Герб города Кирсанова

Кирсановская полиция
По книге: Тамбовская полиция в начале XX века: документы и материалы / Сост. Н.В. Токарев. — Тамбов: изд-во ТОИПКРО, 2006. — 383 с.

С открытием в 1779 году Тамбовского наместничества для исполнения полицейских обязанностей в г. Кирсанов был назначен городничий с штатными командами из нижних чинов, а в уезде земский суд, штат которого состоял из земского исправника, двух заседателей от дворян, секретаря, канцеляриста, подканцеляриста, копииста и сторожа. Этот штат земских судов остался без изменения и с переименованием Тамбовского намемстничества в губернию в 1796 г.

В 1837 г. состав земских судов был изменен и с того времени состоял из земского исправника и двух непременных заседателей, избиравшихся дворянством, двух заседателей от поселян, секретаря, регистратора, двух повытчиков заведовавших столами, с несколькими канцелярскими чиновниками и писцами, и трех рассыльных. Вместе с тем, Кирсановский уезд был разделен на три стана. Для заведования станами определялись Губернским Правлением участковые заседатели или становые пристава из дворян и чиновников, в распоряжении которых, для исполнения их приказаний, состояли тысяцкие, пятисотские (или старосты), сотские, десятские и по одному рассыльному. Число последних, как при земских судах, так и становых приставах, могло быть увеличено, смотря по надобности и по особым представлениям губернского начальства.

В первой половине 1863 г. все упомянутые полицейские учреждения были заменены. Штат уездных полицейских управлений состоял: из уездного исправника, помощника его, двух заседателей от дворян, двух от поселян, секретаря, двух столоначальников и регистратора.

В 1878 году, в помочь становым приставам в уезде были учреждены полицейские урядники, которые распределялись губернатором по уездам и станам сообразно с местными условиями.

Во второй половине 1889 г. заседатели от дворян и поселян в уездных полицейских управлениях упразднены и таких образом эти учреждения утратили свое коллегиальное значение.

К началу XX века в Кирсановском уездном управлении состояли — по городу: 2 полицейских надзирателя и 14 городовых (2 старших), а по уезду: 3 становых пристава, 12 урядников, 215 сотских и 768 десятских.

(Сборник-календарь Тамбовской губернии на 1903 год. Тамбов, 1903. Раздел VII. С. 3–5.)

В 1900 г. на должности кирсановского уездного исправника состоял Константин Юльевич Старынкевич. Бывший офицер Литовского полка, он давным-давно был сюда назначен Фредериксом. «Молодой, красавец, силач, любитель и любимец женщин, — пишет о нем в своих воспоминаниях тамбовский губернатор Н.П. Муратов, — не дурак выпить, не взяточник, Старынкевич сразу стал в губернии заметной фигурой. Большой любитель пожарного дела, он на одном из кирсановских пожаров угодил под какую-то падавшую балку, ударившую его по спине. Потерявши после этого случая силу и значительную часть здоровья, бросив пить и заведя для ходьбы палочку, Старынкевич сохранил, однако, всю свежесть ума, ставшего как будто еще острее. Назначенный Ржевским тамбовским полицеймейстером, Старынкевич пережил Ржевского, Лауница, Янушевича, меня, Ошанина, Салтыкова и лишь в конце губернаторства последнего, совершенно больным и расслабленным. был назначен советником губернского правления. Он скончался вскоре после октябрьского переворота. Когда Лауниц, выйдя, как и я, из вагона, увидал Старынкевича, с его шатающейся походкой и палочкой, он тут же сказал: «Очень приятно познакомиться, но мне нужен полицеймейстер с ногами». «Так точно, ваше превосходительство, но я думаю, что недурен полицеймейстер и с головой», — ответил Старынкевич.

«Недурно сказано«, — улыбаясь, сказал Лауниц, — »будем служить-с«.

С большой остротой ума, удивительным тактом, Старынкевич соединял выдающуюся проницательность. Его острые глаза, как сильные объективы какого-нибудь фотографического аппарата, сразу, до мельчайших подробностей. отпечатывали в его мозгу фигуру нового человека и по этому снимку он, как по книге, читал все, что ему нужно было знать. Я поразился, как сразу я был Старынкевичем разобран со всеми особенностями моего ума, характера, темперамента, даже до интонации и оттенков моего голоса. Правда, я ни для кого никогда не был загадочной натурой; но чтобы так скоро, почти сразу… это было поразительно! Дело дошло до того, что Старынкевич по телефонному звонку знал, что его ожидает la pluie ou le bean temps и, соответственно этому, откликался или примолкал. Бывало, на следующий день, когда раздражение уляжется и на смену ему явится добродушие спросишь:
«Сознайтесь, когда я вчера звонил и человек сказал, что Вы уехали, были Вы дома?«.
«Так точно, был«.
«Почему же не подошли к телефону?«.
«Что я, дурак что ли!«.

В первые годы, когда в моих решениях и словах было так много необдуманной горячности, Старынкевич сослужил мне большую, незабываемую службу. Выслушав мой приказ, в котором был большой напор раздраженного чувства, он исполнял его по форме точно, но силу напора ослаблял, буфером своего ума — умеряя резкость удара. Незабываемой заслугой Старынкевича была для меня его действительная внимательность к моей безопасности и возможно, что без него я не уцелел бы.

Обвиняли Старынкевича: в двуличности, в длинном языке, говорившем в глаза одно, за глаза другое, в неискренности… Возможно, что говорившие это и правы и что при моих заместителях я подвергался излишней критике, но куда же было ему девать свой ум, свою наблюдательность, свой язычок, для которого он и родного отца вряд ли пощадил! При всем том, я глубоко уверен, что к жене, бабушке, детям и ко мне, как члену семьи, Старынкевич относился искренно и любовно. Не мог он притворяться, когда по целым часам болтал с детьми или по вечерам, устроившись уютно около самовара и выложив на стол портсигар, рассказывал жене, бабушке и мне, выходившему размяться из кабинета, удивительные истории былых времен. И за что он мог не любить нашу семью, которая встречала его всегда с такой лаской и приветом? А уж жену, я знаю наверное, он и любил, и не только уважал, но и почитал и в ней, может быть, одной не находил ничего такого, над чем бы мог улыбнуться его острый ум.

(Цит. по: Тамбовская полиция в начале XX века: документы и материалы / Сост. Н.В. Токарев. — Тамбов. — С. 10–11.)

Бывший тамбовский вице-губернатор князь Д.С. Урусов вспоминал: «Старынкевич, человек умный, опытный и остроумный умел обходиться со всеми губернаторами, при которых он служил. На моей памяти, в Тамбове сменились 4 губернатора — Ржевский, Лауниц, Янушевич и Муратов, все люди разного направления, воспитания, привычек и вкусов. Все они до известной степени оказывались под влиянием Старынкевича«.

(Цит. по: Тамбовская полиция в начале XX века: документы и материалы / Сост. Н.В. Токарев. — Тамбов. — С. 8–9.)

Было бы небезынтересно услышать голос самого К.Ю. Старынкевича, еще кирсановского исправника. Вот его рапорт тамбовскому губернатору С.Д. Ржевскому о необходимости преобразования полиции и основных направлениях ее реформирования от 22 сентября 1900 г.:
«Вследствие предписания от 5 августа сего года за № 2625 имею честь представить Вашему Превосходительству нижеследующие свои соображения по делу о преобразовании полиции.

В основу общего преобразования полиции, по моему мнению, должны лечь следующие положения:
1. Уничтожение названия «полиция«; столь нелюбимого народом, не забывшем еще деятельность дореформенной полиции. Заменить это название названием »охрана«, отвечающим существу обязанностей и роду деятельности современной полиции, было бы вполне целесообразным.
2. Установление образовательного ценза для чиновников полиции и требование полной грамотности от урядников и посредственной — от остальных низших чинов.
3. Замена выборного начала в сельской полиции службой по назначению.
4. Учреждение губернского полицейского резерва, из коего чиновники могли бы получать назначения на открывшиеся вакансии и командировки для временного исправления должностей по разным случаям.
5. Учредить при резерве школ и курсов для подготовки людей к полицейской службе.
6. Увеличение окладов содержания чинов полиции; и
7. Учреждение эмеритуры чинов полиции всей империи.
По вопросу о частных преобразованиях, желательных для Кирсановской полиции, имею честь доложить следующее:
1. Настоятельно необходимо увеличить содержание Полицейским Надзирателям, которые, получая всего 600 рублей в год, принуждены тратить ежегодно до 150 рублей на служебные разъезды, обязательные, в силу необходимости, при объездах города в весеннюю и осеннюю погоду, при розысках, требующих быстроты, при исполнении срочных поручений и т.п.
2. Необходимо увеличить команду городовых, прибавив к существующим по штату 2 старшим и 12-ти младшим еще одного старшего и 5 младших. Такое изменение штата вызывается как численностью населения, так и ростом города и тем значением, которое он приобрел за последнее время, сделавшись по разным причинам, центральной хлебной биржей огромного района. В настоящее время в Кирсанов съезжаются из губерний Тамбовской, Рязанской, Пензенской, Саратовской и других хлеботорговцы (между ними масса евреев), мельники, маклеры, землевладельцы, управляющие имениями и совершают сделки, общая сумма доходит до 10 миллионов рублей в год. В базарные дни город бывает полон приезжего люда; разгул, нарушения порядка и преступления в это время не редки. Между тем, во всем городе имеется только один полицейский пост, так как все остальные городовые бывают в рассылке: одни в качестве свидетелей находятся в камере городского судьи или уездного члена окружного суда, другие в наряде или в обходе по городу, третьи — и их всегда большинство — заняты исполнением побочных полицейских обязанностей - разноской судебных повесток, объявлений и извещений, окладных листов и тому подобных бумаг, которые за год приходится городовым разнести до 25 тысяч. Благодаря этому не редкость, что в случае какого-либо происшествия, требуемого немедленного сбора нескольких городовых, нельзя найти и одного.
3. Необходимо назначить суммы для найма 2-х сторожей при полиции и по одному при каждому станционном приставе, так как в противном случае для надзора за арестантскими придется употреблять городовых и стражников.
4. В состав урядников уезда необходимо прибавить одного в район первого стана, так как трех имеющихся в нем урядников недостаточно: будучи протяжением около 130 верст и около 50 верст в поперечнике, стан этот вмещает в себе крупнейшие экономии в уезде, имеет несколько конокрадских гнезд и три пункта тайного вгона степного скота из Саратовской губернии.
5. Полезно было бы предоставить урядникам право разъезжать по желанию верхом или в экипаже, так как во-первых урядники не из кавалеров, ездя верхом, не умеют воспользоваться при случае преимуществами всадника, а лишь напрасно измучивают себя и лошадь и во-вторых уряднику экипаж часто бывает необходим, например, когда приходится возить с собой по участку какое-либо лицо, нахождение которого при уряднике почему-либо важно для дела.

По поводу замены выборных сотских и десятских наемными стражниками я могу сказать, что эта реформа, по крайней мере, в Кирсановском уезде, вызывается действительной, давно назревшей необходимостью. При громадности урядничьих участков и массе дела, урядник всегда находится в разъездах вследствие чего полицейская власть в деревне почти всегда отсутствует, ибо у старшины и старосты много своих специальных обязанностей, сотские же и десятские представляют внушительную силу лишь в общем числе (первых в Кирсановском уезде 215, а последних 786 человек), взятые же в отдельности, по своим обществам, они являются полицейскими чинами лишь по названию и приносят делу полиции скорее вред, чем пользу. Служа за ничтожное вознаграждение, а иногда и совсем бесплатно, лучшие из них по нравственности стараются уклониться от исполнения своих обязанностей, чтобы не нажить себе врагов, которые в деревне страшны тем, что обыкновенно мстят с помощью поджогов. Другие, худшие, пользуясь своим служебным положением, только ищут случая, что опить кого-нибудь; третьи, наконец, делаются тайными друзьями и пособниками местных воров и преступников, за что пьют и живут на их счет. До какой степени редки в должности сотских хорошие люди, видно из того, что из 215 сотских Кирсановского уезда только 6 человек можно назвать вполне надежными. И это не случайное, только в настоящем году замечающееся явление, не ряд ошибок, допущенных выборщиками, это естественное последствие применения выборного начала к полицейской службе. Обязанности сотского таковы, что дельный, честный, трезвый и энергичный крестьянин в этой должности может сделать много неприятного худшему элементу своего сельского общества, этот же элемент, к несчастью, на сходе сила, с которой остальным чинам сходу бороться страшно. Поэтому обыкновенно и случается так, что представитель интересов полиции и исполнительный ее орган в деревне избирается по указанию именно той части общества, против которой он предназначается работать. Какими качествами должен отличаться такой избранник, понятно само собой. Состав десятских, служащих бесплатно, еще хуже.

Таким образом, не может быть сомнения, что введение института стражников, совершенно устраняя высокую зависимость сельской полиции от общества, дает полную возможность улучшить личный состав ее путем подбора в стражники людей вполне соответствующих своему назначению, особенно если им будет назначено такое содержание, ради которого на тяжелую и зачастую опасную полицейскую службу пойдут лучшие люди из крестьянской среды. По местным условиям такое содержание им не должно быть меньше 216 р. в год, из коих 120 р. жалованья, 36 руб. квартирных и 60 р. на содержание лошади, без которой служба стражника немыслима.

Для успешности службы стражника, участок его включая крестьянские и владельческие земли (на последних всегда много дела полиции), должен быть отведен так, чтобы стражник мог проехать его из конца в конец в 1 день и чтобы жителей в участке было от 1 до 3 тыс. человек.

Кирсановский уезд мной разделен на 131 участок, и число это, по моему убеждению, не может быть уменьшено без явного ущерба для дела.

Засим, представляя 2 ведомости со сведениями о Кирсановской полиции, имею честь донести Вашему Превосходительству, что карт уезда с нанесенными на них участками сотских и стражников я не представляю, так как земская карта настолько неверна и неполна, что отграничить на ней участки, меньшие целой волости, без пересоставления всей карты невозможно. Вместо этого я выписал в ведомостях наименования всех селений каждого участка, как сотского, так и стражника.
Уездный Исправник Старынкевич.

(Цит. по: Тамбовская полиция в начале XX века: документы и материалы / Сост. Н.В. Токарев. — Тамбов. — С. 15–19.)


Вообще, судя по всему, Кирсанов славился хорошими исправниками. Так, кирсановский исправник Николай Васильевич Волков впоследствии стал Курским полицеймейстером.

Низшие же чины полиции отнюдь не блистали высокими качествами служителей Отечества, о чем свидетельствует следующий документ.

Из записки члена Кирсановского уездного комитета о нуждах сельскохозяйственной промышленности В.Н. Салтыкова о состоянии преступности в уезде и деятельности местной полиции. 5 августа 1902 г.:

Порубки, порча деревьев, воровство в фруктовых садах и продуктов с полей и огородов существуют в широких размерах в нашей местности. Но конокрадство сравнительно ничтожно по своим размерам с другими видами краж, и доходит оно до сведения Правительства только потому, что полиция, относясь обыкновенно беспечно к преследованию воров в других случаях краж, о конокрадстве всегда возбуждает дела.

Хотя конокрадство, вследствие единичных случаев, не представляет особого зла, развращающего население нашей местности, зато с каждым годом увеличивается число порубок в окрестных лесах и мелких предметов домашней утвари, и бывают случаи, когда почти у нищего тащат последний пуд муки, обкрадывают бакалейные лавки, и увозимые товары едва укладываются на нескольких подводах. Иногда в одном и том же селении, в одну и ту же ночь совершаются зараз десятки краж, при чем краденые продукты находят легкий и хороший сбыт.

И, к сожалению, вместо законной кары, которую должен был бы понести виновный за содеянное преступление, он остается безнаказанным, и воровство, не встречая должного возмездия, процветает все более и более.

Чтобы найти объяснения этого печального явления, необходимо рассмотреть его в связи с деятельностью низшей полиции.

Мне случалось наблюдать, что из ста совершившихся краж не более десяти имели производство, ограничивающееся, за исключением выдающихся случаев, только составлением протокола. На этом основании потерпевшие никогда почти не доводят до сведения полиции о похищенном у них имуществе, ибо заранее знают, что полиция, ограничась пустой формальностью, не приложит никаких усилий к розыску виновного.

Я знаю много случаев, когда потерпевший владелец сам выкупал свое имущество у воров, а полиция этого не знала.

Вообще по уголовным делам, возбужденным полицией, сама полиция никогда почти не является в качестве обвинителя, а если и является, то ограничивается только подтверждением изложенного в протоколе, новых сведений к обвинению не добавляет.

Устранение же вышесказанного зла может состояться только при самом тщательном отношении к своим обязанностям низших чинов полиции, когда они не будут ограничиваться одной формальностью при исполнении обязанностей, а всю свою энергию направят на устранение причин, способствующих развитию воровства, с чем, без сомнения, имеют связь и захваты земельной собственности.

В виду изложенного желательно улучшение организации сельской полиции.

(Цит. по: Тамбовская полиция в начале XX века: документы и материалы / Сост. Н.В. Токарев. — Тамбов. — С. 33–34.)


В 1905 г. введена конная полицейская стража. В Кирсановском уезде — в числе 20 конных стражников.

Кирсановским исправником в 1906 г. был А.Ф. Богданов. Вот его рапорт от 27 апреля 1906 г. Тамбовскому губернскому правлению о размещении полиции в уезде.

«Кирсановский уезд, благодаря соседству Балашовского уезда, границы которого соприкасаются с Кирсановским уездом на расстоянии 75 верст, находится в исключительном положении в сравнении с другими уездами нашей губернии. Всем известно, что аграрные беспорядки прошлого года впервые начались в нашей губернии — именно в Кирсановском уезде, куда проникли исключительно из Балашовского уезда. Говорю «исключительно» — потому, что Кирсановский уезд граничит и с Чембарским уездом, Пензенской губернии, на расстоянии 55 верст, но там никаких проявлений к аграрным беспорядкам не было за все время.

Таким образом — судя по бывшим обстоятельствам, да и в настоящее время, то есть — с самого начала весны почти каждую ночь бывают по два по три зарева в Балашовском уезде, — мною обращено внимание главным образом на часть уезда граничащую с Балашовским уездом, где и имеются кадры пешей стражи в 4 местах. Кадры эти состоят не менее 10 человек, некоторые и более; кадры по Балашовской границе можно считать постоянными, передвижение их возможно только в исключительных случаях - при нападениях на какую-нибудь местность. Кроме этих пунктов имеются отряды на границах Борисоглебского уезда в поселке Ржакса — и Тамбовском уезде при селе Никольском, в каждом по 10 человек.

Внутри уезда стража находится в г. Кирсанове отделение из 20 конных стражников и такое же отделение в селе Инжавине и пешая стража по 10 человек при становых квартирах.

Сообщение кадров, находящихся на границе Балашовского уезда, за исключением почто-телеграфных отделений в пунктах их расположения чрез конных нарочных из села Инжавина соединенного Правительственным телеграфом с городом. Кадр в поселке Ржакса может быть оповещен по телеграфу чрез станцию Ржакса Рязано-Уральской железной дороги, находящуюся тут же — в нескольких саженях, а при селе Никольском - через станцию Ломовис Рязано-Уральской железной дороги, расположенную в 3-х верстах от села. Остальные пункты, кроме Инжавина — конными нарочными. Что же касается до передвижения кадров к местам возникновения беспорядков или же соединения их в интересах увеличения сил, то таковые можно произвести при помощи обывательских подвод. Такое передвижение нахожу — единственным и крайне медленным. Заменить это возможно только наличностью постоянных средств в распоряжении Исправника в особенности в период полевых работ.

Вся уездная стража вооружена. Вооружение Урядников и городовых желательно заменить более совершенным оружием, о чем сделано уже представление.

Назначение стражников на более далекое расстояние от места родины всегда имеется в виду при самом назначении их.

Не исключая обще-полицейских обязанностей стражи желательно не всю стражу формировать в кадры, а только в более опасных местах.

Конно-полицейские стражники имеют своих лошадей вполне годных, лошади местные. Участие в приобретение лошадей не требуется, так как имеющиеся кандидаты имеют своих лошадей. Закупка фуража производится артельно самими стражниками под наблюдением Исправника; способ такой заготовки желателен для устранения всяких недоразумений.

Обучение стражи стрельбе и строю и вообще надзор за строевою частью желательно предоставить офицерским чинам корпуса жандармов, но это может быть в действительности повременно, постоянное же обучение команд, как конных так и пеших стражников — необходимо предоставить особо избранным опытным стражникам.

Замена пешей стражи конными хотя не всей желательно или в интересах самого дела, — так и в смысле быстрого передвижения.

Прилагая при сем карту Кирсановского уезда с обозначением пунктов нахождения отрядов и отделений стражи имею честь присовокупить, что по обстоятельствам — пункты их могу менят[ь]ся как собственно по месту нахождения, так и по количеству стражников.
Уездный Исправник Богданов.

(Цит. по: Тамбовская полиция в начале XX века: документы и материалы / Сост. Н.В. Токарев. — Тамбов. — С. 64–66.)

Стражникам угрожали эсеры (с. 79), а сельский сход с. Сергиевского Инжавинской вол. Кирс. уезда постановил стражникам, выходцам из их села, уволиться со службы. Иначе грозились исключить их из общества и лишить земельного надела. (с. 77–78).

Рапорт начальника Тамбовского губернского жандармского управления полковника Семенова Командиру Отдельного Корпуса Жандармов и Департаменту Полиции об убийстве боевиками чинов полиции Кирсановском уезда.
16 августа 1906 г.
Секретно.

В дополнение телеграммы от 15-го сего августа, доношу следующее: 13 сего августа в 8 час. вечера пристав 2 стана Кирсановского уезда Лебедев возвращался с урядником и двумя стражниками из г. Кирсанова в с. Инжавино в становую квартиру.

По прибытию на ст[анцию] Иноковку, с которой идет ветвь на Инжавино, стражник Свиридов доложил Приставу, что на станции находится какой-то ученик реального училища, при котором имеется весьма подозрительная корзина. Пристав Лебедев отдал приказание арестовать этого ученика и взять его с собою для доставления в становую квартиру. Поезд из Иноковки на Инжавино вышел около 8 часов вечера и состоял из трех вагонов. Первый к паровозу 3 класса, в котором следовали, в ближайшем к дверям отделении 3 молодых человека и кондуктор Оссовский. Во втором отделении у окна — арестованный ученик в серого полотна рубашке и темном картузе рыночной работы, против него Урядник Громов, спиной к 1-му отделению, а на других концах скамейки два рабочие или ремесленники из Кирсанова; на маленьких скамейках у противоположного окна псаломщик из с. Инжавина Никольский и какая-то беременная женщина.

Стражник Максимов сидел в конце первой половины вагона. Вагон освещался 2-мя фонарями со свечами. В следующем вагоне 2 класса был Пристав Лебедев, а за ним в вагоне 3 класса находился ехавший на ст[анцию] Земляное повидаться с родными бывший в командировке на одной из станция Тамбовского Железнодорожного Жандармского Полицейского Отделения унтер-офицер Заика. Стражник Свиридов ехал в последнем вагоне.

На 10-й версте между станциями «Иноковский« и »Земляное« урядник Громов заметил, что сидевший против него арестованный ученик делает кому-то знаки по азбуке на пальцах, обернувшись назад он увидел стоявших 3 молодых людей сидевших в первом отделении и разговаривавших такой же азбукой с арестованным, он немедленно дал знать об этом через Громова Приставу, который чрез некоторое время пришел в этот вагон вместе с унтер-офицером Заикой; последний подойдя к фонарю хотел вынуть из него свечу, а Пристав зажег спичку, чтобы осветить лица указанных молодых людей. В это время с и стороны раздалось несколько (как говорят до 20) выстрелов из револьверов »Браунинг«, которыми убиты наповал: унтер-офицер Заика - двумя пулями в правую сторону груди и голову, Пристав одной пулей в грудь, при чем успел пройти через весь вагон и упал у двери которую загородил, и тяжело ранен кондуктор Оссовский; стражник Максимов вынул шашку и хотел наносить злоумышленникам удары, но был убит двумя пулями. Вся публика по остановке поезда, выбежала на полотно; обер-кондуктор Оссовский стоявший в дверях между отделениями раненый обнаружен был под лавкой истекавшим кровью (он отправлен в Кирсановскую больницу). Трупы в с. Инжавино.

Около 7 часов утра 15 августа к месту происшествия подошел экстренный поезд с судебными властями из г. Тамбов, при чем вблизи полотна дороги лежал труб убитого стражника Свиридова; у него оказалось ссадина на лбу и огнестрельная рана сзади под левой лопаткой; при наружном осмотре оказалось, что левый карман брюк выворочен, кабур с револьвером срезан со шнура, в боковом кармане мундира обнаружена книжка, в которой по последней записи видно, что арестованный был ученик 6 класса реального училища Константин Алексеев Алелеков ехавший из г. Тамбова (Управлению известен Алелеков проживавший в Темниковском уезде на заводе Новосильцева). Кобур и поясной ремень обнаружены не далеко, в сторону на подсолнышнике; какие то следы были видны по полю до пара, где затерялись. К розыску убийц и ученика Алелекова приняты меры. О последующем будет донесено дополнительно.
Верно: полковник Семенов.

С. 83–85

Отношение судебного следователя Тамбовского окружного суда 2 участка Кирсановского уезда прокурору Тамбовского окружного суда по поводу нападения крестьян с. Семеновки на полицейских стражников.
28 августа 1906 г.

На предложение Ваше от 23 авг[уста] 1906 г. за № 8878 уведомляю Ваше Высокородие, что обстоятельства при каких совершено нападение семеновских крестьян на стражника Худякова и бывшего с ним другого стражника таковы:

Худяков из с. Инжавинья был командирован на хутор землевладельца ильина (при с. Семеновке) для охраны, где уже был один стражник. Этот стражник в сообщении Кирсановского исправника назван Ларькиным, а после в дознании пристава 2 стана Кир[сановского] у[езда] назван Староверовым. 7 августа с.г. Худяков с своей женой и имуществом выехал на место новой командировки. С ним же отправился и товарищ по этой командировке, т.е. Ларькин или Староверов. Последний как уже живший на Ильинском хуторе должен был Худякову помочь устроиться на новой квартире и указать ее. Под самым почти хутором Ильина, оставалось до него сажень 100, ехавшие вдруг были окружены толпой кр[естья]н человек в 20–30 или несколько более, вооруженных топорами, вилами и кольями. подступившие моментально сорвали с стражников шашки и затем начали рыться в возах (было две подводы): раскрывали сундуки, шарили в белье и искали какой-то «снаряд«. Но никакого снаряда не нашли, а только взяли при этом винтовку, спрятанную в возу и боевых патронов 12 штук и денег 20 рублей. Винтовка была Худякова, а у его товарища винтовка оставалась на квартире на хуторе. Во время обыска и после кр[естья]не кричали: »зачем едете? кого охранять? — вы нас идете бить?!«. Ходяков ответил на это, что едут они служить Царю и Отечеству. — »Нет у нас Царя, мы хозяева земли и платим вам деньги« — кричали мужики. Некоторые из толпы предлагали зарезать стражников, другие бить и очень немногие отпустить. Затем толпа поставила стражников на колени, одного от другого на значительном расстоянии и потребовала от нх подписки, что они не будут больше служить стражниками. Худякову приставили ко рту дуло винтовки, намереваясь стрелять. Худяков отказался выдать подписку, ссылаясь на неграмотность. Чем отказался товарищ Худякова, из дознания и из протокола допроса последнего, не видно. Худяков на предварительном следствии говорил, что он мало видел, что проделывали с его товарищем. В результате кр[естья]не ограничились клятвой стражников, обещавших больше не служить в стражниках. »Если в следующий раз увидим тебя здесь стражником, то живым тебе не быть« - говорили кр[естья]не Худякову. Во время нападения на Худякова, раз пять ударили его, а с обоих стражников содрали погоны, изрезали их и сорвали гербы с шапок. Наконец толпа разошлась. Остались 6 человек, которые вооруженные шашками, винтовкой и отдельно от нее штыком, под своим конвоем проводили до хутора Ильина. Здесь, отыскавши винтовку Ларькина или Староверова, эти 6 человек продолжали издеваться над стражниками, а потом, часа через два, посадили на одну из подвод, нанятых Худяковым товарища его, стражника, приказали ему ехать в с. Карай-Салтыково, на другую сами сели и уехали. »Теперь мы, слава богу, с оружием, любого возьмем кто приедет к нам«, — слышались крики крестьян, когда ими отобрана была винтовка и у Ларькина. Из имущества у Худякова напавшие похитили платки, полотенца, форменную фуражку, а также форменную барашковую шапку. Кроме того, когда освобождали Худяковские подводы из под находившегося на них имущества, кр[естья]не много перекололи посуды. Участвовавшие в совершении нападения на стражников под самым хутором Ильина первоначальным сообщением полиции не установлены. Нападение на стражников произведено было »среди бела дня«, как говорит Худяков.
И.д. Судебного Следователя Владимиров.

С. 85–87.

Представление Кирсановской городской управы тамбовскому губернатору Н.П. Муратову об освобождении городского общественного управления от содержания полицейской команды г. Кирсанова.
13 декабря 1908 г.

Кирсановская Городская Дума, в очередном заседании своем 3-го сего декабря, между другими постановлениями, сделала такое: «ходатайствовать в подлежащем порядке о продлении выдачи городу Кирсанову пособия из средств Государственного Казначейства на содержание городской полицейской команды по ВЫСОЧАЙШЕ утвержденному штату«.

Из предоставляемого при сем в копии доклада Городской Управы означенному собранию по названному вопросу ВАШЕ ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО благоволите усмотреть , что принятие на средства города нового расхода по содержанию полицейской команды для города Кирсанова является крайне обременительным и непосильным.

Весь городской бюджет, достигающий всего лишь 37–38 тысяч рублей в год, составляется из крайне ограниченных скудных источников дохода, каковые использованы в высшем пределе возможности. Город не располаг[а]ет никаким средствами, земельными угодьями, предприятиями, капиталами, могущими служить подспорьем городу.

Городские налоги, специальные сборы так малы и ничтожны по своей сумме, что составляют не более 15% бюджета; все остальное падает на городские оброчные статьи, арендные усадебные места, торгово-промышленные предприятия, прогрессивно повышающиеся в обложении их сборами; — обстоятельство, вызывающее справедливый ропот арендаторов.

В городе — такая масса местных общественных нужд и потребностей, удовлетворить которые Городское Общественное Управление не имеет возможности.

Отсутствие питьевой хорошей воды, достаточного числа учебных заведений, ветхое состояние общественных зданий, требующих капитального ремонта или постройки новых, незамощенные улицы, слабое освещение и друг. — вот те нужды, которые необходимо положительно устранить; а, между тем, город не может никогда скопить по 3–5 тысяч рублей и употребить на свои нужды.

Внесение в смету расходов новой повинности, — уплаты 5760 рублей на содержание городовых, снова лишает город возможности сделать хоть что-либо в области улучшения своего хозяйства, благоустройства и т.п.

Принимая на себя расход, как обязательный для города в силу состоявшегося ВЫСОЧАЙШЕГО повеления, Городское Общественное Управление позволяет себе, однако, просить, чтобы оно было освобождено от этой обязанности.

Представляя настоящее ходатайство ВАШЕМУ ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВУ, Городская Управа имеет честь почтительнейше просить не отказать поддержать таковое ходатайство и своим заключением выяснить крайне тяжелое положение города Кирсанова.
Городской Голова В. Свиридов.
Секретарь Гр. Чулков.

С. 165–167.

Представление кирсановского уездного исправника С.С. Семеникова к награде за задержание бандитской группы.
16 сентября 1909 г.
Список о заслугах чиновника представляемого к награде вне правил.
Звание представляемого к награде.
Кирсановский Уездный Исправник, не имеющий чина из обер-офицерских детей.
В чем состоят совершенные отличия.
Исправник Семенников, лично, во главе небольшого отряда полицейских чинов 25 августа сего года на хуторе Мирионкова, во вверенном ему уезде, задержал шайку грабителей, произведших пред тем ограбление сборщика податей в селе Карай-Салтыкове, причем обнаружение этой шайки всецело составляет заслугу его сообразительности, а самое задержание — его решительности и мужества, так как вооруженные с избытком грабители в числе 4 человек подверглись со стороны предводимой Семенниковым полиции стремительному натиску и, оказав отчаянное сопротивление, были захвачены лишь расстреляв свои патроны, и то не все добровольно.
Во время перестрелки у Семеникова пробито пулей бывшее на нем пальто.
Губернатор [Муратов].
Управляющий канцелярией [Зейдель].

С. 178–179

Журнал присутствия Тамбовского губернского правления о невозможности сокращения штата кирсановской городской полиции о предложению Департамента Полиции.
6 ноября 1909 г.
Административный.
На подлинном г. Губернатором Муратовым написано: «Утверждаю«.
Журнал присутствия
Тамбовского Губернского Правления
ноября 6 дня 1909 года
Слушали:
Доклад: Департамент Полиции отношением от 25 июня текущего года за № 31306, уведомил Тамбовского Губернатора, что при исчислении, согласно закону 31 января 1906 года, числа добавочных городовых полицейских команд Министерством Внутренних Дел было принято в руководство количество населения городских поселений, установленное переписью 1897 года, в тех видах, чтобы перейти к усилению означенных команд постепенно, ограничить такое усиление цифрою не в 20%, как бы следовало, а около 10%. Из имеющихся в делах Департамента Полиции сведений усматривается, что в г. Кирсанове количество жителей со дня переписи 1897 года не только не увеличилось, но даже уменьшилось, именно, по данным, изданным Центральным Статистическим Комитетом в 1906 году (города России в 1904 г.) в названном городе значится жителей 8179 (вместо 9331 переписи 1897 года). В виду того, что изданный МВД для гор. Кирсанова штат полицейской команды по числу положенных чинов, уклоняется от нормы соотношения к населению, определенной законом 31 января 1906 года (1 городовой на 400 жителей). Департамент Полиции просит Губернатора войти в обсуждение вопроса о возможном сокращении состава упомянутой команды и выработанные предположения сообщить Министерству. На требование Губернского Правления о сообщении данных по изложенному вопросу Кирсановский Уездный Исправник рапортом, от 30 минувшего сентября за № 1229, донес, что в 1908 году, по сведениям местной Городской Управы, в г. Кирсанове значилось число жителей обоего пола 9870 человек, таким образом, по сравнению с 1897 годом, когда была произведена всенародная перепись, число жителей города не уменьшилось, а увеличилось, а потому ходатайствует об оставлении ныне существующего в г. Кирсанове штата городовых, в числе 23 человек, без изменения.
Справку: По сведениям Тамбовского Губернского Статистического Комитета, полученным от Кирсановского Уездного Исправника, число жителей обоего пола по гор. Кирсанову было: в 1906 году — 8417, в 1907 году — 10254, в 1908 г. — 10383 человека.
Закон: Высочайше утвержденное 31 января 1906 года мнение Государственного Совета.
Приказали: Рассмотрев обстоятельства дела, Губернское Правление находит, что по переписи 1897 года жителей обоего пола в г. Кирсанове насчитывалось 9331 человек, тогда как ныне, по имеющимся официальным данным, число таких жителей возросло до 10000 с лишним человек в виду чего и согласно закона 31 января 1906 г. предусматривающего назначение одного городового на 400 человек городских жителей, сокращение существующего ныне штата городовых Кирсановской полицейской команды в числе 23 человек, явилось бы не соответственным наличному числу обывателей этого города, а потому Губернское Правление определяет: с препровождением копии с настоящего журнала ходатайствовать пред Департаментом Полиции об оставлении положенного по штату числа городовых города Кирсанова без изменения.
Подп[исали]:
Вице-губернатор Н. Шильдер-Шульднер.
Советник Магнитский.
Вр. и.о. советника О. Шевель.
Скрепил и.д. секретаря Болдырев.
Стар. Делопроизводитель Прозоровский.

С. 179–181.

Рапорт елатомского уездного исправника С.А. Тимофеева Тамбовскому губернскому правлению о своей деятельности в должности начальника кирсановской полиции в период первой русской революции.
22 мая 1910 г.

Во исполнение предписания за № 6086 имею честь донести Губернскому Правлению, что в Кирсановском уезде на должности исправника я не был и двух лет, переведен был осенью 1906 года. то есть когда еще не ослабло так называемое освободительное движение и пришлось напрячь все силы на борьбу как мне лично, так равно и вверенным мне исполнительным чинам полиции, которых у меня было всего пять человек — три становых пристава и два полицейских надзирателя (кандидатов в то время не было), с революционным элементом, при массе дознаний по охране, так за один только 1907 год по охране по моим постановлениям было задержано и заключено в тюрьму 495 человек, более или менее обвинявшихся в важных преступлениях, и при такой массе работы действительно было мало обращено внимания на канцелярский порядок как лично у меня, так равно и исполнительных чинов полиции, а все цело было обращено внимание на розыски и ликвидацию преступного элемента и производство дознаний по политическим делам, при этом считаю долгом доложить, что не задолго пред моим переводом в Кирсановский уезд было много убито полицейских чинов с политической целью, следовательно пришлось прямо занят[ь]ся и этими делами. Что же касается авансов по хозяйственной части, то таковые получались всегда моим помощником и отчетность представлялась ак[к]уратно и все денежные пакеты на имя полицейского управления получались чрез казначейство, а лично мне поступали суммы по переводам либо за охотничьи свидетельства либо от Господина Губернатора на выдачу наград стражникам или исполнительным чинам полиции, каковые тут же и выдавались по принадлежности.
Уездный Исправник Тимофеев.

С. 190–191.

Протокол пристава 2 стана Кирсановского уезда Сысоева о преступной деятельности жителей села Коноплянки
3 апреля 1912 г.

1912 года апреля 3 дня. Пристав 2 стана Кирсановского уезда посредством агентурных сведений выяснил, что крестьянин села Коноплянки, Красивской волости, Кирсановского уезда, Степан Филиппов Агеев имел некоторое участие в убийстве бывшего пристава 2 стана Кирсановского уезда Лебедева, жандарма Демьяна Занко, урядника Свиридова и стражника Максимова и в то же время был ранен кондуктор ж[елезной] д[ороги], дело это было в 1906 году в поезде по Инжавинской ветке. Кроме того Агеев участвовал 1) в изготовлении бомбы для преступных целей, 2) в ограблении церкви села Коноплянки в 1910 году 7 ноября, где кроме денег был похищен сосуд серебряный, 3) учинил из мести несколько поджогов и 4) с чего и началось дознание, был преследован в краже леса у землевладельца Виктора Михайловича Медяник, сознаваясь в означенной краже, Агеев, будучи несколько выпивши, сознался и в поджоге риги у односельца Козьмы Жуколова, этим поджогом отвлек весь народ, ходивший по улице и дал возможность беспрепятственно ограбить церковь. Рассказал, как он с товарищами пробовал готовить бомбы; выяснил о бывших собраниях и митингах и о лицах, скрывавшихся в лесной караулке у Василия Баранова, назвал их приезжими из Саратова, 1) Леонидом Александровичем и 2) Анатолием Аркадьевичем, которые с неизвестными ему товарищами убили пристава Лебедева и бывших с ним трех нижних чинов. Фамилии означенных лиц не знает. При подробных расспросах Агеев в трезвом виде пояснил о вышеизложенных преступлениях следующими словами: хотя при убийстве пристава Лебедева и других я не был, но знаю, что убили Лебедева приезжие люди из г. Саратова Леонид Александрович и Анатолий Аркадьевич с другими мне неизвестными товарищами. Саратовских убийц я знаю потому, что они приезжали к коноплянцам до двух раз и жили по месяцу и больше, первый раз были с женщиной, которая проживала в селе Балыклей (но у кого именно не знает), мужчины имели постоянный притон в лесу Крюченкова и у сторожа Василия Михайловича Баранова, у которого под полом хранились несколько револьверов, привезенные саратовцами. Револьверы они лично видели, их было пять или более, все системы «браунинг«. Во время пребывания саратовцев были постоянно собрания и они учили народ добиваться себе земли и свободы силой и оружием. С названными лицами я был в близких отношениях, часто их посещал с своими товарищами Никитой Александровым Власкиным и Федором Ермолаевым Филатовым. Пред убийством пристава Лебедева и других чинов полиции, саратовцы пригласили меня и других в крюченковский лес, где выпили водки, стала с ними прощаться, благодарили за сочувственное к ним отношение и в заключение сказали, что вы, товарищи, скоро узнаете цель нашего последнего пребывания, услышите о тревоге, которая послужит вам примером, как нужно добиваться земли и воли. В общем саратовцы дали нам понять, что они готовятся убить кого-либо из начальства. Саратовцев они проводили до с. Инжавина, а через день после их отъезда был убит Лебедев и другие чины полиции. Больше по делу убийства я ничего не знаю. Прошу мое показание не оглашать моим товарищам, а если они узнают, то убьют меня. Относительно ограбления церкви мне известно следующее: церковь села Коноплянки ограбил сын церковного сторожа — Иван Емельянов Антипов, который в ту ночь ходил за отца караулить церковь. Узнал я об этом случайно: под престольный праздник »Михайлов день« 7 ноября я был сильно выпивши и по пьянке вздумал отомстить односельцу Козьме Жуколову, который по суду взыскал с меня три рубля. Зажег ригу Жуколова, я вернулся домой, а затем с народом побежал на пожар. Когда совсем затухло, возвратясь домой, от церкви шел довольно быстро мой сосед и кум Иван Емельянов Антипов, поравнявшись со мной, я спросил у него, куда и зачем он идет, Антипов растерялся и при том его очевидно больше смутил сверток, который он нес. Я стал допытываться и в конце концов Антипов сознался, что он похитил сосуд из церкви, просил молчать и никому не сказывать. Тогда я ему в свою очередь тоже открылся, что шесть риг сгорело благодаря мне, между прочим пожар этот был учинен во время, благодаря которого он спокойно и незамеченным похитил сосуд, а поэтому должен поделиться со мной заработком; Антипов согласился и недели через две дал ему пять рублей, пояснив, что сосуд продал в Инжавино еврею Левину, бывший на службе у К[омпании] Зингер за 11 рублей. В нашей церкви хранится дарственный кем-то из богатых помещиков очень дорогой сосуд, который был одно время похищен, но полиция нашла таковой в лесу и теперь благодаря своей ценности стал известен всем ворам, которые замышляют во что бы то ни стало похитить его. Кто был в компании с Антиповым, я не знаю, но, полагаю, участие в ограблении церкви принимал один из братьев Манихиных. Их лом при осмотре подходил к нажимам, сделанным на свечном ящике. Ценный сосуд Антипкин не нашел и по ошибке взял обыкновенный серебряный, почему так дешево пришлось его продать. В 1911 году летом была подожжена рига Матвея Федосеева, от которой сгорели и другие постройки, ригу ту поджигали из мести Никита Власкин и Федор Филатов, но как и когда лучше поджечь они советовались, как близкие товарищи, с ним, пред поджогом выпили бутылку водки, он пошел отнести письмо к Захару Янину для передачи шурину, которое и передал жене Манина — Пелагее, а в это время Власкин и Филатов зажгли Федосеева ригу. Бомбы они, т.е. Агеев, Филатов и Власкин пробовали делать, для чего насыпали в коробку пороха, обматывали бечевой, обливали варом и делали взрывы, но им хотелось выучиться приготовлять такие бомбы, которые могли бы причинять настоящие взрывы включительно до убийства человека, но этого нам не удалось добиться. Больше добавить ничего не могу. Агеев отозвался неграмотным. Показание свое подтвердил в присутствии свидетелей, проживающих в селе Инжавино Евгения Алексеева Микулина неграмотный, а за него и за себя расписался Степан Дмитриев Мазаев. Пристав 2 стана Кирсановского уезда Сысоев.

Имея донесение от псевдонима «Вестник«, мною был командирован в с. Коноплянку конный стражник № 70 Иван Жильников, который был в засаде и мог дословно слышать разговор Агеева с »Вестником«. Слышанное Жильников изложил в донесении на мое имя, которое при сем прилагается. Вестник просит оставить его в секрете до суда, а если возможно освободить из числа свидетелей, донесение его при сем также прилагается. Пристав 2 стана Сысоев.

С. 231–234.

Рапорт офицера уездной конно-полицейской стражи Тамбовской губернии Якобса тамбовскому губернатору Н.Ф. Ошанину о результатах строевых занятий полицейской стражи.
16 августа 1913 г.

Доношу Вашему Превосходительству, что 5-го сего августа я выезжал в Усманский, Борисоглебский и Кирсановский уезды для производства строевых занятий со стражниками, при чем мною были произведены взводные и эскадронные учения, лично выезжал со стражниками, как днем так и ночью, делая расстояния от 24 до 72 верст. Вызывал стражников по тревоге, для выяснения на сколько быстро стражники могут собраться на случай экстренной надобности и насколько выносливы их лошади, вызывая их на расстоянии от 12 до 90 верст. Осматривая новые казармы в Борисоглебском уезде, проверяя переведена ли стража некоторых отрядов Усманского и Кирсановского уездов, у которых помещения не соответствовали своему назначению и вообще проверял правильность несения службы стражников и исполняются ли все циркуляры и приказания Вашего Превосходительства, причем о результатах моей поездки докладываю:

Кирсановский уезд

В два часа дня, 11-сего августа я прибыл в Кирсанов и в 3 часа дня телеграммой по тревоге вызваны были отряды: Оржевский, Кандауровский и Инжавинский.

Оржевский отряд, расположенный в 12-ти верстах от Кирсанова, прибыл в 8 часов вечера, при чем Пристав распорядился чтобы одна лошадь была запряжена в телегу и на этой лошади были привезены в Кирсанов стражнические винтовки и друг[ие] вещи. Отряд пришел без старшего, так как старший, продав лошадь, другую не купил. Выехать на лошади дневального Пристава не позволил старшему, так как он ему был нужен для наблюдения за порядком на базаре. Последнее явление крайне ненормально, так как старший в команде, как непосредственный мой помощник в строевом отношении, наблюдающий за порядком и дисциплине в команде, — несет службу вне расположения команды лишь тогда, когда вся команда куда либо выступает. Эта команда хотя сделала переход всего в 12 верст, — имела лошадей совсем изнуренных, из коих две хромали.

Кандауровская команда, расположенная в 30-ти верстах, прибыла только в 10 часов вечера, также на изнуренных лошадях в составе 6 человек (из 10). Из 4-х отсутствующих — 1 остался дежурным, а три отпущены Приставом за покупкою сена.

Инжавинская команда , которая согласно донесению Кирсановского Исправника в полном составе, расположена в новых казармах в селе Инжавино, на самом деле осталась разбитой на две части, т.е. одна в Инжавино, а другая в селе Лукино (35 верст от Инжавина), прибыла из Инжавина в 12 часов вечера, а из Лукина только на другой день, 13 августа утром.

Такое позднее прибытие стражи по докладу старших мне, произошло потому, что у них в командах обыкновенно остаются только старший и дежурный, а остальные стражники в разных командировках: (дежурный у Пристава, дежурный при арестантском отделении, отправка пакетов и т.п.).

В виду этого по получении телеграммы Приставом, пришлось всех командированных стражников собрать и затем уже отправить в Кирсанов. Оба эти отряда прибыли также на измученных лошадях.

12-го августа мною было произведено взводное и эскадронное учение прибывшим отрядам, при чем городские отряды обучены хорошо, а прибывшие из уезда, совсем не обучены.

При дальнейшей проверке службы стражи в Кирсановском уезде мною замечено, что Кирсановским Исправником игнорируются все распоряжения и циркуляры Вашего Превосходительства и Кирсановский Исправник сознательно не желает их исполнять, несмотря на то, что в мой последний приезд, много было ему сообщено о неисполнении приказаний Вашего Превосходительства.

Так, например, принимаются стражники местные уроженцы из пехотных и артиллерийских частей; есть стражники, которые принимаются на службу без лошадей и есть стражники, которые продав лошадь не покупают себе новую, как те, так и другие не лишаются фуражных денег; принимаются жеребцы и 2-хлетки; разрешается употреблять лошадей в упряжь. (Например, старший стражник Токарев свою лошадь, очень хорошую, дает выезжать в беговых дрожках наезднику). Бракуются лошади единолично Исправником, но не совместно со мной как то предусмотрено журнальным постановлением 8-го февраля с.г. Разрешается стражнику продать лошадь своему же товарищу, при чем первый остается без лошади. Назначаются дежурные при полицейском управлении и в становых квартирах; сопровождают арестантов не верхом и по одному; а также дежурят при арестантском помещении. Командируются по одному к урядникам. Стражники разносят по городу и развозят по уезду пакеты. В Инжавинской команде семьи стражников живут при команде.

На мой вопрос, почему в Кирсановском уезде не исполняются распоряжения и циркуляры Вашего Превосходительства, мне было отвечено, что если их исполнять, то невозможно нести службу.

Считаю долгом доложить Вашему Превосходительству, что в Кирсановском уезде, крайне ненормально, что в самом городе Кирсанове расположен такой большой отряд, как 65 человек, а в уезд разброшены отряды маленькие, всего по 10 человек, при чем от 1-го отряда почти нет никаких командировок, зато как от остальных мелких отрядов постоянные командировки. При обсуждении вопроса по распределению стражи по уезду, я обратил внимание Кирсановского Исправника на ненормальность такого распределения стражи, но Кирсановский Исправник мне заявил, что ему с чисто полицейской точки зрения является необходимым иметь такой большой отряд в городе. Теперь же следя за службой стражников, я пришел к тому убеждению, что подобный порядок расквартирования безусловно вреден и уничтожает отряды в уезде, так как нельзя считать за отряд старшего и дежурного, остающихся в казарме, как то было в Инжавино и других отрядах.
Мне кажется было бы более нормальным оставить в Кирсанове один лишь отряд в 30 человек, а 35-ю стражниками усилить остальные отряды в уезде. Последнее тем более удобно сделать, так как Кирсановский отряд расквартирован в двух помещениях. Что же касается до старших стражников Кирсановского отряда Токарева и Гуськова, то по причинам лично доложенным мною Вашему Превосходительству, присутствие означенных стражников именно в гор. Кирсанове является, по моему мнению, безусловно вредным для службы.
Ротмистр Якобс.

С. 253–260.

Рапорт лебедянского уездного исправника А.Ф. Богданова тамбовскому губернатору А.А. Салтыкову о мероприятиях местной полиции в случае возникновения массовых волнений и беспорядков.
18 апреля 1916 г.
Совершенно секретно

На предписание от 12 апреля с.г. за № 645 имею честь донести ВАШЕМУ ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВУ: возникновению беспорядков предшествует обыкновенно агитация одного или нескольких лиц среди общества. А так как всякая агитация не имеет под собой законной, твердой почвы, что вполне сознает каждый агитирующий то и способ распространения ее медленный: сразу передается не многим лицам и более осторожно, даже секретно, а эти последние в свою очередь в такой же форме передают более близким. И пока агитация коснется общества или большей его части, то за это время, ранее оповещенные лица, собираясь группами, рассуждают по данному вопросу более открыто, что не может не дойти до сведения нижнего чина полиции, который узнав об агитации и лицах агитирующих, немедленно должен доносить Приставу, что всегда и делается а последний Исправнику или Полицеймейстеру, смотря, где происходит.

Исправник, получив сведения, немедленно должен телеграфно донести Начальнику губернии о случившемся, а сам тотчас же отправиться на место с отрядом стражи и несколькими отрядами, смотря по обстоятельствам и месту. Стража необходима, потому что присутствие стражи влияет на психику крестьян, да, наконец, необходима стража и для ареста агитаторов или подстрекателей, чтоб без нее сделать трудно, даже и не возможно.

Там, где беспорядки не вылились в известную форму, Исправник должен собрать сход, предложить крестьянам высказать причины недовольства и на эту тему вести с ними беседу. Конечно, доводы крестьян, как основанные на беспочвенной агитации, при разъяснении и законных доводах всегда приведет их к обратному заключению и, таким образом, дело может заключиться мирным, желательным путем.

Доказываю об этом на основании практики, которую я имел в 1905 и 1906 годах в Кирсановском уезде, будучи там Исправником, где беспорядков было очень много и все они при сказанном способе имели благополучный исход, т.е. не прибегал к оружию.

С. 289–290.

Инструкция кирсановского уездного исправника А.Д. Бурьянова «О порядке действий чинов Кирсановской уездной полиции отдельно и совместно с войсковыми частями, призванными для содействия гражданским властям на случай могущих возникнуть беспорядков«.
19 апреля 1916 г.
Совершенно доверительно
I.
Установить строжайшее негласное наблюдение за настроением населения, с каковой целью урядники, становые пристава и отряды стражи в уезде, а полицейские надзиратели в городе, должны возможно чаще объезжать свои районы, прислушиваться к народной молве и лиц, распространяющих вздорные, волнующие население, слухи, привлекать к ответственности. Строго следить за появлением разного рода агитаторов и за праздношатающимися, под видом странников, лицами, проверять у таких лиц документы и в случае какого либо сомнения или подозрения задерживать их и представлять по принадлежности. О тревожных слухах урядники должны немедленно доносить становому приставу. Составить списки неблагонадежных лиц, за которыми иметь постоянное негласное наблюдение. Малейшие намеки на тревожное настроение пристава должны строго расследовать, выяснив точную причину и в самом зародыше принимать все меры к недопущению беспорядков. О всех тревожных слухах пристава обязаны немедленно и подробно доносить исправнику а последний г. начальнику губернии.

II.
В местах значительного скопления народа как то: во время ярмарок и базаров усиливать наряды полиции, назначая для негласного наблюдения переодетых нижних чинов. На всех ярмарках пристава должны присутствовать лично. Строго следить за недопущением без особой надобности больших скопищ народа.

III.
При возникновении беспорядков в г. Кирсанове немедленно вызывается в помощь городской полиции городской отряд конной стражи и один эскадрон кавалерии в конном строю. Для охраны казначейства, почтовой конторы, кредитных учреждений и электрических станций должны быть наряжены военные караулы. Кроме того принять меры к охране базара и тех торгово-промышленных заведений, которым угрожает опасность погрома. Чины полиции принимают все меры дабы прекратить беспорядки путем уговора и увещаний, стараясь в то же время выяснить виновных и зачинщиков. Если же путем уговора и увещаний не будет достигнуто благоприятных результатов, то беспорядки должны быть прекращены силою оружия, при чем, когда на лицо воинская часть, то уполномочие к прекращению беспорядков, рассеянию толпы или захвату ее передается начальнику прибывшей воинской части.

IV.
В случае железнодорожной забастовки станция Кирсанов немедленно занимается войсками для охраны имущества. Железнодорожные телеграфисты должны быть удалены и заменены правительственными чиновниками. Чины общей полиции оказывают законное содействие чинам жандармской железнодорожной полиции, а при возникновении беспорядков принимают меры к подавлению таковых включительно до употребления оружия. Пристав 2 стана обязан принять меры к охране ст[анции] Инжавино, пристав 4 стана ст[анции] Иноковка и пристав 1 стана ст[анции] Умет. Железнодорожные мосты через реки Ворону и Калаис охранять военным караулом.

V.
В случае беспорядков в уезде становой пристав, выезжая со стражей на место, сию же минуту доносит о том по телеграфу или с нарочным исправнику с требованием, в случае недостаточности своих полицейских сил, высылки в его распоряжение отряда стражи или воинской части. По прибытии на место пристав должен распорядиться об охране правительственных и общественных учреждений, экономий и тех торгово-промышленных заведений, которым угрожает опасность погрома и, стараясь выяснить виновных и зачинщиков, принимает все меры к прекращению беспорядков путем уговора и увещаний. Если же уговоры и увещания не приведут к желательным результатам, то беспорядки должны быть прекращены силою оружия, при чем, когда на лицо воинская часть, то уполномочие к прекращению беспорядка, рассеянию толпы или захвату ее передается начальнику прибывшей воинской части.

VI.
Все исполнительные чиновники обязаны твердо усвоить временные правила употребления полицейскими и жандармскими чинами в дело оружия и правила о призыве войск для содействия гражданским властям.

VII.
Настоящая инструкция по утверждению ее г. начальником губернии, должна быть разослана всем исполнительным чиновникам.
Кирсановский Исправник Бурьянов.

С. 299–302.

Анонимное письмо с угрозами, полученное из действующей армии конным полицейским стражником Сасовского отряда Елатомского уезда М.И. Милюшкиным .
Не позднее 1 февраля 1917 г.
Здравствуй Михаил Иванов.
Спишу увидомить вас о своем здравии что я в настоящее время по милости Божий жив здоров того и вам желаю от Господа Бога всего хорошего вашей такой опасной и трудной жизни. Вот что дорогой Миша прописую вам свои новости новостей нету никаких. Жизнь нам хорошая немного лучше нежели вам вы находитесь в Тамбове а мы у действующей армии а также прописую и про жалование мы получаем 75 копеек а вы семь копеек. Дорогой Миша почему мне пишут из дома писма и в каждом писме пишут что Вы сильно обежаете наших детей и жен и также отцов наших и вдобавок мы приезжаем из Действующей армии на побывку а хотя по вашему вот пуск (в отпуск - Н.Т.) на какие-нибудь несчастные 10 суток и вы с нам(и) обращаетесь хорошо берете и тяните во (а)рестан(т)скую каких то документов вам от нас хотится а у нас сами знаете какие документы х… та яйца и прописую тебе дорогой кровопиец что если получу из дома писмо и будут обижаться что вы их обижаете то бросай зарание свою селедку (шашку — Н.Т.) а то время приближается к вашим большим рашкам (ряшкам — Н.Т.) мне кажется Ваши ряшки кирпича просить Дорогой Миша если будете так делать то мы вас е… вашу в кровину мать то ни одного живого в росии (России — Н.Т.) не оставим все вы прахом вспыхните и незнатными (не узнаешь — Н.Т. ) ты откуда все возьмется
С тем До свид(анья).

Дорогой кровопиец меня звать е… мать фамилия п… кобылина получить сами знаете кому и диктовал сноха Белкин.

(По книге: Тамбовская полиция в начале XX века: документы и материалы / Сост. Н.В. Токарев. — Тамбов: изд-во ТОИПКРО, 2006. — 383 с.)