Герб города Кирсанова

Старость не в радость

- Вчера пришла к нам 81-летняя беженка Павлова из Гроз¬ного, вернее, имеющая статус вынужденного переселенца, инвалид первой труппы по слуху. В одни сутки вынуждена была собраться старушка и уехать. Она раньше жила в на¬шем городе, а теперь вот поселилась у знакомых.

Мы ее встретили, как могли, успокоили и дали талоны на бесплатные обеды в кафе № 1 до получения пенсии, также бесплатно выдали сахар, масло, муку и крупы. И таких приходят много, - сказал директор Центра срочной социальной помощи населению города Вячеслав Федорович Алтунин.

Итак, я в этом самом Центре. Побеседовав с социальными работниками, захотелось сказать им много самых теплых слов, так как узнала о проявленном милосердии к сирым и обездоленным судьбой.

322 больных, престарелых, одиноких - тех, кто, дожив до старости, не в состоянии обслуживать себя, состоящих на учете. За ними ухаживают 29 чутких, отзывчивых социаль¬ных работников. Да, для обслуживания немощных стариков и старушек нужно поистине благородное сердце. Далеко не всем подряд понравится порой их старческая неопрятность. Чего греха таить, бывает, что и родственники от них воротят нос. И каждому социальные работники приносят вместе с продуктами, лекарствами и другими видами услуг капельку тепла, простого человеческого участия.

Но не все идет гладко, как хотелось бы. По словам В.Ф. Алтунина, некоторые старушки с возрастом становятся кап¬ризными и даже резковатыми. Одной такой сменили семь со¬циальных работников, и все равно никто не может угодить. В положении о Центре срочной социальной помощи сказано, что в случае недоброжелательного отношения, проявления грубости директор имеет право снять престарелых с обслу¬живания. И хотя такие случаи есть, но пока терпят и никого не бросают. У некоторых есть даже родственники, которые находятся только тогда, когда нужно получать наследство. Правда, в последнее время 12 старушкам отказали в уходе, так как у них в городе дети. Могут, конечно, обслуживать и их, но только за плату, а от платных услуг они отказались.

Некоторые престарелые считают, что обслуживать - обя¬занность государства, и с пренебрежением относятся к соцработникам. Они заставляют приносить по десять (!) ведер воды подряд, чтобы отстоялась, или привезти из дальнею ко¬лодца во фляге. Другие даже не пригласят пройти, и стоят помощники у порога. Так что помощь пенить не все научились, хотя для таких вот стариков она пока бесплатная.

Среди социальных работников 37-летняя учительница Зи¬наида Ивановна Кочергина. Не найдя работу в соответствии с образованием, вынуждена пойти на эту, и. как сказала, по¬лучает удовлетворение от того, что нужна людям, принося радость тем, кто в ней нуждается.

Бывают дни, когда сестра, больной уезжает в Тамбов, и она из ложечки кормит 83-летнюю Клавдию Михайловну Фролову с улицы Гоголя. На костылях и 73-летняя инвалид второй группы детства Ирина Гавриловна Струганова, про¬живающая на улице Рабоче-крестьянской, которая жалуется на одиночество и видит в Зинаиде Ивановне человека, с кем можно хоть душу отвести, поделиться.

- Ведь такие люди беспомощны, как малые дети, а потому, конечно, довольны уходом, ждут меня. Тем и живу, хотя ино¬гда среди них встречаются крикуны и строптивые. Хожу к ним три-четыре раза в неделю, а то и ежедневно, особенно когда получаю на них пайки или надо зайти домоуправление, водоканал, - рассказывает Зинаида Ивановна. - А Александре Семеновне Провоторовой и Раисе Петровне Благовещенской помогала рыть картошку. Это в мои обязанности не входит, но сердце не выдерживает смотреть на их согнутые спины.

Более приветлива Валентина Николаевна Лыскова с Со¬ветской. PC тому же она отличная рукодельница - ткет ковры, да какие - загляденье. А одна бабуля, ей 93 года, с плохим зре¬нием, так она меня по голосу узнает. Вот и надо каждому в душу заглянуть, в глаза посмотреть, а у меня, их 11 человек на участке от железнодорожного вокзала до улицы Пушкин¬ской.

- Для облегчения труда есть ли у вас сумка на колесиках? - задаю ей вопрос.

- Нет, дали нам обыкновенную сумку и бидон под молоко на десять литров. И вот мы таскаемся с ними. Тяжело, конечно. Просим еще резиновые сапоги - теперь из грязи ноги не вытащить.
- А если заболеете, к го обслужит старушек?
- Наш начальник смеется: "Не болеть!", Ну а если серьез¬но, то более "тяжелых” обслужат другие на подмене.
- Мне кажется, что престарелым и беспомощным мы нуж¬нее, - говорит она. - Больше всего внимания я уделяю 90-лет¬ней Наталии Дмитриевне Сенаторовой с улицы Буденовской. Она с плохим зрением и более немощная, чем остальные. Как-то меня перевели на другой участок, так она просила, чтобы вернули. А как снова к ней пришла, то обрадовалась, целовала меня, не знала от радости куда посадить. Я уж к ней иду в первую очередь. Чуть задержишься, беспокоится: "Ду¬мала, что не придешь". Хотя бывает, что и не угодишь в чем- то. Уж чего захотела, то по ее только и делаю.
- Привыкли со старушками?
- Пока уходить не собираюсь. Есть и среди них понятли¬вые, желанные. Как-то пришла с флюсом, а супруги Ивано¬вы с улицы Дзержинской 109 меня укоряют: "Зачем пришла, как-нибудь обошлись бы. Себя не жалеешь”. И у меня на ду¬ше потеплело or этих слов.
- За молоком старикам очередь пропускает вас?
- В магазине люди разные. Иногда понимают, что мы сто¬ять не можем, иначе всех не успеем обслужишь. А в другой раз достанешь удостоверение, покажешь, чтобы взять 150 граммов масла бабуле (больше не заказывают), так слышишь недоброжелательное: "В туалет с удостоверением сходи." кто знает, какая судьба сложится у этих злопыхателей. Может, рада будет женщина (если окажется в таком положении), что¬бы глоток воды ей подал кто-то. А на участке моём люди до¬брые. Ждут, благодарят, здоровья желают. Вообще же на дру¬гих иногда попадаются привередливые, отругают : или хлеб не понравился, или мясо с костями, или сахар не сладкий. Так что нам морально трудно, потому участки меняют, иначе для обслуживания отдельных возмущающихся нервы нужны крепкие, - закончила она,
- Лекарства иной раз в аптеке восьми- или двадцатирублё¬вые (есть пока и такие наряду с дорогими) на свои деньги бе¬решь. Стыдно каждый раз к врачу идти рецепт выписывать. - вступила в разговор Валентина Николаевна Михалёва. - Мне муж иногда помогает, на мотоцикле возит. Он и дрова наруби!' (хотя это не входит в перечень услуг). Придёшь к по¬допечной, а она: ’’Валя, ты с Толей? Я про яйца забыла". И идёшь по второму кругу к ним.
- Уходить не думаете?
- Пока нет. Если и уйду, то. наверное, к некоторым бес¬платно буду ходить помогать. За четыре года привыкла, срод¬нилась.

Вот что рассказала специалист центра Валентина Алек¬сандровна Алаторцева:
- Мы стараемся облегчить участь каждого престарелого, о ком узнаём. Как-то нам жители одного из домов написали за¬явление об одиноком 73-летнем инвалиде первой группы по зрению. Комиссия пошла к нему. Живёт он в кошмарных ус¬ловиях. В комнaтe неимоверная грязь, лужи, даже лампочка пристроена на нитке, а газовая плита в коридоре вся заросла. Мне показалось, что измазала гам обувь, больше, чем на улице. Хозяин лежал пьяный. Когда стали ему предлагать, чтобы он поехал в дом-интернат, то запустил в нас калошей. Много мытарств приняли с ним. И в Кирсановское общество слепых обращались, и в милицию, и в поликлинику, ведь не должен же жить так человек. Слепой, вечно пьяный, в грязи и непросыхающей одежде. С женой давно разошёлся, сын погиб в автокатастрофе.

Несколько раз ходили к нему беседовали. Заставали его и с собутыльниками. Но не зря творят: ’’Стучись в дверь и она откроется". Так и здесь, поддался он всё-таки на уговоры Ал¬тунина и председателя ОС Никулина и дал согласие в дом-интернат, где за ним будет уход.

Перед прохождением медицинской комиссии мы отвезли его на машине в баню, отмыли и вот вторично оформили до¬кументы. Теперь ждём для него путёвку. Словом, не бросили человека в беде. Хотя и там будет не мёд, но лучше, чем здесь, - заключила она.

Узнала и ещё о некоторых. Например, пенсионерка-пого¬рельца с Набережной. Ей не отказали, близко приняли к сердцу горе, выделив деньги на покупку кирпича для печи под газ, купили плащ.

Помогли и двум беженцам из Молдовы: матери и сыну, тем более, что у 11-летнего ребёнка язва желудка. По реше¬нию малого Совета горсовета Центр перечислил свыше 30 тысяч рублей в аптеку за лекарство. И подобной помощи ока¬зано попавшим в беду на сумму около четырёх миллионов рублей. Всех, конечно не перечислишь, да и вряд ли это нуж¬но. допускаю, чго помощи недостаточно, ведь и большинст¬во работающих живут, еле сводя концы с концами, во многом отказывают себе, потому как пены на продукты питания и другие товары всё растут. Да что поделаешь, выжить нужно.

.. .Тяжела старческая жизнь. Скрашивают её и облегчают, как видно из рассказанного, социальные работники. Доволь¬ны старики - не брошены на произвол судьбы. Но всё-таки хотелось бы им, чтобы больше времени уделяли одиноким, больным. Иной раз просто посидели бы, поговорили по ду¬шам, рассказали бы, что нового в городе, о знакомых, ведь некоторым надоедают четыре стены, и душа просит обще¬ния. Но, по словам заведующей отделением Ирины Львовны Агафоновой, у каждого социального работника по 10-12 че¬ловек, и они не в состоянии уделить каждому много времени, а численность штата не увеличивают, так что и здесь свои сложности. Но, несмотря на это. все вместе делают благород¬ное дело - помогают тем, кто несколько десятков лет назад, будучи в расцвете сил, как и мы, сейчас, трудился на производстве, воспитывал детей, воевал в годы войны, старался, чтобы жизнь была лучше.

Теперь же пришёл черёд заботиться о них, ветхих стари¬ках. А потому будем к ним помилосерднее, ведь старость ни¬кому не в радость.

В заключении пожелаем быть взаимно вежливыми и по¬допечным и соцработникам. А последним - терпения в об¬служивании трудного контингента. И постоянно помнить, что все мы будем такими, только каждый в своё время.

© А.С. Харламова. Пока живу - помню, пока пишу - живу, 2008 г.