Герб города Кирсанова

Марина Климкова. «Дом был вместилищем полного счастья…»: Усадьба Васильевка // Тамбовская жизнь, 2008, 30 апр. РУБРИКА: «МИР ТАМБОВСКОЙ УСАДЬБЫ»

«Дом был вместилищем полного счастья…»: Усадьба Васильевка

В начале XIX века на берегу речки с экзотическим названием Нюдевка Кирсановского уезда Тамбовской губернии была возведена одна из самых крупных дворянских усадеб округи - с просторным барским домом, каменной Свято-Духовской церковью (1813), огромным садом и конным заводом. Ее владелец Василий Александрович Недоброво (Недобров) слыл богатым человеком и умелым хозяйственником. Свои земли он получил в 1796 году от императора Павла I за отличную службу и в течение 20-ти лет освоил их, расселив крестьян в села Васильевка и Вельможино, деревни Липяги, Верхние Пески (Запрудовское) и Нижние Пески (Гунтарово).

Недоброво был одним из приближенных Павла I, начинавших свою военную карьеру в Гатчине. Как известно, завладев российской короной, императрица Екатерина II отстранила законного наследника престола, сына Павла, от политической жизни двора, и он 13 лет вынужден был жить в своей резиденции - в Гатчине. Там цесаревич создал собственную армию, которая сначала состояла всего из 8 солдат, но затем, постоянно увеличиваясь, к 1788 году насчитывала около двух тысяч человек. Судьбы гатчинских офицеров свидетельствуют о том, что великий князь приближал к себе только тех молодых людей, кто мог усердно и предано служить - дворян из бедных провинциальных семей, по отношению к которым вел себя как строгий чадолюбивый отец. Он лично знал каждого офицера, интересовался его семейными нуждами, поддерживал словом и делом. Одним из "павловских любимцев" был Василий Недоброво, дослужившийся до чина генерал-майора и ставший командиром лейб-гвардии Семеновского полка.

Уйдя в отставку, Василий Недоброво с женой Варварой Александровной, бывшей фрейлиной императрицы Марии Федоровны, поселился в своем имении, где с присущей ему энергией занялся хозяйством и развернул большое строительство. По имени владельца усадьба и село получили название - Васильевка.

Зять Недоброво А.П. Беляев, проживавший в усадьбе при селе Ершовка, вспоминал в мемуарах: Покойный мой отец был очень дружен как с Василием Александровичем, так и с его женой Варварой Александровною, дамой замечательной по уму и красоте. Она была черкесского рода, привезена с Кавказа и принята императрицею Мариею Федоровною в Смольный монастырь и потом выдана ею за командира Семеновского полка генерала Недоброво… Император Павел при отставке подарил ему 1000 душ в Тамбовской губернии… Он был отличный хозяин, мастерски устроил имение и получал огромный доход. Его дом был всем богат: он был богат и капиталом, богат гостеприимством…, богат самым роскошным столом, богат всеми возможными удовольствиями и развлечениями и богат красавицами-дочерями… - словом, этот дом был вместилищем полного счастья… был всегда полон гостей, и к нему можно было вполне применить выражение "полная чаша".

У Недоброво было восемь детей, которые, женившись и выйдя замуж, породнились с родами Арнольди, Малевинских, Панчулидзевых, Беляевых. Одна из дочерей, Надежда, вышедшая замуж за Ивана Александровича Малевинского, стала прототипом собирательного образа Наташи Ростовой в романе Л.Н. Толстого "Война и мир". О ней А.П. Беляев, писавший свои мемуары по совету писателя, сообщал: "Василий Александрович очень любил, когда вторая дочь Надежда Васильевна плясала русскую. Для этого она надевала богатый сарафан, повойник и восхищала всех гостей своей чудной грацией".

Помимо Василия Недоброво, в архивных документах Кирсановского уезда встречаются упоминания о семье его брата - коллежского советника Алексея Недоброво, владевшего селом Березовка.

Усадебный дом Васильевки был всегда полон гостей. Помимо родственников, сюда съезжались помещики изо всех окрестных усадеб, чтобы перенять хозяйственный опыт и получить ценные советы, обсудить светские новости и отобедать. Молодежь любила танцевать под оркестр, славившийся первоклассной игрой. "В Васильевке, - рассказывал А.П. Беляев, - при хорошей музыке, очень часто танцевали… Тогдашние танцы, 1820 года, состояли из экосеза, попурри, котильона - он же был самый продолжительный и самый очаровательный для влюбленного, как и мазурка; но тогдашняя мазурка была не то, что нынешняя; это был живой молодецкий танец для кавалера и очаровательный для грациозной дамы. После танцев, обыкновенно, следовал оживленный… ужин, а затем все расходились, дамы на свою половину, мужчины - на свою".

Зимой, после обеда, молодежь любила кататься на тройках, заезжая в гости в соседние усадьбы. По вечерам устраивались веселые игры: жмурки, колечко, рекрутский набор, почта, цветы. В играх, как и в танцах, юноши имели много возможностей проявить по отношению к "предмету своего воздыхания" робкие знаки внимания, что замечалось и понималось другой стороной (этот язык тайных знаков хорошо известен всем влюбленным во все времена).

Описание усадебных развлечений, сохранившихся в воспоминаниях современников, не должно сложить превратного впечатления, что будто бы жизнь Василия Александровича Недоброво представляла собой сплошной праздник. Его будни, как у всех поместных дворян, наполнялись многочисленными трудами. Роль помещика была сродни работе администратора, который при помощи управляющего должен был организовать хозяйственную деятельность имения: строительство, посев и уборку урожая, материальное обеспечение собственной семьи и крепостных крестьян. Этими делами, как правило, занимался сам Недоброво, подключая по необходимости других домочадцев. На долю его жены, Варвары Александровны, выпадало тоже немало хлопот. Она руководила обучением детей и домашним хозяйством, работами в саду и на огороде, организовывала встречу гостей, проведение обедов и балов. Словом, хозяйка дома несла на своих плечах множество обязанностей, которые порой незаметны постороннему взгляду, однако высокая оценка современников, касающаяся комфорта усадебной жизни Недоброво и роскошных приемов, являлась объективным показателем качества труда Варвары Александровны.

Частыми гостями Васильевки были Боратынские, проживавшие в том же уезде, в усадьбе Мара - "приюте младенческих годов" поэта Е.А. Боратынского. На протяжении десятков лет они не только дружили с Недоброво, но и роднились с ними. Эта дружественная связь началась со старших поколений, у которых было много общего: главы обеих семей (генералы В.А. Недоброво и А.А. Боратынский, отец поэта) начинали службу в Гатчине, затем служили при дворе Павла I; их жены после окончания Смольного института были фрейлинами императрицы Марии Федоровны; обе семьи после отставки мужей поселились в Тамбовской губернии, где стали строить усадьбы и заниматься хозяйством. Дети Недоброво и Боратынских вместе взрослели, справляли именины и свадьбы. Так, например, сын Василия Александровича, Павел, в 1838 году женился на двоюродной сестре поэта Е.А. Боратынского - вдове Елизавете Ивановне Кугушевой (урожденной Панчулидзевой). Их венчание проходило в Вознесенской церкви в Маре.

Одна из дочерей Василия Недоброво, Екатерина, получила в приданое кирсановское село Вельможино, расположенное на реке Ворона. Ее муж Александр Карлович Арнольди, занимавший какое-то время должность вице-губернатора Тамбова, был родным братом композитора, музыкального теоретика и педагога Юрия Карловича Арнольди, который в 1839 году гостил в Тамбовском крае и оставил об этом свои воспоминания.

После 1917 года усадьбы, принадлежавшие представителям семьи Недоброво, постигла та же участь, что и другие дворянские гнезда, - все они пришли в запустение и были разорены. Лишь одна из них, Вельможино, ставшая уничижительно называться просто Вельможкой, ненадолго продлила свою историю. В 1919 году она была поставлена на государственный учет и вошла в список 65-ти так называемых "культурных имений" Тамбовской губернии, которые, как считалось, необходимо было сохранить. В начале 1920-х годов в вельможенском усадебном доме, состоявшем из 28 комнат, разместился дом-интернат, однако в 1926 году здание сгорело.

В 1941 году из Рославля Смоленской области в Вельможку эвакуировался детский дом, который занял сохранившийся двухэтажный флигель усадьбы. Его директором была Александра Ивановна Ваулина - жена Николая Ивановича Ладыгина, который ныне известен как художник и поэт, слагавший оригинальные стихи - палиндромы. Любопытен и тот факт, что в 1950-х годах в вельможенском детском доме воспитывался будущий мэр Тамбова Валерий Коваль.

Свято-Духовская церковь в селе Васильевка. Фото начала ХХ в.

Свято-Духовская церковь в селе Васильевка. Фото начала ХХ в.

Воспитанники детского дома в Вельможке. В. Коваль – третий слева в первом ряду. Фото 1950-х гг. Из архива семьи Ладыгиных.

Воспитанники детского дома в Вельможке. В. Коваль – третий слева в первом ряду. Фото 1950-х гг. Из архива семьи Ладыгиных.