимали участие в боях, военный трибунал изменил меру наказания — расстрел — на 10 лет лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора до окончания военных действий и направил Семишкина и Старикова в действующую армию. В большинстве случаев, согласно законам военного времени, осужденные и отправленные на фронт бойцы по ходатайству командиров частей за подвиги, совершенные на фронте, или полученные ранения освобождались от наказания и судимости с них снимались. Во всяком случае, так было еще до выхода в свет известного приказа Верховного Главнокомандующего И. Сталина № 227, более известного как «Ни шагу назад».

Надо сказать, что положение на фронте прямо отражалось на патриотическом настроении масс. Осень-зима 1942 года. Враг рвется к Москве и Ленинграду, идут бои под Киевом, полностью оккупирована Белоруссия, Прибалтика — и в это время в военном комиссариате сокращается число добровольцев, дезертирство приобретает массовый характер, в некоторые дни октября задерживается до 40 и более военнослужащих, отставших от эшелонов и различных колонн и возвратившихся к месту жительства. В этот период заработали в экстренном режиме военные трибуналы, в некоторые дни военный комиссариат получал по нескольку десятков приговоров в отношении военнослужащих с решением о немедленной отправке на фронт.

Несмотря на принятые меры, людских ресурсов для покрытия потребностей Красной Армии все же не хватало. Это подтверждает тот факт, что в ноябре военный комиссариат получает задание на призыв рядового и младшего начальствующего состава за счет спецучета (то есть так называемой «брони») органов НКВД, железнодорожного транспорта, тюрьмы, пожарной охраны. Однако военный комиссариат встретил сильное противодействие этих органов, о чем 20 ноября 1941 года военный комиссар города Кирсанова Ф.А.  Миронов был вынужден доложить военному комиссару области: «Доношу, что данный Вами наряд об отправке 30 человек рядового и младшего начальствующего состава за счет спецучетников не выполнен. Все военнообязанные, состоящие на службе при организациях НКВД, железнодорожного транспорта, тюрьмы, пожарной охраны, СХИТК № 4 и связи — последние, несмотря на мои приказания и распоряжения районного комитета партии, категорически отказались отпускать военнообязанных, предназначенных для отправки по соответствующим ВУС, базируясь на том, что без решения областных своих организаций отпустить не могут, в частности, начальник РОМ НКВД заявил, что у него имеется соответствующее указание по данному вопросу. Прошу Вашего соответствующего указания».

В декабре 1941 года по решениям судов из тюрем начинают освобождать граждан, совершивших преступления небольшой и средней тяжести, отбывших половину и более срока. Данные лица после освобождения немедленно доставлялись в военный комиссариат и отправлялись в Тамбов в распоряжение начальника пересыльного пункта для восполнения маршевых рот и батальонов, отправляемых на фронт.

Одновременно с призывом по мобилизации граждан, пребывающих в запасе, военный комиссариат осуществлял призыв на военную службу граждан, достигших призывного возраста (призывников). Здесь следует отметить, что до Великой Отечественной войны призывной возраст был установлен в 19 лет, но уже осенью 1941 года этот возраст был снижен до 18 лет, и по призыву осенью 1941 года в Вооруженные Силы были направлены граждане 1922–1923 годов рождения (призывники первой волны). Из числа граждан этих годов рождения только единицы вернулись с полей сражения. Всего за осень 1941 года военным комиссариатом было призвано более 1500 человек, в том числе в сентябре 1941 года — 797. Из них 63 члена ВЛКСМ добровольно изъявили желание служить в воздушно-десантных войсках и 14 сентября 1941 года были отправлены на фронт.

Было бы несправедливым за сухими статистическими цифрами забыть имена тех людей, благодаря которым, не останавливаясь ни на минуту, день и ночь в военном комиссариате кипела работа по обучению, подготовке и отправке людей на фронт, осуществлялась огромная по объему канцелярская работа по учету мобилизуемых ресурсов, выдаче соответствующих справок населению. Полковой комиссар Федор Антонович Миронов, который возглавил эту работу в самый трудный начальный период, 12 марта 1942 года убыл в распоряжение начальника отдела кадров Приволжского военного округа. Офицеры, служившие вместе с ним — заместитель военного комиссара, интендант 3 ранга Гурьянов Павел Михайлович, начальник 2 части Попов Борис Иванович, младший командир запаса Измятинский Федор Ильич, вскоре также были направлены в действующую армию, а их место заняли офицеры, прошедшие лечение в местных госпиталях или комиссованные в связи с тяжелыми ранениями. В дальнейшем в течение войны состав военного комиссариата неоднократно менялся. Всю войну прослужил в военном комиссариате машинист Яковлев Георгий Николаевич — мастер своего дела, печатавший «вслепую». Бок о бок с ним трудились вольнонаемные работники — писарские учетчики Спиридов Иван Тихонович, Бибичев Федор Ерофеевич, шофер Селиванов, сторожа, истопники, конюхи…

С 22 марта 1942 года военный комиссариат возглавил старший батальонный комиссар Т.М.  Леознов. Вот под его начало и пришла в марте 1943 года 17-летняя десятиклассница Селиванова Анна Кондратьевна и была сразу же назначена начальником секретной части. Благодаря ее воспоминаниям мы узнали имена людей, служивших в военном комиссариате в те годы: начальник мобилизационной части подполковник Ефремов, капитан Евтеев, начальник 2 части, осуществлявшей призыв, старший лейтенант Фомин; начальник 3 части майор Фролов; начальник 4 части капитан Еремин, инструкторы, обучавшие допризывников, — Тютиков, Самодуров, Качков, Квасков; начальник финансовой части Сербин, кассир Старостин, бухгалтер Аникин, уже упоминавшийся машинист Яковлев. Анна Кондратьевна прослужила начальником секретной части до 1 августа 1947 года, перенося все тяготы службы наравне с мужчинами-офицерами.

Подводя итог, следует отметить, что в течение первого года войны военным комиссариатом была проделана колоссальная работа по комплектованию войск людскими ресурсами, техникой, лошадьми и другими материальными ресурсами, изымаемыми из народного хозяйства. Только личного состава призвано на фронт, учтено по книгам учета около 6000 человек, их родственникам выданы соответствующие справки для получения социальной помощи и льгот. Как и для всей огромной страны, для Кирсановского военного комиссариата это был самый тяжелый и драматический военный год.

Наш Кирсанов, №№ 133, 134, 136, 137, 30 ноября, 2, 7, 9 декабря 2005 г.