Герб города Кирсанова

Белка-проказница

Как-то в поисках места рыбалки шел я по смешанному лесу. Любопытная картина заставила меня остановиться. До меня в этом месте побывали рыбаки или охотники и, судя по шкуркам, ели арбуз. А «крышку» арбуза, срезанную с его цветковой стороны, я неожиданно увидел на высокой ветке дуба, удивительнейшим образом уравновешенную мякотью вверх, как ставят тарелки. Это меня поразило. Я заинтересовался: кто же на такое способен? Обвел дерево взглядом и неподалеку, с другой стороны, обнаружил белку с такой же тарелочкой от хвостовой части арбуза. Она, шустро оглядываясь, выедала арбузную мякоть. Картина была завораживающей. Забыв о своем, присел я на траву и стал наблюдать за ней. Расправившись с одной порцией, она сбежала вниз, схватила арбузную корку, на которой еще оставалась мякоть, и снова устремилась вверх на то же место. В первую очередь разгрызла несколько арбузных семечек, но, бросив взгляд на меня, замерла. Не почуяв во мне опасности, доела мякоть, а шкурку довольно далеко швырнула в мою сторону.
— Ах ты, проказница! — сказал я и погрозил ей пальцем. Она будто поняла... и стремглав взвилась на вершину дерева. Дуб этот стоял на отшибе от других деревьев, по кронам метрах в десяти от сосны.

Я вздумал попугать белку. Подошел к стволу и сделал попытку влезть на дерево, а сам не сводил с нее глаз. Белка спустилась на самый длинный сук дерева, пробежала по нему до его тоненькой части, которая могла выдержать ее беличий вес, и вернулась к стволу.

Заметив ее беспокойство, я отошел от дерева. А она сделала стремительный разбег для прыжка, оттолкнулась и, чуть не долетев до сосновой ветви, с высоты, пожалуй, десяти метров шлепнулась на траву.
— Что я наделал?! — мелькнула у меня мысль. И с минуту, пораженный нежелаемой развязкой, стоял, переживая свою вину. Затем решил ее тело принести домой... Подошел, она — без движения. Развязал рюкзак, протянул к ней руку и остановился: белка приоткрыла глаза. Да как прыгнет! И на сосну...
— Вот те раз! — опешил я.
Радостно застегнул рюкзак, собрался уходить. На прощание обернулся, посмотрел вверх: она сидит над головой как ни в чем не бывало. Улыбнулся я и снова погрозил ей пальцем. А она тут же сорвала сосновую шишку и запустила ею в меня. Так нелюбезно и расстались.