Герб города Кирсанова

Просветов Р.Ю.
«У реки Сухой Калаис...»

Из истории села Кобяки

Кобяки – одно из старейших сел Кирсановского края, возникшее в далеком XVIII веке у небольшой реки Сухой Калаис. Слово «Калаис» мордовского происхождения и означает «рыбная». В жаркое время года Сухой Калаис – приток р. Калаис – пересыхал и потому получил добавление «Сухой». Долгое время и само поселение именовалось Сухим Калаисом. Именно так оно записано в первом письменном упоминании, которое относится к 1793 году. В этом году в селе был открыт церковный приход1.

О происхождении нынешнего названия села Кобяки можно только гадать. По местному преданию, оно закрепилось за селом благодаря первопоселенцу Кобяку. Имя Кобяк татарского происхождения и былое присутствие татарского населения в этих местах несомненный факт. Более того, известны имена рязанских воевод времен Василия III Василий и Михаил Кобяковы, а также служилый российский татарин Неболса Кобяков, который в 1533 году, возвращавшись «от волошской земли» (Молдавии) в Москву, обнаружил крымских татар в Диком Поле и сообщил об этом Василию III2. Также, в 1555 году в авангарде войска И.В. Шереметьева, шедшего на крымских татар, находился большой отряд детей боярских под начальством Ширяя Кобякова3. В конце концов, среди дворянских родов, владевших имениями в Центрально-Черноземном регионе на 1700 и 1762 гг. значатся дворяне Кобяковы, которые, среди прочего, имели земли в Шацком уезде4. А известно, что еще с XVI века восточная часть современной Тамбовской области были местами хозяйственной деятельности жителей именно Шацкого уезда: служилых людей, крестьян, шацкого Черниева монастыря. Здесь имелись бортные ухожаи, рыбные ловли, бобровые гоны, зафиксированные за конкретными владельцами5. Потому версия о том, что село получило название от имени первого своего владельца или поселенца не лишено основания.

Однако в словаре Владимира Даля мы встречаем однокоренное слово «кобякнуть», которое именно в рязанской и тамбовской местностях означало ударить, грянуть, уронить, бросить, кинуть об земь, грохнуть, -ся, шлепнуться, упасть, растянуться. Учитывая то, что вокруг Кобяков существует множество небольших оврагов, может иметь место и это славянское происхождение названия села. Таким образом, в различных названиях и версиях их происхождения причудливо отразилось пребывание здесь мордовского, татарского и русского населения.

Русскими колонизаторами этих земель были, в основном, однодворцы. Так называли выходцев из мелкого служилого люда, не имевших крепостных крестьян и живших «одним двором». Первоначально они являли собой пограничную службу. В Тамбовской провинции по 1-й ревизии (1719 г.) из 166 тыс. ревизских душ однодворцы составляли 55%, в 1779 – 22,5% из 356,7 тыс. человек населения. В XIX в. они вошли в категорию государственных крестьян. Однако переход однодворцев к крестьянскому сословию начался задолго до этого.

В ревизской сказке (переписи) 1816 года первым владельцем села Кобяки значится Антон Михайлович Рачинский (1769-19.11.1825). Ему принадлежало тогда в Сухом Калаисе 149 семей (всего 1590 человек крестьян)6.

Российский дворянский род Рачинских происходил из Польши, где еще в 1630-1640-х гг. шляхтичи Рачинские получили за службу польскому королю обширные земли в разных местах Смоленского воеводства. В 1654 году Рачинские перешли на службу Московскому государству и сохранили все свои Смоленские владения, присоединенные к тому времени Россией. В этих обширных земельных владениях в Бельском уезде Смоленской губернии было родовое имение дворян Рачинских. Именно здесь в с. Татеево Бельского уезда впоследствии основал известную народную школу педагог Сергей Александрович Рачинский.

Первый владелец Кобяков сын подпоручика Михаила Константиновича Рачинского тайный советник Антон Михайлович Рачинский возвышением обязан своей сестре, вышедшей замуж за брата Е.И. Нелидовой, фаворитки Павла I (1796-1801). В начале 1790-х годов в чине поручика он попадает в число офицеров так называемого «гатчинского войска», подчиняющегося непосредственно цесаревичу Павлу. К 1794 году Антон Рачинский уже майор, командует двумя егерскими ротами. С 1796 – подполковник, командир лейб-Егерского батальона. С декабря того же года – полковник. С 1798 – генерал-майор, командир лейб-гвардии Егерского полка. С 1800 – генерал-лейтенант. В 1797 г. Павел I жалует ему пятьсот душ. В 1800 – три тысячи десятин земли. С мая по октябрь 1800 г. генерал-лейтенант Рачинский служит в должности санкт-петербургского обер-полицмейстера и переименован одновременно в тайные советники. Однако в конце 1800 года отправлен в отставку и в последующие годы в списках военных и гражданских чинов не значится7.

После смерти Антона Михайловича в 1825 году имение в Сухом Калаисе унаследовал его старший сын, крестник императора Павла I, Александр Антонович Рачинский (1799-1866). На тот момент он был капитаном Муромского пехотного полка и свойственником декабриста В.К. Кюхельбекера. Александр Антонович чуть было не оказался замешенным в декабрьском восстании 1825 года. Незадолго до этого он состоял членом преддекабристской организации «Священная артель», но, по показанию декабриста М.П. Бестужева, членом известного «Южного общества» не был, хотя и знал о его существовании. Так или иначе, 13 июля 1826 года было высочайше повелено отдать Александра Рачинского под секретный надзор и ежемесячно доносить о его поведении. А 17 ноября 1827 года он «по домашним обстоятельствам» с чином майора вышел в отставку и поспешил в родовое имение в Бельском уезде Смоленской губернии, где за ним с братьями числилось в 1828 году 1600 душ крестьян. Имение Александра Антоновича в Сухом Калаисе, к тому времени насчитывало 2803 десятин земли, а имение его жены Варвары Абрамовны Баратынской (сестры поэта Е.А. Баратынского) в Вяжлинской волости Кирсановского уезда – 1046 десятин8. Отсюда и два населенных пункта в Кирсановском уезде с названием Рачиновка: один недалеко от Кобяков, другой – близ с. Софьинка (ныне Уметский район).

После смерти Александра Антоновича Рачинского, который вместе с женой (умерла в 1891 г.) был похоронен в с. Татево Бельского уезда Смоленской губернии, земли в Кобяках унаследовал его младший сын Александр (1839-1906). Действительный статский советник, он в 1882-1883 годах был уездным предводителем Кирсановского дворянства и председателем Кирсановской земской управы9. Его сын, Константин Александрович Рачинский, стал последним землевладельцем имения в Кобяках…

Бессменными же жителями Кобяков и прилегающих к нему поселков (Филипповка, Гордеевка, Мезевка, Молоканщина, Клетинщина, Турки) были, конечно же, крестьяне. До реформы 1861 г. они принадлежали Рачинским. После освобождения кобяковские крестьяне получили земельные наделы в среднем по 1,9 десятины на душу. Правда, земли было недостаточно и крестьяне арендовали 1700 десятин земли у своих бывших хозяев. Выкупать же землю не спешили. Арендную плату отрабатывали на земельных участках помещика. Сеяли в основном рожь, просо, овес, гречиху. Все для собственного потребления, на продажу практически ничего. Хороший чернозем позволял собирать неплохие урожаи: ржи сам 7, овса сам 5 (в период 1879-1884 гг.). Глина и камни из близлежащих оврагов также служили свою роль в крестьянском хозяйстве – использовались для выкладки погребов. Леса не было, лугов настолько мало, что сена практически не косили. Накашивали немного вдоль дорог, а остальное приходилось закупать или арендовать у тех же Рачинских.

Некоторые крестьяне имели пасеки, у других были небольшие сады, состоящие в основном из яблонь, слив и груш. Из скота разводили преимущественно коров, коней, свиней, телят и овец. Последних было довольно много – 2300 голов.

Еще крестьяне кобяковской волости славились, как хорошие плугари и часто нанимались, составляя артели, для обработки помещичьей земли и в соседние волости и, даже уезды. Когда по всему уезду в ходу была еще только соха, кобяковские крестьяне обрабатывали плугом земли своего помещика Рачинского.

Однако малоземелье давало о себе знать и в 1880-х гг. из Кобяков «43 ревизских души» переселилось в Уфимскую губернию и г. Усть-Медведица. На 1884 г. всего в Кобяках насчитывалось 224 домохозяев, население 869 мужского пола и 873 женского пола, по сравнению с 10 ревизией прирост населения составил 31%. В 1913 г. в Кобяках уже 408 дворов, 1623 мужского пола, 1690 женского.

Были в селе и свои промышленные заведения – один сальный завод Степана Шмакова, другой – Матвея Шмакова, 3 водяные мельницы, из которых одна была частная и принадлежала Виктору Степанову, одна ветряная мельница у Василия Зайцева и другая у Игната Тютикова, также крупяная машина у Арсения Кванищева и другая у Анатолия Чернецова, четыре кузницы10. Кроме того, в селе были трактир и лавка, а также с 1860-х гг. земская, а с 1913 г. и церковно-приходская школы. В начале XX века на кургане возвышался кирпичный завод. А церковь была построена еще в 1857 году. В 1905 году крестьянское общество Кобяков купило у землевладельца А.Ф. Пешкова дом под здание для больницы.

Так и жили кобяковские крестьяне перед революцией 1917 года. Вели исправно свое земледельческое и животноводческое хозяйство, благоустраивали село. От тесноты переселялись на другие земли и все чаще поглядывали на соседние земли помещиков…

Материал подготовлен при поддержке генерального директора ОАО "Кристалл" Ю.М. Хохлова.

Примечания

1. Историко-статистическое обозрение Тамбовской губернии. 1911. С. 542.

2. Загоровский В.П. История вхождения Центрального Черноземья в состав Российского государства в XVI веке. Воронеж, 1991. С. 77.

3. Там же. С. 117.

4. Черников С.В. Дворянские имения Центрально-Черноземного региона России в первой половине XVIII века. Рязань, 2003. С. 267.

5. Загоровский В.П. Указ. соч.

6. Муравьев Н.В. Из истории возникновения населенных пунктов Тамбовской области. Воронеж, 1988.

7. Длуголенский Я.Н. Военно-гражданская и полицейская власть Санкт-Петербурга - Петрограда. Генерал-губернаторы, гражданские губернаторы, градоначальники. СПб.: Журнал Нева, 2001. Сс. 300-301.

8. Государственный архив Тамбовской области. Ф. 161. Оп. 1. Д. 8032. Формулярные списки губернского и уездных предводителей дворянства. 1882 г.

9. Там же.

10. Отчет о деятельности Кирсановской земской управы за 1869 г. С. 52.