Герб города Кирсанова

БОРАТЫНСКИЕ В ТАМБОВЕ

Марина Климкова. Боратынские в Тамбове // Тамбовская жизнь, 2000, 6 июня.

История рода Боратынских на Тамбовщине восходит к 1798 году, когда Аврам (Абрам) Андреевич Боратынский (отец поэта) вышел в отставку в чине генерал-лейтенанта и поселился с женой Александрой Федоровной в селе Вяжля Кирсановского уезда.

После опубликования Манифеста о «вольности дворянства» 1762 года, освобождавшего дворян от обязательной государственной службы, их образ жизни в деревне в противовес карьере стал выражением гражданской независимости от государства, одной из форм личной свободы и творчества. Эта идея, проявлявшаяся в культе просвещения и «поклонении изящному», видимо, была полностью созвучна мыслям и чувствам Аврама Андреевича, который после отставки всецело посвятил себя строительству и украшению усадьбы, воспитанию многочисленных детей и общественной деятельности. В 1803 году он был выбран на три года тамбовским губернским предводителем дворянства. На этом посту отец поэта прилагал немало сил для борьбы с разного рода злоупотреблениями среди местных чиновников и распространения просвещения на Тамбовщине.

По долгу службы Аврам Андреевич часто бывал в Тамбове. Однажды, в конце 1805 года, он взял с собой на несколько месяцев в губернский город старшего сына Евгения (будущего поэта), которому в то время минуло пять лет. В одном из писем к жене Боратынский восхищенно описывал богатую, ни с чем не сравнимую, фантазию ребенка, заранее представлявшего то незнакомое место под названием «Тамбов», в которое он совершал первое свое путешествие: «Он Тамбов в воображении своем представлял и садом и зверем или какой-нибудь рекою...». В своей дальнейшей жизни Евгений Боратынский ни раз бывал в Тамбове, неизменно проезжая через него в родительскую усадьбу, получившую название «Мара», или в свою наследственную вотчину – Ядровку (Евгеньевку). Так, например, поэт писал Коншину в октябре 1829 года: «Моя жизнь, кажется, всегда будет делиться между Москвою и Тамбовом...».

Судьба многих близких родственников Евгения Боратынского тоже была связана с Тамбовом. Наиболее ярким и выразительным дореволюционным представителем рода по мужской линии являлся Михаил Андреевич Боратынский – двоюродный племянник поэта, который оставил свои воспоминания о жизни его семьи в губернском городе. О нем и пойдет речь в нашем дальнейшем повествовании.

Михаил Андреевич родился в 1855 году в родовом имении Ильиновка Кирсановского уезда в семье помещика – отставного поручика Андрея Ильича Боратынского (двоюродного брата поэта). Его дед по отцовской линии, Илья Андреевич Боратынский (дядя поэта), почти всю жизнь служил на флоте, принимая участие в морских военных кампаниях, и вышел в отставку в чине контр-адмирала. Мать Михаила Андреевича, Елена Львовна, происходила из рода Боде. Дед Михаила Андреевича по матери, барон Лев Карлович Боде (гофмаршал, тайный советник императорского двора), прославился строительством Большого Кремлевского дворца в Москве; бабушка, Наталья Федоровна, была хорошо известна как последняя представительница знаменитого в русской истории рода Колычевых, как хранительница древних его реликвий и традиций. Соединение родов Боратынских, Боде, Колычевых представляет сейчас большой интерес, поскольку каждый из них являет собой особую страницу отечественной истории и культуры.

Михаил Андреевич Боратынский свое детство провел в тамбовской усадьбе Ильиновка, затем окончил 1-ю Московскую гимназию и 3-е Александровское училище. Получив офицерский чин, он был зачислен во 2-й Гренадерский полк принца Фридриха Нидерландского и в его составе участвовал в русско-турецкой войне 1877–1878 годов на Кавказе. Он был непосредственным участником трех больших сражений – при деревни Хадри-Вали, при взятии Аланджинских высот и горы Авлиар, при штурме крепости Карс. За доблесть и отличие во время кавказских кампаний он был награжден орденом святого Станислава 3-й степени и памятной медалью.

После выхода в отставку Михаил Андреевич женился на своей троюродной племяннице Марии Михайловне Боратынской и поселился на Тамбовщине, унаследовав отцовскую усадьбу Ильиновка. Живя в Кирсановском уезде, он занимал выборную должность участкового мирового судьи, в которой был до упразднения Мирового института. В 1890-м году он похоронил жену, которая умерла от тяжелой болезни, а через некоторое время, женившись второй раз на вдове Ольге Алексеевне Рорец (дочери поэта А.М. Жемчужникова), в 1894 году переехал в Тамбов и прожил в нем 17 лет. Здесь он работал на разных выборных должностях.

Михаил Андреевич Боратынский был талантливым человеком с широким кругом интересов. Как один из последних представителей рода по мужской линии на Тамбовщине он остро ощущал свою ответственность перед историей и занимался собиранием и осмыслением семейных святынь. Его работа «Род дворян Боратынских», изданная в Москве в 1910 году, явилась впоследствии ценнейшим материалом для изучения его знаменитого рода. В ней содержится информация не только о Боратынских, живших во второй половине XVIII – начале ХХ столетия, но представлены семейный легенды и предания, рассказывающие о далеких предках, чья история уходит в глубь веков – вожде языческого племени Зоарде (V в.), Дмитрие Божедаре (XIV в.), Петре Боратынском (XVI в.) и многих других.

Помимо «Рода дворян Боратынских», Михаил Андреевич издал в Тамбове небольшую книгу под названием «Год в походе» (1910). Материалом для нее послужили его собственные письма, написанные во время русско-турецкой войны к его отцу в тамбовскую деревню Ильиновка, и воспоминания. В ней подробно рассказывается о всех военных событиях на Кавказе с красочным описанием природы тех мест и нравов местного населения; без всяких прикрас показаны ужасы войны и тяготы военной службы. Однако, при всей правдивости повествования, у читателя никогда не возникает чувства безысходности и уныния, тема долга и чести русского офицера и солдата неизменно остается главной. Судя по годам издания отмеченных здесь работ, обе они были написаны автором в городе Тамбове.

Тамбовский дом М. Боратынского на Козловской улице (Мичуринская, 9) Фото 2002 г.
Тамбовский дом М. Боратынского на Козловской улице (Мичуринская, 9) Фото 2002 г.

В Тамбове Боратынские сначала жили в особняке Саликовой (Сальниковой?) на Большой улице (на углу Варваринской площади). Следующей зимой они переехали в дом Николаевой на Большой улице – поближе к учебным заведениям, где в тот период учились дети. В третью зиму семья опять сменила квартиру и сняла нижний этаж в доме Адам на той же Большой улице. Там Боратынские прожили до 1901 года, пока, наконец, им не представился удачный случай купить небольшой, но вполне уютный дом на Козловской улице недалеко от Никольской церкви (ныне ул. Мичуринская, д. 9). Вскоре Михаил Андреевич сделал к нему пристройку, и помещение стало во всех отношениях удобным для большой семьи, которая проживала постоянно в нем до 1912 года включительно. К тому времени у Боратынского было шестеро детей (Елена, Михаил, Софья и Александра – от первой жены, Владимир и Сергей – от второй).

Большое место в жизни всех членов семьи Боратынских занимала музыка. Прекрасным музыкантом был как сам Михаил Андреевич, который играл на скрипке и виолончели, так и его вторая жена Ольга Алексеевна – талантливая пианистка. Поселившись в Тамбове, Боратынский заинтересовался постановкой музыкального образования в губернском городе. Он был выбран в члены Дирекции Тамбовского Отделения Русского Музыкального Общества и с большим энтузиазмом, как он пишет, стал принимать участие в его работе. Он познакомился и близко сошелся с директором музыкальных классов пианистом С.Б. Стариковым, закончившим Московскую консерваторию, выпускником Варшавской консерватории скрипачом И.Ф. Яржембским и выпускником Пражского музыкального училища виолончелистом В.Ф. Марешем. Всех четверых музыкантов объединила большая любовь к камерной музыке, которая вскоре зазвучала в исполнении созданного ими квартета в доме Боратынского на Козловской улице, в котором был большой зал с роялем и фортепиано. В музыкальных вечерах принимали участие все члены семьи Михаила Андреевича – Ольга Алексеевна, дочери, его старший брат Илья Андреевич Боратынский, а также многие знакомые и друзья, проживавшие в Тамбове. Впоследствии одна из дочерей Боратынского, Софья Михайловна, вышла замуж за И.Ф. Яржембского.

Квартет в доме на Козловской. Слева направо И.А. Боратынский, И.Ф. Яржембский, М.А. Боратынский, В.Ф. Мареш. Фото 1910-х гг.
Квартет в доме на Козловской. Слева направо И.А. Боратынский, И.Ф. Яржембский, М.А. Боратынский, В.Ф. Мареш. Фото 1910-х гг.

Михаил Андреевич в конце своей жизни с большим удовлетворением вспоминал о том времени: «...наш дом был средоточием всякой музыки, но главным образом камерной. Вели мы жизнь тихую, семейную, в карты, как в других домах, у нас никогда не играли и потому нас редко кто посещал вечерами, кроме музыкантов... Я выписывал и получал ноты для всего состава и в конце концов образовалась хорошая библиотека, были почти все симфонии Бетховена, некоторые симфонии Шумана, Шуберта, несколько квинтетов и между прочим «12-й год» Чайковского и другие вещи... Это время надо считать самым расцветом нашей домашней музыки...».

С фамилиями Старикова, Яржембского и Мареша – завсегдатаев музыкального салона Боратынских – неразрывно связана история Тамбовского музыкального училища. Так, благодаря энергии Старикова, занимавшегося сбором пожертвований и субсидий, а также при меценатском содействии В.М. Петрово-Соловово, удалось возвести здание училища в центре города, которое и по сей день радует горожан как своим стильным архитектурным обликом, так и постоянными музыкальными концертами.

Михаил Андреевич в тот период своей жизни был связан не только с музыкальной жизнью Тамбова, но и литературной. Его тесть поэт Алексей Михайлович Жемчужников был постоянным гостем в его тамбовском доме; он вместе с Боратынскими каждое лето выезжал в усадьбу Ильиновка. По воспоминаниям Михаила Андреевича, Жемчужников часто выносил на суд его семьи свои новые стихи и всегда просил высказывать критические замечания. Своей дочери, Ольге Алексеевне Боратынской, он посвятил стихотворение «Родная природа» (Ильиновка, июль 1901г.), в котором противопоставил естественность и красоту уединенной деревенской жизни на лоне природы современному урбанизированному городу, по его глубокому убеждению, убивающему в человеке все его лучшие качества души и разума:

О, город лжи; о, город сплетен,
Где разум, совесть заглушив,
Ко благам нашим беззаботен
И нам во вред трудолюбив;
Где для утробы вдоволь пищи,
Но не довольно для ума;
О ты, веселое кладбище!
О ты, красивая тюрьма!
Давно мне воли было надо;
Просторный нужен был мне вид –
И вот уж стен твоих громада
Ни дум, ни взора не теснит...

В тамбовском доме Боратынского, очевидно, бывали его троюродные сестры, проживавшие в ту пору в усадьбах Мара и Сергиевка – Александра Сергеевна и Анастасия Сергеевна Боратынские, Софья Сергеевна Чичерина (урожденная Боратынская), а также их единоутробная сестра Елизавета Антоновна Дельвиг (единственная дочь поэта А.А. Дельвинга). Как известно, они часто бывали в Тамбове и, возможно, останавливались у своих родственников, с которыми были очень дружны. По-видимому, здесь бывали и дети поэта – Лев Евгеньевич Боратынский и Зинаида Евгеньевна Геркина (Геркен).

Михаил Андреевич Боратынский страстно увлекался фотографией и создавал фото-летопись своей семьи. В 1912 году он принял участие в международной фотовыставке, о чем свидетельствуют архивные документы и каталог работ. Михаил Андреевич был обладателем и живописной летописи рода Боратынских – фамильной портретной галереи, располагавшейся в Ильиновке. Она была представлена портретами его дедов и бабушек (Боратынского, Барышниковой, Боде, Колычевой), матери (Елены Львоны) и других видных представителей семьи. В 1919 году, стараясь сберечь портретную галерею от бессмысленного уничтожения крестьянами, Михаил Андреевич передал ее значительную часть в Тамбовский Народный музей, тем самым сохранив для потомков художественную память о знаменитом роде.

В Тамбове давно живет идея о создании литературного музея. Любители искусства от всего сердца сожалеют, что некогда был снесен дом Жемчужникова и сгорел дом Барятинских, которые могли бы стать удобным прибежищем муз. Почему бы не воплотить мечту о музее в доме Боратынских на бывшей Козловской улице, который в начале ХХ столетия нес традиции музыкально-литературных салонов? Конечно, этот дом, хорошо сохранившийся до наших дней, по своей скромности не несет значение яркого памятника архитектуры, тем не менее, безусловно, является достойным монументом тамбовской истории и культуры.