Герб города Кирсанова

Развитие города в XIX - нач. XX вв.

Большинство городских улиц, особенно в старых границах (центр города), появились почти одновременно в начале XIX века, когда стал осуществляться первый генеральный план застройки города Кирсанова, утвержденный в 1804 году. До этого времени новоиспеченный город имел хаотичную застройку со стихийным расположением улиц и переулков.

В “Экономическом описании города Кирсанова”, датируемым 1815 годом, упоминается о двух длинных улицах (Первая и Вторая Голынская) и 13 поперечных - безымянных. Первая и Вторая Голынская улицы шли параллельно друг другу от южной болотистой окраины города вверх, на север в пригородное село Голынщину, названное так по заселяющей его голытьбе. На востоке и западе с городом соседствовали слободы Уваровщина и Шиновка.

Городские избы были, по преимуществу, деревянными, но встерчались и саманные. Крылись дома тесом, дранкой, камышом и даже соломой. Многие такие строения отапливались “по-черному”, т.е. печи не имели дымоходов и дым выходил из жилища через окнонные проемы. Но так как они не были связаны с очагом, то с дымом не уходило тепло, поэтому этот способ отопления требовал меньше дров. К тому же, жилище было избавлено от разных насекомых-паразитов. В таких избах никто никогда не угорал, в отличие от печных с трубами, а дым не “выедал” глаза, потому что подвесной потолок отсутствовал и дым устремлялся вверх под крышу. Оконные проемы после топки затыкались тряпьем, соломой или в них вставляли маленькие рамы, обтянутые пленкой, выделанной из бычьих пузырей. Семьи с достатком заделывали оконные проемы кусочками дорогостоящей слюды и уж самые богачи - дорогими и редкими для того времени стеклами. Наружный свод русской печки мог быть округлым, лежать на такой печке могла разве что кошка. Более привычный в последующее время вариант горизонтального верха печи встречался реже, так как требовал больше кирпича. Хозяева дома могли спать в тепле на полатях - подвесном дощатом помосте, расположенном близко от печи и довольно низко от пола - ниже уровня дыма, скапливавшегося в помещении. Тип очага задавал основы способов приготовления пищи и форму посуды. В русской кухне преобладали вареные, пареные, печеные кушанья, т.к. жарить в русской печке неудобно. Основной емкостью для готовки был горшок, устойчиво стоявший в печке. Хозяйка ставила и доставала тяжелые горшки с помощью ухвата, положенного на каток. Из-за того, что это было нелегко физически, девочек довольно поздно учили стряпать. Русская печка зачастую заменяла баню - в остывающей чисто выметенной топке, прикрытой заслонокой, мылись. Иметь свою баню мог только довольно состоятельный человек. Ведра, корыта, бочки и прочие емкости для воды делались из дерева. Воду носили из колодцев или реки, белье стирали в реке, а гладили с помощью валька и рубеля. В абсолютном большинстве домов были земляные полы. Перед праздниками их выравнивали и мазали жидкой глиной, чтобы было меньше пыли. У богатых хозяев пол из расколотых пополам бревен мог занимать лишь чистую часть жилья,не доходя до предпечья и порога[1].

Со второй половины XIX столетия с появлением кирпичных заводов в городе стали возводиться и каменные строения. Сначала это были казенные учреждения, затем помещичьи и купеческие особняки, торговые заведения (трактиры, кабаки, лавки, магазины).

Строительство железных дорог во второй половине XIX века перенаправило старые важнейшие торговые пути. Местные купцы сумели понять всю выгоду железнодорожного сообщения с крупнейшими торговыми центрами страны и приложили максимум усилий, чтобы вновь прокладываемая ветка Рязань-Саратов прошла именно через Кирсанов. В июле месяце 1868 года было разрешено построить железную дорогу от Тамбова до Саратова, а в августе уездное земское собрание вынесло решение отпустить на это строительство 50 000 рублей. Была организована концессия, которая отпускала кредит на строительство 30 000 рублей. 9 августа 1870 году из Козлова в Умет проследовал первый поезд. В 1871 году 4-го июля первый поезд проследовал уже до Саратова. Железнодорожное сообщение между Тамбовом и Саратовом через Кирсанов было открыто, а город, в свою очередь, получил новый импульс к развитию. По исследованиям экономики Тамбовского края В. Ченслером из торгового села Кирсанова до строительства железной дороги вывозилось 600 тысяч пудов зерна и других грузов в год. По его же сведениям в 1887 году со станций Кирсанов, Умет и Иноковка (тогда село Краснослободское) за год было вывезено более четырех миллионов пудов различных грузов. Хлеб повезли в Москву, в Петербург и за границу.

Строительство железной дороги привлекло в эти хлебные края различные иностранные кампании, не говоря уже об отечественных, закупавших здесь первосортную муку. Поэтому на улицах города стали расти ряды домов, лабазов, хлеботорговых, ссыпных складов, кустарных мастерских и других строений, хозяева которых занялись доходными делами, создавали собственные кампании. Появились в городе и представительства крупнейших русских банков. Улицы города стали носить определенные наименования, иногда - двойные. Причем названия улиц во многом отражали быт и социальный состав города.

Так, с середины XIX века Первая Голынская улица стала носить двойное название. С северного конца до Базарной (позже Соборной) площади (ныне площадь Революции) она именовалась Дворянской, а от площади до железной дороги и далее - Купеческой[2] (после революции эта улица сохранила двойное название, но уже как Рабоче-Крестьянская). Параллельная ей, Вторая Голынская улица с северного конца до Базарной площади называлась Большой (с 1913 года Романовской), а от площади до железнодорожного вокзала Михайловской (после революции вся улица стала называться Советской). Первая поперечная улица в южной части города называлась Железнодорожной (ныне - улица Ухтомского). Следующая поперечная улица к северу, болотистая и в колдобинах, именовалась Грязной. Нынешняя улица Урицкого носила название Нагорной, а Коммунистическая - Мещанской. Улица Красноармейская называлась Тамбовско-Саратовской, так как разными концами выходила на Тамбовский и Саратовский тракты. Нынешняя улица “50-летия Победы” - (ул.Энгельса) ранее носила также двойное название: к западу от Базарной площади, где располагались лесные, дровяные склады и палатки и где купцы торговали досками, поделочными материалами, щепой и т.п., улица именовалась Щепной, а к востоку (от нынешней ул. Советской) - называлась Мясницкой, так как именно здесь жили скупщики скота, мясники, также имевшие лавки и торговавшие мясными продуктами. Гоголевская улица именовалась Почтовой, потому что в конце нее, у кладбища, находилось почтовое заведение с постоялым двором и конюшнями. С внедрением в жизнь нового вида связи - телеграфа, уже перед Германской войной (1914-1918 гг.), улицу стали называть Почтово-Телеграфной. Улица, прилегающая к кладбищу, называлась Кладбищенской, а нынешняя Максима Горького - Косьмодемьяновской (от названия кладбищенской церкви). Пушкинская улица именовалась Старо-Садовой. Здесь появились первые сады в городе. Такие же плодовые сады появились и на соседней улице - нынешней Интернациональной, бывшей Монастырской, примыкавшей к Тихвино-Богородицкому монастырю.

Более чем за сто лет эта обитель трудами всех ее насельниц выросла настолько, что занимала целый квартал в городе. В 1885 году при монастыре была открыта церковно-приходская школа, в 1888-1889 гг. отстроены больничный корпус и богадельня для престарелых сестер. С этого же времени нищие ежедневно получали в монастыре бесплатный обед. Еще в 1873 году монастырь основал сиротский приют (в 1904 году в нем находилось девять девочек от 9 до 13 лет). Все дети состояли на полном обеспечении монастыря и учились в монастырской школе. Всего в 1914 году в монастырской школе обучалось 100 человек[3].

Помимо обширных земельных владений у монастыря имелись пекарня и золотошвейная мастерская. Сестры пряли, вязали платки, шарфы, рубашки, писали иконы и убирали их цветами, делали ризы из фольги, шили гладью по полотну, шили белье, простыни, производили ремонтные работы в домах горожан.

В конце XIX века монастырь приобрел ткацкие станки, а некоторых сестер послали обучаться более высокому мастерству и художеству в столицу. Обитель жила на полном самообеспечении, вступала в торговые отношения. В монастыре делались вещи на заказ. Специально для этого освоили шитье по канве (салфетки), открыли башмачную мастерскую. Мастерская кройки и шитья принимала заказы на светские платья по журналам мод того времени. О качестве производимой продукции говорит тот факт, что в 1900 году на всемирной выставке кустарных изделий в Париже несколько шитых золотом шелковых вещей, сделанных в Кирсановском монастыре, получили главный приз.

В 1914 году в монастыре имелись следующие постройки: Тихвинская церковь с трапезной и нижним храмом, домовая церковь в двухэтажном деревянном больничном корпусе, церковная школа, приют, 16 корпусов, в которых размещались мастерские и келии сестер, хозяйственные постройки, скотный и конный двор, гостиница на 45 человек. По материальной обеспеченности к 1917 г. Тихвинский монастырь занимал второе место среди двенадцати женских монастырей Тамбовской епархии[4].

Значительной была и духовно-общественная деятельность обители. Монастырь был известен как центр высокой духовной жизни в округе, в стенах которого обитали в разные времена прозорливые старицы Евдокия, Варсонофия, Арсения, Тавифа, Апполинария и другие.

С монастырем был связан и главный торговый день города. 26 июня (9 июля по новому стилю) праздновалась “Тихвинская” икона в монастыре, и в городе устраивалась ярмарка. “На мосту скромно стояли две монашки около большой иконы, вероятно, копии с главной, и люди, крестясь, бросали им грошики на тарелку. Справа, на горе, солдатские кирпичные казармы. А налево кладбище, все в зелени. В центре города - деревянная каланча для наблюдения за пожарами, около нее - городской сад для гуляний”, - так описывал наш город митрополит Вениамин (Федченков). Он, будучи еще мальчиком, одно время, учился в Кирсановском уездном училище в конце XIX века.

Помимо Тихвинской ярмарки, оборот которой по сведениям на 1913 год составлял 15000 рублей, 13 и 14 сентября в городе проходила еще и Крестовоздвиженская ярмарка с оборотом на 38000 рублей[5]. Эти ярмарки продолжались не более трех дней и на них съзжались обычно купцы из разных городов с товаром. Торговали сукном, шелковым и бумажным материалом, мелочным и железным товаром, сальными и восковыми свечами, мылом, а крестьяне из своих селений привозили для продажи разный хлеб, глинянную и деревянную посуду, также разный лес, доски, дрань, лубья, лыки, мочалки, телеги, колеса и т.п. С ярмарок Городская Дума по городовому положению собирала в доход города определенную сумму, которую и употребляла в расход 152 статьи того же городового положения.

Обычными базарными днями в городе были вторник и пятница. Сани зимой и телеги летом стояли рядышком оглоблями вверх, так как было тесно. На базар в Кирсанов съезжались как со всей округи, так и с отдаленных мест.

“Нравился он мне, - продолжает о городе митр. Вениамин, - огромный собор с высочайшей колокольней, рядом - “Ильинская” церковь. Кругом площадь в одной стороне и “ряды” - в другой... Чего там не было в этих лавках! Вот чистенькая, хорошо пахнущая воском свечная лавка, тогда еще не было епархиальной монополии на свечи. А рядом пахнет дегтем из “колониального магазина”. Дальше мучная или суконная лавка. На других улицах булочная Ульева, кондитерская немца Яхмана, ах, какие были воздушные пирожки за 3 копейки! Над собором в солнечную жару вились с визгами стаи беспокойных стрижей, без них и город не город. Внизу речушка в сажень шириной - куры бродили через нее. Город заканчивался сзади женским монастырем с высокими белокаменными стенами. Все это было мило, как родное, знакомое...”[6].

В 1861 году численность населения Кирсанова составила 6700 человек[7]. В 1895 году в Кирсанове насчитывалось уже 8389 жителей, в том числе дворян - 285, духовного сословия - 76, почетных граждан и купцов - 1382, мещан - 4280, крестьян - 1217, военного сословия - 821, прочих - 328. В 1897 году по всеобщей переписи с пригородными слободами - 10700 человек жителей. А по данным на 1910 год в самом городе было “душ мужского пола 4888, женского пола 5643”[8]. В 1913 году общая численность городских жителей составляла уже 11185 человек. Увеличение населения вело и к расширению застройки города. К 1913 году в городе было 15 улиц, имелось 1151 жилое здание, из которых 18 - каменные[9].

На углу Базарной (Соборной) площади распологалось здание Земской управы (ныне Дом детского творчества), появившееся по проекту выдающегося зодчего Захарова, который в свое время выполнял заказ правительства по возведению административных зданий в губернских и уездных центрах. Напротив, через дорогу, в большом здании (бывшая 2-я школа) расположились: слева вверху начальная школа для девочек, внизу пожарная охрана; справа вверху Городская Дума и управа, внизу - начальная школа для мальчиков. Здесь же, во дворе, находилась деревянная каланча. Рядом - двухэтажное здание полиции и жандармерии. Неподалеку от Земской управы располагались здание Дворянского собрания, особняки богатых помещиков и купцов Митяева, Жутаева, Трушина.

С 1877 года в Кирсанове имелась земская больница, построенная из красного кирпича. “Красная больница”, как ее называют и до сих пор, - здание добротное, умелой кладки прекрасно сохранилось.

В центре города по Тамбовско-Саратовской улице располагались каменные магазины, кондитерские и другие лавки, разные увеселительные заведения: трактиры и два кинотеатра. На углу Тамбовско-Саратовской и Большой улиц подрядчик Шинкин взялся за строительство Биржи (нынешний Дом торговли). В этом же здании находились гостиница и ресторан “Эрмитаж”, представительство Русского Торгово-промышленного банка, а также гастрономический магазин купцов Свиридова и Тимофеева (в первые годы советской власти это здание заняли отделы уездного исполкома Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов; также, вплоть до 1931 года здесь располагалась биржа труда и совершались гражданские бракосочетания).

В уездном центре не провели еще водопровода. Отсутствовало электричество, зато центральная улица освещалась с помощью 117 керосиновых фонарей. Город ежедневно подметали.

В первое десятилетие XX столетия в Кирсанове расширили производство или вновь появились чугунолитейный, свечной, пивоваренный, сахарный, мыловаренный заводики, спичечная и табачная фабрики, шерстомойки и шерсточесалки, крупорушки, маслобойки, сапожные, портняжные и колбасные мастерские, пекарни и типографии... Купцы Попов, Крылов, Григорьев построили механические мельницы.

Первое электроосвещение появилось в 1909 году, когда на частной мельнице И.С. Григорьева был установлен дизель и для освещения города он давал 100 киловатт электроэнергии. На этой энергии стал работать первый кинотеатр “Модерн”. Также ток получили женская гимназия и несколько купеческих домов. Частная электростанция вскоре появилась и на мельнице купца В.П. Попова.

В 1914 году в городе был возведен элеватор. А в 1917 году в Кирсанове насчитывалось уже шесть промышленных предприятий (132 рабочих), имелось 41 трактирное заведение. Было много винных складов, действовали арестный дом и тюрьма[10].

С начала XX века в городе действовали уездное училище (семь лет обучения) и несколько церковно-приходских школ. В 1903 году открылось реальное училище. Работала также общедоступная библиотека-читальня имени Кривцова, видного просветителя и общественного деятеля, героя Отечественной войны 1812 года. Библиотека-читальня была открыта предводителем дворянства Сергеем Сергеевичем Башмаковым 2 января 1897 года. Другой учредительницей и попечительницей была Софья Николаевна Батюшкова, пожертвовавшая в библиотеку 729 томов.

Помимо реального уездного училища, которое располагалось в здании на Тамбовско-Саратовской улице (ныне здание, принадлежащее интернату), в 1905 году в городе открылась и женская прогимназия. Прогимназия в 1907 году была переименована в Кирсановскую женскую гимназию и расположилась в здании Дворянского собрания. В основном здании размещалось 600 учениц, в дополнительном - 200. Однако в августе 1917 года в одном из зданий случился пожар. Содержатель чайных в Кирсанове Коновалов предложил гимназии арендуемый дом Карвуни. В этой гимназии в свое время училась мать Героев Советского Союза Зои и Александра Космодемьянских Любовь Тимофеевна Чурикова.

В целом, к началу XX века, Кирсанов представлял собой значительный провинциальный город. Это был типичный для России торгово-административный, купеческо-чиновничий и мещанский уедный центр.

© Просветов Р.Ю.
Очерки истории Кирсановского края.

Примечания

[1] Орлова В.Д. Быт жителей Тамбова в XVII — начале XX вв. Машинопись. 1999.

[2] Улица начиналась в районе нынешнего поселка Молоканщина как продолжение дороги, ведущей на луга Воронинской поймы и ее стариц, через которые, впоследствии, были возведены мосты (1-й и 2-й), а через р. Ворону вплоть до начала XX века действовала паромная переправа на с. Чутановку. После прокладки железной дороги, южный конец улицы с застройкой на ней, частью был снесен, а частью стал основой разросшегося здесь пристанционного поселка Молоканщина.

[3] Левин О.Ю. и др. Указ. соч., с. 13.

[4] Там же, с. 16-17.

[5] И пыль веков от хартии отряхнув... Хрестоматия по истории Тамбовского края. Тамбов, с. 124.

[6] Митр. Вениамин (Федченков). На рубеже двух эпох. М., 1994, с. 84-85.

[7] Андриевский А. Описание Тамбовской епархии. Тамбов, 1910, с. 524.

[8] Там же.

[9] Пирожков Г. Кирсановская республика, или Как большевик Шарапов и эсэр Антонов устанавливали советскую власть, каждый свою // Новая Тамбовская газета, 1 сентября 1995 г.

[10] Там же.