Герб города Кирсанова

Просветов Р.
Летопись учительской жизни

А.О. Белоусов

А.О. Белоусов

Сложно найти человека, который бы не запечатлел в своей памяти образ любимого учителя и для которого этот образ не стал бы неким воплощением идеала великого и тяжелого учительского служения. Почти более полувека таким идеалом служили для многих кирсановцев замечательные люди нашего города - супруги Аркадий Онисимович и Елизавета Афанасьевна Белоусовы.

Окончив физико-математический факультет Харьковского университета с дипломом I степени и получив назначение Харьковского Учебного Округа учителем в Кирсановскую женскую гимназию, Аркадий Онисимович Белоусов 15 сентября 1911 года прибыл в Кирсанов.

Его будущая супруга, Елизавета Афанасьевна Федченкова, родом из села Софьинка Кирсановского уезда, закончила с серебряной медалью Тамбовскую женскую гимназию Д.А. Пташник, затем Петроградские Высшие Бестужевские Курсы и преподавала в нашем уездном городке русский язык и литературу. В грозный 1918 год их судьбы переплелись и всю свою жизнь они прошли рука об руку, живя и работая не для себя, а для людей.

Аркадий Онисимович стоял у истоков создания школы № 1 в нашем городе. Но еще задолго до этого, в 1917 году, он избирается председателем Педагогического Совета Кирсановской женской гимназии (предшественницы "первой школы"). Сама гимназия располагалась в бывшем здании Дворянского собрания. Здание выглядело красивым и благоустроенным, имело два балкона, один на улицу, другой во двор. С первых лет существования гимназии (с 1908 г., фактически с 1905 г. как прогимназии) это здание не могло вместить всех желающих в ней обучаться. Поэтому было выделено дополнительное здание по ул. Дворянской (ныне Рабоче-Крестьянская). Однако в 1917 году это здание сгорело и в мае 1918 года на плечи Аркадия Онисимовича легли все труды по переоборудованию и приспособлению для занятий здания нынешнего краеведческого музея.

Кирсановская женская гимназия недолго просуществовала в своем прежнем виде. Осенью 1918 года она была преобразована в Кирсановскую Трудовую Советскую школу 1-й ступени № 2. Председателем по-прежнему был избран А.А. Белоусов. Нелегко создавать и налаживать новый тип школы, но, сплотив вокруг себя дружный коллектив преподавателей бывшей гимназии, Аркадий Онисимович с энтузиазмом принялся за дело. Не обошлось и без серьезных препятствий. Так, в ноябре месяце 1918 г. вскоре после начала учебных занятий Аркадий Онисимович получает распоряжение местного комиссара просвещения: "Предлагаю искоренить преподавание иностранных языков в школе, как элемент, присущий буржуазной школе". Распоряжение было разослано всем школам и выполнено ими. Посчитав вопрос большим и важным, Белоусов отправился прямо в Москву к комиссару Просвещения А.В. Луначарскому. Результатом поездки стала официальная бумага-предписание со штампом комиссара Народного Просвещения за его подписью местному комиссару о необходимости сохранения в программе школ преподавания иностранных языков. Таким образом, школа 1-й ступени № 2, возглавляемая Аркадием Онисимовичем, оставалась единственной в городе, где продолжали преподавать иностранные языки.

Между тем началось время, впоследствии названное "годы разрухи, голода и холода в стране". В марте месяце 1919 года вспыхнули эпидемии страшного сыпного тифа, дизентерии и скарлатины. Здание школы (здание бывшей гимназии) занял военный госпиталь Орловского полка. Занятия прекратились. Госпиталь тут же был забит больными солдатами. В госпитале не хватало медикаментов, питание было очень плохое, смертность была ужасающей. Трупы умерших солдат укладывали штабелями в сарае во дворе школы, а когда набиралось 15-20 трупов, их ранним утром сваливали на сани-розвальни, а потом весной на дроги, прикрывали брезентом и отвозили на кладбище, где сбрасывали в приготовленную яму.

Ни о какой учебе не могло идти и речи. Надо было выжить, и в том числе выжить учителям. Комиссариат Просвещения в это время от жизни школ был в стороне. Считалось, что судьба школы дело самой школы, и начавшие функционировать в 1918-1919 учебном году многие городские школы бесследно исчезли. Положение продолжало ухудшаться: питаться нечем, страшный дефицит всего и вся. Не было даже соли, а вместо сахара употребляли сахарин. Нечем было топить дома, не найти и полена. Деньги обесценивались катастрофически, и счет им шел уже на большие тысячи. О чем тогда думали Аркадий Онисимович и Елизавета Афанасьевна Белоусовы, получившие высокое "дореволюционное" образование? Куда могли приложить свой талант, с кем поделиться? И нужны ли вообще учителя в такое время? Нет, они не отчаивались, так как знали, что тяжелые времена проходят, а вечные ценности остаются, как бы это высоко не звучало.

В преддверии 1 сентября, несмотря на то, что здание школы № 2 было еще занято госпиталем, учителя во главе с Аркадием Онисимовичем обошли родителей учащихся и подали им надежду на возможный выход из положения. Тем временем, последовал приказ местного комиссара "О недопустимости школ в составе 5-ти групп". Другие школы в городе как раз существовали только в составе 5-ти групп, а в школе № 2 их было 10. В жизненность мероприятия не верили, однако делиться на две школы было нужно. Выделенную школу назвали школой 1-й ступени № 5, но все в коллективе продолжали жить общей жизнью. Занятия с учащимися все еще не проводились. Освободившееся от госпиталя здание школы тут же заняла команда 20-го запасного Сибирского полка.

В начале 1920-го года учителям все-таки удалось найти комнату для занятий в доме по ул. Гоголя. Быстро оповестили учащихся, и начали заниматься. Каждый класс занимался два раза в неделю. Не смотря ни на что, школа существовала! Вскоре горжилуправление выделило для школы бывший дом Шлыкова по Нагорной улице (ныне Урицкого), где и разместились 2-я и 5-я школы в трех комнатах. Занимались в три смены. А к концу учебного года освободилось и собственное здание бывшей гимназии. Но опять-таки на это здание оказалось много желающих. Сначала, хотели его приспособить под "Детский дворец", потом отдали детдому. В мае 1921 года здание занял Особый Отдел - штаб по борьбе с антоновщиной.

Через многое прошли в эти годы учителя: не получали зарплату или получали полностью обесцененные деньги; заводили огородики и хозяйства, чтобы как-то выжить; не имея собственного здания, скитались, и учили детей чуть ли не на пальцах, так как не было практически ничего. Карандаши - и то большая редкость.

В конце-концов, переехали в свое законное здание и стали называться семилетней школой № 1. И надо сказать, школа, не смотря на все трудности, была образцовой. Белоусов Аркадий Онисимович оставался бессменным главой этой школы. Его деятельная натура стояла также у истоков первого послереволюционного книжного магазина в городе, он заведовал Кассой взаимопомощи для учителей, входил в Правление уездного отделения Союза работников Просвещения.

В 1923 года школа № 1 первой в городе стала девятилеткой. При школе работало 5 кружков, имелся ученический журнал, клуб и библиотека. В то время школа выполняла большую просветительскую и культурную работу. Устройство вечеров и спектаклей было обязательным ее атрибутом. Этот труд взяла на себя Елизавета Афанасьевна Белоусова. Свою деятельность по руководству постановками с ученической самодеятельностью или силами учителей (пьесы, хор, оркестр, индивидуальное пение, декламация и др.) Елизавета Афанасьевна пронесла через все годы своего жизненного пути в школе.

В 1924-1925 годах учителя и ученики были брошены на "борьбу с неграмотностью". Весной 1927 года школа принимала активное участие в проведении "Дня леса". Учащиеся школы № 1 совместно с учащимися других школ засадили сосной пески за городом около озера Прорва и в правую сторону от старой дороги на Чутановку. В последующие годы учителя и ученики помогали организовывать колхозы в пригородных селах, а затем ежегодно работали на полях этих хозяйств. Не прошли бесследно для Аркадия Онисимовича и Елизаветы Афанасьевны и роковые 30-е годы. Страх, доносы, слежка друг за другом царили в городе.

Но пришла война и много переменилось. Елизавета Афанасьевна была включена в комиссию по встрече и устройству беженцев из мест, близких к театру военных действий, а Аркадий Онисимович введен в редакцию районной фотогазеты (так, видимо, тогда она именовалась). Здание школы в первый же день войны было занято под госпиталь. В распоряжение школы было предоставлено несколько комнат по Советской улице, на втором этаже бывших там магазинов. Зимой комнаты отапливались плохо, в них было холодно, занимались учащиеся, сидя в верхней одежде. В верхней одежде были и учителя. Приборами и разными наглядными пособиями пользоваться было нельзя. Но школа жила, а учителя делали все возможное, чтобы еще помочь и работникам тыла.

Е.А. Белоусова

Е.А. Белоусова

Ярким в общественной деятельности школы были школьные постановки: спектакли, концерты, хор, оркестр. Елизавета Афанасьевна свои ученические кружки: драмкружок, хоровой, танцоров и оркестр объединила в бригаду. Здесь в городе вместе с другими учителями они ходили в военные госпитали, где выступали перед раненными и больными фронтовиками. В летнее время Елизавета Афанасьевна с бригадой и другими учителями выезжала в колхозы, там кое-как устраивались и принимали участие в полевых работах, а вечером своей самодеятельностью доставляли колхозникам душевный отдых в страду. Все учительство объединилось в труде для тыла и поддержке фронта.

Война близилась к победному концу. Вдруг город и уезд молниеносно облетает весть: "Учительница Белоусова награждена орденом Трудового Красного Знамени". Орден награждения в Кирсанове. Такого еще не знали и о таком не слыхивали, и первым орденом награждена учительница.

Позже в 1949 году Елизавета Афанасьевна была также награждена "орденом Ленина", премирована поездкой на Всесоюзную сельскохозяйственную выставку в Москву, была участницей слета учителей-отличников ЦЧО (г. Воронеж).

Но все же не этим она запомнилась своим ученикам-воспитанникам, а тем, что "добрая она была". Когда после продолжительной болезни в 1953 году Елизавета Афанасьевна скончалась, приходили ко гробу матери; плакали безутешно и говорили, что только она могла исправить их детей в школе, которые теперь и работают на благо родины. Приходили простые женщины, кланялись до пола и благодарили её за помощь им в жизни: она поддерживала больных питанием; отдавала бедным одежду. О себе она никогда не заботилась много, желая лишь чем-нибудь помочь другим. А у самой оставалось очень скромное пальто "на ватке".

Один из учеников со слезами говорил о себе, что он сначала был дурным мальчиком, плохо учился; не слушался матери и учителей. Елизавета Афанасьевна мягко подошла к нему и постепенно исправила его. Безутешно плакали ученицы.

Теплые воспоминания о Елизавете Афанасьевне оставил ее родной брат митрополит Вениамин (Федченков). Тепло, с любовью пишет о ней в своих воспоминаниях Аркадий Онисимович Белоусов. Он еще долгое время проработал в "первой школе", а затем описал всю свою учительскую жизнь, назвав свои воспоминания "Из прошлого Кирсановской средней школы № 1". После его смерти эти воспоминания оказались в хранилищах народной памяти - в Кирсановском музее и музее народного образования в Тамбове. Часть этих воспоминаний легли в основу настоящей статьи.

Не мало в нашем городе было замечательных людей, память о которых ушла вместе с памятью помнивших. Благодаря летописи учительской жизни, не растворились в исторической мгле образы и деяния учителей Белоусовых. И помимо сердец, сохранивших тепло, которое им передали эти учителя, хранит их образ простая бумага, желтые страницы которой нам вещают из прошлого.

"Кирсановская газета", № 58, 11 апреля 2003 г.